Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Совсем не золотое руно

14 : 43    |    07.08.2015
Все начиналось с десяти овец. Сейчас их в хозяйстве молодого предпринимателя Максима Саурова четыре сотни

В Тёсово-Нетыльском поселении Новгородского района успешно развивается овцеводство

В числе трёх победителей областного конкурса на получение грантов, выделенных Министерством сельского хозяйства РФ на развитие семейных животноводческих ферм, – наш земляк Максим Сауров. В деревне Заболотье, что близ посёлка Тёсовский, он вместе с матерью Любовью Витальевной разводит овец. На днях мы побывали в этом хозяйстве, чтобы взглянуть на кучерявую «гвардию» и побеседовать с фермером.

Для всех, кто занимается крестьянским трудом, сейчас самая горячая пора. В разгаре заготовка кормов, и Сауров даже дома в Великом Новгороде, где его ждут супруга и двое детишек, бывает редко. Однако в день нашего приезда было пасмурно, накрапывал дождь, какой уж тут сенокос. А потому без угрызения совести мы отняли у Максима Васильевича часок драгоценного времени. Он рассказал, что животноводством занимались и его родители. Именно они в 90-е купили в деревне Заболотье дом и заброшенный коровник с бурёнками, который принадлежал разваливающемуся торфопредприятию. Содержать крупный рогатый скот оказалось делом невыгодным. Сдавать молоко переработчикам было проблематично – от райцентра далеко да и дорога хуже некуда. Потому-то несколько лет назад Сауровы сменили свой крестьянский профиль, и вместо КРС стали разводить овец.

– Максим Васильевич, кому пришла идея создать овцеферму?Романовская порода - легенда отечественного овцеводства

– Это моя инициатива. Во-первых, овцы неприхотливы. Их разведение и содержание не настолько трудоёмко, как коров или свиней. Это значит, что можно обходиться меньшим количеством работников. А с кадрами в нашем посёлке – проблема. Во-вторых, падёж овец гораздо меньше, чем любых других животных. В-третьих, поскольку овцы – животные пастбищные, с кормами забот поменьше. И, в-четвёртых, начать разведение овец можно было с небольшого количества, что мы и сделали. Первые десять овечек приобрели на племенной ферме в Маловишерском районе, потом ещё столько же. Сейчас у нас более 400 голов, причём 150 – маточное поголовье.

– Какими были первые ваши шаги на новом поприще, поддержку ощущали или сталкивались только с трудностями?

– На поддержку всегда можно надеяться, но рассчитывать нужно на себя. В начале двухтысячных годов мы тем более не ждали никаких благ и преференций. Деревня интенсивно умирала, совхозная техника превращалась в металлолом. Животноводческая отрасль не развивалась. Больше всего препон было с оформлением земли. Тогда как раз вышло постановление областной администрации, в котором говорилось, что больше пяти гектаров может взять в аренду только крестьянско-фермерское хозяйство, а мы были ЛПХ. Оформили новый статус и опять указ: когда появляется несколько претендентов на землю, она «уходит» через торги. Этой ситуацией лихо пользовались «чёрные риэлторы». Многим фермерам они вставляли палки в колёса, и нам тоже. Канитель с землёй продолжалась два года.

– Как вы справляетесь с таким стадом?

– Когда у нас было мало овец, где-то до 50 голов, они паслись самостоятельно. Роль главного пастуха выполняла наша коза Милка. Те, кто содержал овец, уже знают, что домашние овцы плохо запоминают свой двор, в отличие от коз, которые прекрасно ориентируются в пространстве. Так вот коза утром уводила стадо на луга, а как стемнеет шла домой, а они за ней. Сейчас выпасом занимаются люди, которых мы нанимаем на весенне-летний сезон. Пока потерь не было, хотя и мишка вокруг пастбища похаживал, и волки подходили.

– А постоянных работников у вас много?

– Пока только один человек, но по условиям гранта мы должны официально создать три рабочих места. Мы к этому готовы, потому что есть поддержка. Кстати, зарабатывают люди по 11–12 тысяч рублей в месяц. Для сельской местности это хороший доход.

– Как вы узнали о возможности получить министерский грант?

– С тех пор, как основали КФХ, сдаём отчёты в департамент сельского хозяйства и продовольствия Новгородской области. Там нам и посоветовали познакомиться с условиями конкурса и принять участие. Почему бы и нет, подумали мы, собираемся ведь развивать свой сельскохозяйственный бизнес. Предоставили комиссии документы и бизнес-план, где подробно было расписано когда, куда и на что планируется расходовать средства. Комиссия выставляла каждому конкурсанту баллы, от количества которых и зависела сумма гранта.

– И на что вы собираетесь потратить деньги?

– Вы же видите, какая у нас техника – ещё советская. Свой срок она уже давно отслужила, поэтому главная задача – модернизировать технический парк, наша техника может встать в любой момент, а под покос – 118 гектаров земли, три гектара картошкой засадили. Механизатора в хозяйстве пока нет. Ремонтом занимаюсь сам, потому что с детства общался с трактористами и разбираюсь в этом деле...

– Как на вашем хозяйстве отразился кризис, почувствовали его?

– С начала моей овцеводческой деятельности корма подорожали ровно в два раза, а килограмм баранины в цене прибавил всего 20 рублей. Как не почувствовать. Техника – трактора, косилки, молотилки – тоже стала стоить вдвое дороже, так что грантовая поддержка весьма кстати.

– Разговаривая с фермерами, которые занимаются овцеводством, я поняла, что одна из больных тем – реализация руна, хотя романовская порода, разведением которой занимается большинство овцеводов, отличается не только хорошими свойствами мяса, но и шерсть имеет качественную.

– Есть такая проблема. Овец стрижём два раза в год, но везти шерсть на валяльную фабрику в Мошенской район накладно, ведь принимают её буквально за копейки. Цена не то, что не способна оправдать транспортные затраты, но выводит на минус. Дело всё в том, что главный заказчик – Министерство обороны РФ – перестроился. Теперь в войсках другая форма – синтетика. Валенки и шинели не нужны. А мы вынуждены сжигать шерсть и шкуры.

– Максим Васильевич, в районном управлении сельского хозяйства мне сказали, что ваша овцеводческая ферма – самая крупная в Новгородском районе, причём развивается успешно. Насколько же рентабельно сегодня КФХ Саурова?

– О рентабельности говорить пока рано. Сегодняшний маленький плюс – совсем не та цифра, которая может придать бодрости новичку и которую он страстно желал бы увидеть. Тем не менее – при правильном подходе – разведение овец может приносит пусть небольшую зато стабильную прибыль. И её впоследствии можно будет пустить на развитие. Всем, кто начинает, желаю удачи и поменьше трудностей!

– И последний вопрос. Вы довольны тем, что занимаетесь сельским хозяйством?

– Это единственное наследство, которое мы ему оставили, и бросить его нельзя, – подключилась к нашему разговору мама Максима, его главная помощница. – Он с самого детства занимается этим. Все школьные годы на каникулах – он здесь. С двенадцати лет – на сенокосе. Другого выбора у него нет. Такая вот жизненная стезя, призвание.
– Или крест, – смеётся Максим Васильевич.

Но даже при первом знакомстве видно, с какой любовью и, что не менее ценно, искренним интересом он относится к делу своей жизни. Изучил столько специальной литературы по овцеводству, что, как сам признаётся, может читать лекции по этой теме. А еще для Саурова ведение хозяйства – полезный опыт в плане дальнейшего развития овцеводства – перспективного, по его мнению, направления в реальном секторе экономики. Перспективного, но только в том случае, если будет фермерам поддержка как со сбытом мяса, так и с реализацией шерсти, ведь теряем же своё «золотое руно»...

Светлана ЛАПТИЙ
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить