Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Такой он человек

09 : 28    |    27.03.2015

В каждом селе, посёлке и в каждой деревне есть люди, готовые совершать благие дела ради своей малой родины

К примеру, для жителей деревни Село-Гора, что в Тёсово-Нетыльском поселении, одной из известных и уважаемых личностей является простой пенсионер Николай Игнатьев – энергичный, инициативный, увлечённый творчеством, вопреки своему вполне солидному 80-летнему возрасту.

Деревянное кружево
Дом, в котором живут Николай Васильевич и его супруга Лилия Романовна, пожалуй, самый приметный в деревне. Он украшен искусной разноцветной резьбой, как будто кружевами. И всю эту красоту сотворил сам хозяин. По совету директора местного Дома культуры Светланы Мельниковой мы решили поближе познакомиться с народным умельцем. Бодрый и улыбчивый, он встретил нас за калиткой своего расписного особняка. В доме была жарко натоплена печка, потому разговор наш происходил на свежем мартовском воздухе, аккурат в день солнечного затмения.

– Расскажите, пожалуйста, про свой дом, – попросила я собеседника. И вот что узнала. Большущий дом – фактически родовое поместье семьи Даниловых, что жили на селогорской земле испокон веку. Кстати, в деревне было некогда всего три древних рода. Кроме Даниловых, ещё Прохоровы да Ивановы. Так вот, возведён дом в 1925 году дядей Николая Васильевича. А уже через два года после постройки владельцев выкинули из фамильного гнезда – в соответствии с линией партии, направленной на избавление «от мироедов». Сейчас их назвали бы руководителями крепкого крестьянского хозяйства, а в те времена такие, как они, значились «кулаками». И, соответственно, попали под «каток» коллективизации и раскулачивания.

Как рассказал Николай Васильевич, не выполнили Даниловы план по продразвёрстке. Не сдали государству обязательную норму сельхозпродукции, хотя и были вполне зажиточными. После Великой Отечественной войны дом хозяевам вернули, а в середине 50-х снова отобрали и разместили там почту и сельсовет. Где же ещё обосноваться местной власти, как не в большом, удачно расположенном доме Даниловых. Он ведь в центре деревни Село-Гора – самый лучший, уцелевший от немецких бомбёжек…

Только в начале девяностых, после реабилитации семьи и суда за возвращение наследства, фамильный дом опять вернули законным владельцам. А Николай Васильевич, выйдя на пенсию, выкупил этот дом у своей родни, переселился сюда с супругой и детьми. И немедленно стал родовое гнездо украшать.

Хочу рассказать о красоте и приметности этого дома. Он будто из народной доброй сказки. Гордо стоит, словно сам собой любуется, и всем, кто мимо идёт, хорошего настроения прибавляет. Замечу, что в русских деревнях всегда было принято украшать деревянной резьбой окна. Вспомните, хотя бы дом своей бабушки, он наверняка тоже был обрамлён деревянным кружевом. Наши рукастые предки создавали шедевры и сами порой того не понимали. Но ведь как точно умели и дерево нужное найти, и обработать его, и выпилить так, что залюбуешься и придёшь в восторг от такого мастерства!

Николай Игнатьев всем деревьям предпочитает сосну. Говорит, и крепкая она, и податливая одновременно. А узоры сам придумывает.

– Помните своё самое первое изделие? – интересуюсь у мастера.

Такой он человек– Когда служил в армии, все ребята с раннего утра бежали на марш-броски, построения, другие боевые задачи выполняли, а я в это время в «красном уголке» рисовал по трафаретам и вырезал деревянные буквы для гимна Советского Союза, солдатской присяги. Формально всё было для наглядной агитации, но я делал это с удовольствием. Это и было началом. Потом всерьёз увлёкся выпиливанием – сначала лобзиком, а потом и на станке. Пока работал, времени на это дело не хватало, а на пенсии – хоть отбавляй!

Надо сказать, что по своей основной профессии Николай Васильевич – учитель физкультуры, и, казалось бы, далёк от творчества. А какие кружева деревянные плетёт! Ещё они с супругой почти двадцать соток земли успевают обработать, правда, как признался собеседник, экзотикой не занимаются. В основном сажают овощи разные, картошку. В саду много яблонь (саженцы сортовые специально заказывали), сливовые деревья.

Женаты Игнатьевы уже более полувека, а чувств своих не растеряли. Лилия Романовна смеётся, мол, оба скорпионы по гороскопу, а уживаемся легко. Двух дочерей вырастили, теперь уже внуки и правнуки есть.

– Всем мы довольны, – говорит Николай Васильевич. – Одно плохо, что нет в деревне телевидения Новгородского. Не ловит, а так бы хотелось знать и видеть, что происходит в области...

Память детства
Как я уже отмечала, возраст моего нового знакомого весьма почтенный. И в детские годы ему с лихвой хватило беды. Он рассказал мне, что красивейшей этой деревне грозило уничтожение. Ему было шесть с половиной лет, когда немцы заняли Село-Гору. А накануне их прихода появился в деревне красноармеец и сообщил, что будет она сожжена и жителям следует уходить в лес. Люди погрузили свои пожитки на подводы и стали уходить по лесной дороге. Над селогорьем действительно закружил самолёт, который и должен был выполнить эту огненную миссию. Но почему-то этого не сделал. Словом, жители вернулись в свои дома.

Николай Васильевич вспомнил, как их семью фашисты переселили в подвал, а сами обосновались в комнатах. И очень любили развлекаться. Привязывали к колышкам консервные банки и колотили этими «музыкальными» инструментами по полу и стенам. А вообще немцы в Село-Горе не зверствовали, понимали, наверное, что ни в чём не виноваты мирные жители. Лютовали они в соседней деревне Заклинье, которую сожгли дотла.

Семью Игнатьевых, как и многих других, отправили в Латвию. Работников латыши выбирали, как товар, только что в зубы не заглядывали.

– Нас сначала никто не брал, – вспоминает мой собеседник. – Кому нужна мать с четырьмя детьми. Но мама моя была женщина работящая и приглянулась одной семье. На хуторе недалеко от Елгавы мы работали. Я всё лето 1943-го пас хозяйских коров. Помню, что и паёк какой-то военный мы получали. Мама отдавала его на общий стол.

Он припомнил, что когда Красная Армия гнала немцев из Латвии, хозяева очень боялись за свою скотину, думая, что отберут. Они просили маму Николая Анастасию сказать, если что, мол, её это коровы. А когда опасность миновала и мы стали собираться домой, вручили нам одного кролика.

– Вот бы собрать подписи всех малолетних узников, угнанных фашистами, и направить самой Меркель, чтобы память освежить, – выдвинул инициативу Николай Васильевич.

Такой он человекНа благо деревни
До Великой Отечественной войны стояла в деревне большая церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Однако в 1943-м снаряд попал в купол и церковь та сгорела. Остались от неё только одни ворота. А в 2009 году сельчане, по инициативе Светланы Мельниковой, взялись за строительство часовни на месте бывшей церкви. Первым шагом стало изготовление макета, который сделали Николай Игнатьев и его друг Виктор Прохоров. Этот макет, кстати, хранится в местном ДК. Потом уже возвели часовенку в натуральную величину. А украсил её резьбой опять же Николай Васильевич. Красивой стала эта мини-церквушка, да не было на ней купола. Так вот Игнатьев взялся и купол изготовить. Красуется теперь часовенка своей макушкой-луковкой, а на днях и ещё один купол – малый – будет установлен над крылечком. Он ещё и для часовни, что в Тёсово-2, купол смастерил. Светлана Дмитриевна, рассказывая мне о своём земляке, особенно подчеркнула, что всю работу Николай Васильевич выполняет исключительно безвозмездно на благо родной деревни и её жителей. Такой он человек!

Светлана ЛАПТИЙ
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить