Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Вскрытие покажет

09 : 29    |    25.07.2014

Жители Новгородского района недовольны тем, что перед погребением стариков направляют на судебно-медицинскую экспертизу

Дело в том, что в апреле прошлого года на областном координационном совете, в котором участвовали представители правоохранительных органов, прокуратуры, следственного комитета и здравоохранения, был принят ведомственный документ, сделавший обязательным судебно-медицинское исследование всех умерших. Порядок, по которому трупы отправляются на исследование, определён тем же постановлением. Как говорится в документе, лица, умершие на дому, подлежат направлению в СМЭ для установления наличия или отсутствия телесных повреждений, в целях исключения криминальных причин смерти. При смерти вне стационара осмотр трупа производит сотрудник правоохранительных органов, который составляет в том числе и направление на вскрытие. Оформление медицинских свидетельств о смерти врачами амбулаторно-поликлинических отделений в подобных ситуациях запрещено.

Из ряда вон
Люди возмущаются: дорого хоронить по-новому, да и волокита.

Звоню по многим телефонам: в Пролетарское, Савинское, Борковское поселения. У всех, кому недавно пришлось хоронить родственников, эмоции сходны, а желания говорить на печальную тему нет. Но главное, что объединяет людей, понёсших утрату близких – раздражение по поводу того, что умершего человека, будь он даже в глубоко преклонном возрасте и с конкретным врачебным диагнозом, приходится везти в Великий Новгород на вскрытие. Упомяну, что уполномоченная по правам человека в Новгородской области Галина Матвеева, отчитываясь перед правительством региона о работе за год, тоже акцентировала внимание на том, что вскрытие тел усопших стариков было одной из наиболее часто упоминаемых тем в обращениях к ней. На областном июньском областном пленуме ветеранов этот вопрос также был одним из самых острых. Заместитель председателя Совета ветеранов войны, труда и правоохранительных органов Новгородской области Юрий Лабутин раскритиковал решение правоохранительных органов – возить престарелых покойников за десятки километров на судебно-медицинскую экспертизу. К тому же, как отметил Лабутин, чтобы вовремя предать тело земле, зачастую приходится ещё и договариваться о сроках проведения исследования.

– Расходы за перевозку умерших возложены на их родственников, что с учётом пенсии в семь-десять тысяч рублей очень накладно, – констатировал  Юрий Анатольевич. Он привел в пример вопиющий случай, когда тело уже захороненной 80-летней старушки в одном из районов нашей области эксгумировали, чтобы проверить, нет ли в этой смерти криминала. Ничего не обнаружили и снова похоронили. Родственники, возмущённые этим фактом, отказались оплачивать транспортировку умершей. Лабутин также выразил надежду, что умерших ветеранов Великой Отечественной войны всё-таки не будут тревожить после смерти, хотя бы из уважения к их заслугам и в преддверии 70-летия Великой Победы. Был озвучен на этом совещании и другой факт. В Боровичском районе умерла учительница 82 лет, уважаемый, заслуженный человек. Так вот её тело доставляли в райцентр на судмедэкспертизу в прицепе трактора, завернув в старенькое одеяло...

Не надо меня потрошить
Чувства пожилых людей понять можно. Вот, например, Зинаида Чернышова из посёлка Пролетарий рассказала, что её муж долго и тяжело болел. Диагноз – рак печени. Полный анамнез, разумеется, был зафиксирован в медицинской карте. Мужчине было 72 года – и он скончался, правда, не в стационаре, а дома.

– Зачем надо было его вести в город на судмедэкспертизу? – недоумевает Татьяна Николаевна. И добавляет, если бы не дети, эту процедуру мне было бы не осилить ни морально, ни материально.

На вопрос «зачем», давал ответ на недавнем заседании областной Думы глава регионального управления полиции Сергей Коломыцев. В ходе вскрытия пожилых людей в нескольких случаях выявлялись признаки насильственной смерти. После этого и было принято решение о том, чтобы проводить экспертизу всех умерших. Однако, если человек тяжело болел, и лечащий врач выдаст заключение о причине смерти, без вскрытия можно обойтись. Избежать этой процедуры получится и в случае, когда человек, ещё будучи в здравом уме и трезвой памяти, письменно выразит свою волю «не вскрывать» и нотариально её заверит.

Председатель районного совета ветеранов Александр Яшин, мнение которого среди жителей нашего района весьма авторитетно, тоже считает, что решение о вскрытии должно быть не принудительным, а добровольным, и принимать его должны родственники покойного, если, конечно, нет явных признаков насильственной смерти. Глумлением, варварством называет процедуру и экс-председатель совета ветеранов Пролетарского городского поселения Вера Королёва. Она даже обращалась по этому поводу к губернатору области Сергею Митину.

– Мы в нашем посёлке не знаем ни одного случая криминального ухода из жизни, – сказала мне Вера Васильевна. – Не убивают у нас за квартиры. И я, например, не хочу, чтобы по чьей-то бюрократической прихоти меня резали и потрошили, – поделилась своими соображениями уважаемая пенсионерка.

Что касается самих патологоанатомов, то они называют себя людьми подневольными – исполнителями. Говорят, прокуратура настаивает на вскрытии. Хотя, когда мы обратились в областную прокуратуру, то получили разъяснение, что законодательно предусмотрены многие ситуации, при которых вскрытие не производится. Например, по религиозным мотивам можно его отменить, также при наличии письменного заявления супруга, близкого родственника или законных представителей умершего. Но этой процедуры избежать невозможно в случаях подозрения на насильственную смерть или, когда не ясна её причина. Даже если пациент умер, находясь в стационаре, но провёл там менее одних суток, вскрытие делать будут. Когда есть подозрение на передозировку лекарственных, диагностических препаратов или смерть наступила от инфекционного, онкологического заболеваний – аутопсии не миновать. А иногда, как говорят медики, манипуляции с телом необходимо проводить уже хотя бы для того, чтобы покойник достойно выглядел в гробу.

Тут же заметим, что судебно-медицинское отделение оказывает как бесплатные, так платные услуги. К первым относятся обмывание, одевание, возложение в гроб и доставка его в помещение для выдачи родственникам, а также хранение тела в морге в течение семи суток. Платные услуги, как раз для придания достойного вида телу, осуществляются исключительно на добровольной основе. Однако жителям Новгородского и других районов области вскрытие в любом случае влетает в копеечку. Доставка на СМЭ и обратно стоит порядка пяти-шести тысяч рублей.

Руководитель департамента здравоохранения Галина Михайлова на ветеранском пленуме, о котором говорилось раньше, сообщила, что в целом по области в год умирает на дому около двух тысяч человек, процедуру вскрытия проходят 70 процентов из них. На сегодняшний день решение о направлении на вскрытие принимает человек, который осматривает тело,  либо участковый, либо следователь или представитель другой силовой структуры. Поэтому медицинский работник выдать справку о смерти на месте просто не имеет права, тем более при наличии направления на вскрытие. Галина Васильевна сказала, что губернатор дал поручение областному департаменту социальной защиты населения проработать вопрос о компенсации за транспортировку умерших к месту исследования. Для этого в областном бюджете придётся изыскать порядка 40 млн. рублей, но делать это нужно, так как число криминальных смертей среди людей старше 75 лет увеличивается.

Похороны – мероприятие само по себе тяжёлое и, думается, власти найдут, наконец, вариант, чтобы не отягощать его ещё больше. Причину смерти – вскрытие покажет. Но, может быть, лучше работать в другом направлении – предотвращать саму возможность возникновения таких вот криминальных смертей стариков.

P.S. Узнав о том, что к публикации готовится материал на «похоронную» тему, меня попросили о встрече несколько пенсионерок из посёлка Пролетарий. Они показали заверенные двумя сотнями подписей несколько писем, адресованных в разные инстанции: в районную, областную администрации, областную прокуратуру, главному Федеральному инспектору по Новгородской области Алексею Карманову. Ответы были, но в них никакой конкретики. Например, из областной прокуратуры сообщают, что Закон «О погребении и похоронном деле» определяет право каждого на волеизъявление о достойном отношении к телу и одновременно об упомянутом уже в тексте постановлении координационного совета – направлять трупы в ГОБУЗ «Бюро судебной экспертизы». Есть по этому поводу и специальное распоряжение областного департамента здравоохранения. Это нам подтвердили в районной больнице посёлка Пролетарий.

– Мы возмущены таким решением, – в один голос заявили мои собеседники. – Сейчас пенсии у стариков неплохие, и родственники, наоборот, заинтересованы в том, чтобы они пожили подольше – хоть какая-то поддержка семье. И добавили о неудобствах, связанных с транспортировкой покойных: о дороговизне, необходимости договариваться о внеплановом вскрытии, чтобы вовремя предать земле тело, а также о том, что из морга покойники сразу отправляются на кладбище. А раньше можно было привезти умершего домой или попрощаться с ним в местном ритуальном зале. И ещё утверждают, что никто не знает, куда писать заявление об отказе от анатомирования. На этот вопрос ответ нам удалось получить. Никаких «властных» адресов, оказывается, не требуется. Просто нотариально заверяется волеизъявление человека с указанием причины отказа от вскрытия. Наверняка подобные вопросы и проблемы возникают в других поселениях. Пишите и звоните в редакцию: 974-022.

Светлана ЛАПТИЙ
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить