Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

С кочергой и лопатой

10 : 02    |    07.02.2014

Из трёх десятков кочегаров в угольных котельных посёлка Тёсовский две трети – женщины.

Говоря о профессии кочегара, сразу представляется топка революционного паровоза и чумазый мужичок с лопатой в руках... На дворе XXI век, а изменилось в этой профессии немного. Ну, может, паровозов уже нет, но все основные атрибуты – черный уголь, лопата и печь – остались незыблемыми. И, главное, тяжелый физический труд, который предполагает эта профессия.

Белый халат сменили на чёрный
В Тёсовском работают три котельные, все – на угле. Когда-то поселок был базой торфоразработчиков, для обогрева использовался лежащий почти под ногами торф. Теперь же и предприятия нет, да и многие здания отключены от сети. Идя по улицам поселка, можно видеть то тут, то там пустые многоквартирные дома – неприглядная картина, но это – наша действительность, и никуда от нее не деться. В других же домах продолжают жить люди, а их дома продолжают обогреваться.

Первый вопрос, который хотелось задать моим милым собеседницам, – кочегарам одной из тёсовских котельных – почему они выбрали такую совсем не женскую профессию. Хотя, признаться, я немного догадывалась, что услышу в ответ.

Вот Марина Кукушкина: кочегарит 16 лет, а по образованию – педагог, долго работала воспитателем в Тёсовском санатории для детей. Галина Петрова раньше жила в городе, работала на ДСК, ее фотография висела на Доске почета предприятия, а сама она была депутатом районного Совета. В 90-х перебралась поближе к корням – в поселок. Ее старшая дочь Наталья Кириллова работала в пекарне. Наталья Тимофеева по образованию –воспитатель, но работы в детском саду нет. Мастер Тёсовского участка Любовь Савельева работала в детском саду поваром и бухгалтером одновременно, но в поселке рождаемость резко упала, детишек в саду стало совсем мало, и зарплата уменьшилась. Кочегар в котельной получал больше, туда она и пошла, как и все остальные женщины. Можно сказать, что погнались они за «длинным» рублем, а уж насколько он велик, расскажем ниже.

В Новгородском районе – 49 котельных, из них на твердом топливе (уголь или дрова) – 12, на природном газе – 33, на пеллетах – 2, на дровяных брикетах – 1, на торфе – 1.

И такая дребедень – целый день
Вот мы в котельной. В помещении тепло, у печек жарко. Кочегарщицы уже загрузили уголь, отложили орудия труда – лопаты, расположились в комнате отдыха, поглядывая, кто это пришел. Мастер Любовь Савельева провела для корреспондента газеты небольшую экскурсию.

В основном в помещении котельной два котла – я бы назвала их большими печками, потому что туда как раз и загружают уголь. Внутри котлов-печек находятся трубы, по которым циркулирует вода. Нагретая вода выходит из котлов по трубам зеленого цвета, идет по теплотрассе на поселок, в дома и батареи, а отдав людям тепло, возвращается обратно в котельную – по синим трубам.

Рядом с котлами – гора угля. С улицы его ежедневно в помещение заталкивает экскаватор.

– Этот уголь девочки лопатами закидывают в котлы. Их два: в первый кидают прямо из кучи, а для второго уголь сначала надо нагрузить в тачку, подвезти поближе, и уже после перекидать. Вес угля в тачке примерно 100 килограммов, да сама тачка металлическая, – рассказала мастер.

После того, как топливо прогорит, остатки нужно выгрести в уже знакомую тачку и вывезти на улицу. Около котельной есть здоровая гора – это и есть шлак, отходы производства тепла.

Вот такой конвейер здесь целый день: загрузили уголь, 10–15 минут отдыха, пока он прогорает, выгребли шлак и пора опять загружать. Для информации, за одни сутки эта котельная поселка потребляет 11 тонн угля!

– Чем-то отличается нынешний отопительный сезон? Все-таки начало зимы было затяжным...

– Отличается углем, – вздохнула мастер. – Хоть и уверяет наше руководство, что он хорошего качества, но работать нам трудно. Никогда не приходилось зимой разбирать котлы, чтобы их почистить, всегда это делали после окончания отопительного сезона. А нынче разбирали каждые две недели, так все забивалось шлаком. Хороший уголь должен быть вот такими пластиночками. А этот сыпучий, как песок. В нем еще встречаются куски породы, так они в печи стреляются. Хорошо, что этот уголь на исходе.

– А нет ли нареканий на тепло в квартирах?

– Нет, наши девочки стараются, топят на совесть. Был тут звонок – женщина жаловалась, что холодно. Я уточняю, сколько градусов в квартире? Оказывается, 21. Но разве ж это холодно?! Тем более, что теплотрасса в поселке старая, чуть подними температуру – трубы начнут рваться.

С кочергой и лопатойОбидели, но духом не упали
О Марине Кукушкиной коллеги отзываются, как о веселом, добром человеке. Она – знатный кулинар, рукодельница, обвязывает всю семью. В молодости, что называется, была «комсомолкой и спортсменкой».

Спрашиваю ее:

– Чем занимаетесь после работы?

– В основном, отдыхаю. Нагрузка физическая такая, что когда поднимаешь рукой чашку с чаем – не ощущаешь ее веса. Только если наполненную трехлитровую банку возьмешь, тогда почувствуешь какую-то тяжесть.

Я шучу, что дамам надо в соревнованиях по армрестлингу участвовать. Моя шутка принимается. Здесь вообще посмеяться любят.

– За годы работы в котельной, что-то изменилось?

– Да. Когда я 16 лет назад пришла сюда, приходилось уголь самим с улицы заносить к топкам, а теперь нам его прямо в помещение подталкивают экскаватором. Сделаны комнаты отдыха в котельных. И душ теперь есть, моемся после смены.

На работе люди проводят большую часть времени, ясно, что им хочется, чтобы даже в котельной было красиво, радовал глаз интерьер. Поэтому стены расписаны растительным орнаментом – такой дизайнерский ход.

На столе в комнате отдыха – журналы с кроссвордами – «зарядка для извилин».

– Как на женщине отражаются такие физические нагрузки? Не болит ли спина?

– Конечно, болит. Сейчас предприятие стало регулярно проводить медосмотры, это уже плюс. У всех поголовно проблемы с позвоночником и по женской части. Таблетку обезболивающую съешь и на смену. А куда деваться? Дома дети и внуки, у некоторых нет мужей.

Да, тяжелый физический труд никому не идет на пользу. Мне рассказали, что и у мужчин такие же проблемы с позвоночником:

– Привезут нам котел, выгрузят его у котельной. А потом наши мальчики берут его и вручную тащат в помещение, там поднимают на фундамент, устанавливают. Трубы на теплотрассе вручную переносят. Откуда тут будут здоровые, почитай все с грыжами…

И тем не менее мастер Любовь Савельева поведала, что желающих на зарплату кочегаров – получают они около 11 тысяч – здесь хоть отбавляй. По меркам города – деньги маленькие, но в поселке больше и не найти.

А тут еще выяснилось, что руководство предприятия «Новжилкоммунсервис», к которому относились котельные до июня прошлого года, «прокатило» с зарплатой, занизив тарифную ставку. Выяснили это случайно от коллег из других районов, когда те подали на обанкротившееся предприятие в суд и выиграли его. Наши же с подачей документов опоздали, отсудить свои кровные не смогли. Люди почувствовали себя обманутыми и обиженными…

… И все же, несмотря на такие проблемы, женщины-кочегары не унывают. Пока я сидела с ними за чашкой чая, они вовсю шутили над своими проблемами – над болячками, начальством, президентом. Говорят, что только так с «шуткой» и нужно жить, не зацикливаясь на неприятностях. А иначе «дело – труба».

***

Возвращаясь к теме неприглядного жилого фонда в поселке Тёсовский, надо отметить, что в этом году здесь планируется построить один дом по программе переселения из аварийного жилья. Нагрузка на сети немного прибавится, но это только радует тепловиков.

Ольга ПАРИЦКАЯ
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить