Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Терем с балконом на Волхов

15 : 51    |    24.06.2011

Если за деревней Мясной Бор свернуть влево, преодолеть несколько километров изрядно разбитой сельской дороги, миновать развалины некогда добротных зданий свиноводческого комплекса, то, к удивлению своему, окажемся в красивейшем месте Новгородского района — в деревне Захарьино.

Она широко раскинулась на живописном берегу Волхова, утопает в зелени садов и удивляет величественными речными пейзажами. А наш маршрут сегодня к Михаилу Вишнякову. Его дом на Набережной покажет любой местный житель, потому что все знают и уважают бывшего директора совхоза «Красный ударник». Этому человеку в свое время удалось возродить «умирающую» деревню и создать крепкое сельхозпредприятие.
В СИБИРЬ ВМЕСТО УРАЛА
Из деревни Ополец Марёвского района — прифронтовой полосы в 1942‑м — решено было эвакуировать всех детей на Урал. Но так получилось, что на одной из станций 12‑летний парнишка отстал от поезда. Когда испуганного Мишу Вишнякова заметили, тут же определили в другой поезд. Ехал вместе с подростками из Ленинградского ремесленного училища — теперь уже в Сибирь. Долгий был путь — почти две недели. Кормили же за всё время только один раз.
— Голодные ребята, из тех, кто взрослее и проворнее, дождавшись остановки, налетали на привокзальные рынки. Сметали всё, что могли, с прилавков местных бабушек и ближайших к станциям садов и огородов, — вспоминает Михаил Викторович. — А потом опять бегом в вагон. Так и доехали до Новосибирска.
Близ города, в посёлке Кривощёково, был так называемый объект № 644, работавший исключительно на оборонку. Туда подростков и направили. Старшие хоть теоретические знания имели, а Михаил — только желание удержаться на заводе, ведь и жильё дали, пусть на чердаке барака (его называли голубятней), и паёк, хоть скудный, но тоже полагался.
— В наставники мне определили опытного электрика Максима Ивановича. Он раскрыл тонкости профессии, а главное — научил, как не погибнуть от удара током, ведь ни о какой технике безопасности в военные годы и речи не было, — рассказывает Михаил Вишняков. — Любой прибор, говорил мастер, надо сначала на наличие заряда проверить, чуть прикоснувшись отвёрткой. Если не «шибанёт», можно и дальше работать.
И работал, и уставал так, что иногда, не дойдя до своей «голубятни», засыпал в подъезде какого-нибудь чужого дома. Позже шефство над смышлёным парнишкой взял сам начальник электроцеха. Относился по-отцовски: разрешал в морозы в цехе ночевать, карточку свою ИТРовскую давал, чтобы тот мог подкрепиться, силы восстановить.
— Новосибирск, где я был до 1945 года, — это первый рабочий опыт, осознание ответственности и встреча с замечательными людьми, за что особая моя благодарность сибирякам, — признаётся собеседник.
«КРАСНЫЙ» ДИРЕКТОР
После войны вернулся юноша на родину, в Марёвский район. Оттуда призвался в армию. Срочную службу проходил на Балтийском флоте, успешно окончив ещё и школу акустиков. Но тянуло всё же к крестьянскому труду. А потому уже через несколько лет вернулся на Новгородчину дипломированным специалистом. Общий стаж его трудовой биографии — 67 лет, а трудовая география — Марёвский, Крестецкий, Демянский, Новгородский районы.
В 1979 году Михаилу Вишнякову предложили возглавить совхоз «Красный ударник».
— Там за последнее время шесть руководителей сменилось, — убеждал секретарь Новгородского обкома Николай Антонов. — Руководит совхозом агроном. Туго справляется…
— Не имею представления об этом хозяйстве, — отнекивался Вишняков.
— А ты поезжай, и сам всё увидишь, — настаивал партийный руководитель.
Когда Вишняков глянул на разруху, которая творилась в Захарьине, заключил, что с этим безобразием действительно придётся побороться. Начал по-хозяйски со строительства дороги, благо областное начальство инициативу поддержало, и деньги были выделены. Второе обязательное дело — обеспечение специалистов сельского хозяйства качественным жильём вместо привычных тогда неказистых бараков.
— Так люди жить не должны, — возмущался новоиспечённый директор «Красного ударника» и в местных, и в высоких министерских кабинетах.
Доказывал, требовал, просил… Приходилось выбивать деньги на строительство, привлекать средства и кадры шефов (в то время шефство было в порядке вещей), техническую документацию заказывать в проектных институтах Москвы и Киева. В результате на улицах Новгородской и Рахманинова выросли современные коттеджи для 40 семей, а ещё появились школа и медпункт. Параллельно строились добротные кирпичные животноводческие корпуса, рассчитанные на 1500 свиней и 600 коров. Это взамен хлипкого хлева, скорее напоминающего шалаш из сказки «Три поросёнка».
— Наконец-то в начале 80‑х совхоз стал работать с прибылью, а люди — жить по-человечески. «Красный ударник» гремел на всю область. Приезжали работать специалисты из других областей и республик. Но в перестроечные 90‑е, когда наверху требовали оптимизации и объединения, животноводческие хозяйства сливались с птичниками, а заготовка кормов полностью легла на плечи сельхозпредприятий, начался развал, — считает Михаил Вишняков.
«Красный ударник» объединили с птицефабрикой «Гвардеец», и получился несуразный «павлино-утко-ёж». Директор понимал, что проект провальный, с болью смотрел, как рушится любимое детище. Не выдержал давления времени и власти. Ушёл на пенсию. Стал в местной школе «трудовиком», благо работать и отдавать знания ученикам ему в радость. Кроме того, что учительствовал, умело и любовно ухаживал за школьным садом, яблоками из которого, почитай, вся деревня угощалась. А ещё вместе со школьниками присматривал и облагораживал по мере сил родовое поместье Рахманиновых — Онег. Сегодня дойти туда уже трудновато, но в собственном саду он по-прежнему — рачительный хозяин, а еще они с супругой Людмилой Григорьевной разводят пчёл…
КАК ДЕРЕВНЮ ОБУСТРОИТЬ
Михаилу Викторовичу — за 80, но силой ума, своими соображениями и советами этот светлый и умудрённый богатым опытом человек готов поделиться с теми, кто действительно хочет трудиться на земле. Он, в частности, считает, что должна существовать некая стройная система в работе, по типу той, что помогала восстанавливать колхозы и совхозы в послевоенные годы.
— Пусть названия должностей и организаций сегодня другие, но суть-то не меняется, — поясняет Вишняков. — А система такая. Председатель колхоза со специалистами заключают договор с МТС на выполнение работ на полях и фермах. Специалисты машинно-тракторной станции (технического центра) обязуются сделать свою часть задания, а руководитель хозяйства рассчитывается с центром или продукцией (будь то зерно, молоко или мясо) на сумму выполненных работ, или деньгами, полученными от реализации товара. А если в каком-то хозяйстве нет работника определенной специализации, то почему бы не создать при этом самом центре резерв кадровой взаимопомощи? При таком подходе земля оживёт…
Это лишь одно из соображений опытного руководителя, а у него их, поверьте, множество.


Фото автора
д. Захарьино

Автор: Светлана ЛАПТИЙ Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить