Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Путешествие в деревню, затерянную в лесах и во времени

14 : 29    |    23.08.2013

Населённого пункта Устье уже давно  нет на карте. Последние жители покинули его в 90-е годы прошлого столетия. Но это место не должно быть забыто, ведь его история связана с известной в Новгороде семьёй Рейхелей.

Несколько лет тому назад в одной из поездок по району мне довелось побывать в деревне Поводьё. Тогда  её жители пожаловались главе администрации района, что здесь не работают телефоны, в случае экстренного случая  ни «скорую», ни пожарную не вызвать, а также просили помочь сделать переправу через реку Ниша, которая делит деревню на две части. Летом ещё кое-как по самодельным мостикам пробирались, а во время весеннего половодья на другой берег можно попасть только на лодках, которые были далеко не у всех. Власти  услышали людей. Приехали, сразу вникли в проблему, старосте вручили мобильный телефон, а вскоре был построен пешеходный мост через капризную речку. Вот тогда мне жители и поведали, что совсем рядом в 3 километрах от Поводья есть заброшенная деревня Устье, где в середине Х1Х века было богатое имение знаменитого мостостроителя Казимира Рейхеля. Здесь он был похоронен в  1870 году на родовом кладбище у церкви Варвары-мученицы.  Рассказанная история заинтересовала. Опять я о ней вспомнила, кода после реконструкции торжественно открывали в Броннице мост через реку Мсту. Первый  постоянный мост здесь был построен в 1837-1842 годах  Казимиром Рейхелем. Потом несколько раз о местной достопримечательности с воодушевлением рассказывали пролетарские краеведы Аза Михайловна Яковлева и заведующая поселковой библиотекой Ольга Ершова. Очень хотелось там побывать. И только этим летом собралась. Ольга Станиславовна как будто ждала звонка, сразу согласилась составить компанию. Но предупредила, что путь туда очень непростой.

Художники, медальеры и строители
Собственно, зачем я туда отправилась? Посмотреть на развалины очередной церкви  –  таких в нашем районе много. Наверно, всё-таки мной руководило желание восстановить справедливость по отношению к семье Рейхелей, так много сделавшей для Новгородчины  и как-то почти совсем забытой соотечественниками.

Один из представителей этой династии Казимир Рейхель  создал себе поистине рукотворные памятники – конструировал и строил мосты,  навесные переправы, прокладывал новые дороги.  Людей, оставивших большой след в истории Новгорода много: Рахманинов, Державин, Достоевский и т.д.  В местах, где они жили и работали или даже просто останавливались на несколько дней, создаются музеи, куда приезжают  туристы со всей России и из-за рубежа. А  вот имя Рейхеля редко входит в тексты экскурсий по Новгородской области. И даже место его последнего пристанища   было осквернено кладоискателями, а скромный, разбитый памятник  долгое время  валялся в вырытой на месте могилы яме. В таком неприглядном виде предстало  захоронение пролетарским краеведам, когда они первый раз пришли туда в 1992 году. Спасибо им огромное, что нашли в себе силы и через год вернулись, но уже с лопатами, рабочими инструментами и подняли памятник, а могилу засыпали, разровняли и посадили цветы.

Вернёмся на 200 лет назад. Представители династии Рейхелей – полуполяки, полунемцы, волею судьбы попавшие в Россию, нашли здесь приют и получили прекрасное образование. Они честно трудились на благо России. Основоположник династии Яков Рейхель работал медальером на Петербургском монетном дворе. Трое его сыновей были очень одарёнными людьми. Старший Яков стал, как и отец, медальером и нумизматом, оставив  после себя уникальную коллекцию монет, средний Карл прославился, как талантливый художник, а младший Казимир окончил  институт путей сообщения в Петербурге. Талант молодого инженера был отмечен ещё в студенчестве, его пригласили на строительство казарм в Пелле, за что он был награждён орденом св. Анны III степени и получил звание поручика. В 1820 году сразу после завершения образования, он участвует в возведении Исаакиевского моста и моста через Обводной канал. А уже в 1821 году Казимир Рейхель назначается в Новгородскую губернию «управлять дирекцией по строительству мостов и дорог по Московскому шоссе». Это была первая и единственная в то время мостостроительная организация в России. Первым её детищем в Новгородской губернии было шоссе Новгород – Шимск, строительством которого руководил Казимир Рейхель. В 1825 году он спроектировал и построил Маловолховецкий мост через рукав реки Волхов. В 1830 году по его проекту был построен один из лучших для того времени в России мост через Волхов, протянувшийся от Детинца к Ярославову дворищу. Он прослужил до 1944 года, пока его не взорвали немцы при отступлении из города.

Волховский мост был замечателен тем, что был первым разводным мостом в России. Венцом инженерной мысли Казимира Рейхеля стал крытый мост через реку Мсту в деревне Бронница. Он прослужил 40 лет и был разобран в 1882 году из-за пришедших в негодность деревянных конструкций, но опоры оказались настолько прочными, что их использовали при реконструкции моста уже в наше время.

За добросовестную и безупречную службу Казимиру Яковлевичу были пожалованы царем деревни Жихново, Поводьё, Шабаново. Для себя он устроил в 3 километрах от деревни Поводьё, в месте слияния рек Ниши и Ольшанки, роскошную усадьбу «Устье», так же стала называться и возникшая рядом деревня.  В этом имении он прожил большую часть своей жизни. У Казимира и его супруги Анны, урождённой Лупандиной, было 10 детей, которые тоже жили и работали в Новгородской губернии. Вместе с сыном Петром Казимир Яковлевич возвел в деревне ряд хозяйственных построек и церковь Варвары Мученицы, а также крупные предприятия: восьмикрылую мельницу, деревообрабатывающий завод, гончарный цех, ставший впоследствии фарфоро-фаянсовым заводом. Однако сын Пётр не обладал предпринимательской жилкой и к концу 1890 года этот завод был продан известному семейству российских фарфорозаводчиков – Кузнецовых. Другой сын – Владимир Рейхель – принимал деятельное участие в организации сельскохозяйственной школы и приюта для детей в имении «Устье», завещав детям-сиротам 4000 рублей. Одно время он занимал должность председателя Новгородского губернского земского управления.

Дорога в Устье
К этой,  уже не существующей на карте деревеньке, мы отправились ранним августовским утром. Начиналось путешествие у дома старожила деревни Поводьё Николая Евстефеева. Он любезно согласился довезти нас до забытой деревни на тракторе, который собрал своими руками из деталей отработавших свой век машин. Когда я первый раз увидела чудо-технику, засомневалась: «А доедем ли мы до места назначения?». Мои опасения оказались совершенно напрасными, за дорогу мы ему не один раз  сказали «спасибо». У временной переправы через Нишу нас поджидали ещё две путешественницы  – Настя и Капитолина, племянница и сестра Николая. В Устье похоронена основательница рода Евстефеевых, поэтому как только выдаётся возможность, они едут туда наводить порядок, заодно ухаживают и за могилой Рейхеля.

Провожаемые любопытными взглядами жителей, выезжаем на дорогу Рейхеля. Несколько сот метров она стелется под колёсами трактора мягким травяным покровом, а у кромки леса её следы совсем теряются. Но Николай, изучивший эти места вдоль и поперёк, легко ориентируется в непролазной чащи по хорошо сохранившимся придорожным канавам. Узнаю, что ещё в начале 80-х вокруг были распаханные поля, а вдоль дороги росли красивые берёзы. Чудо-трактор уверенно движется вперёд, а там, где деревья и кусты встают непреодолимой преградой,  наш провожатый прокладывает дорогу бензопилой. Нам, пассажирам, в кузове прицепа оставалось только успевать уклоняться от веток, хлещущих прямо в лицо. Без проблем преодолели и самый опасный участок пути – глубокий овраг. Впереди показался просвет между деревьями. Наконец-то добрались! Смотрим на часы – 4 километра мы преодолевали почти два часа. Николай весело улыбается и обещает, что обратно помчимся, как по асфальту. И слово своё сдержал, обратно долетели за полчаса.

У Варвары-мученицы
О том, что здесь когда-то была деревня, напоминают только одичавшие яблони с мелкими плодами, кусты акации, сирени да колодец, надёжно укрытый зарослями ивняка – сразу и не найдёшь. Полуразрушенная церковь возникает из-за деревьев неожиданно.  Судя по мощному фундаменту из больших гранитных плит, красивым полукружиям арок и оконных проёмов строилась она основательно и была очень красивой. Кое-где на стенах сохранились следы росписи, рядом на земле лежали металлические оконные решётки, кстати, тоже очень искусно сделанные.

– Да она могла простоять ещё долго, – словно угадывая мои мысли, рассказал Николай. – Но в 60-х годах прошлого века молодые атеисты решили её разрушить, чем она им помешала, непонятно. Маленькая деревня уже тогда приходила в упадок, людей здесь жило мало, в храм ходили только местные бабушки, они за ним и ухаживали. Зрелище после погрома было очень печальное: всю церковную утварь сбросили в воду, по реке плыли старинные иконы. Некоторые из них люди успели спасти и передали в Бронницкую церковь, в том числе и главную икону Варвары-мученицы, но ей и здесь не повезло, её украли.

Рядом с храмом – небольшое кладбище, где и похоронен Казимир Рейхель. Могилу знаменитого мостостроителя разграбили черные копатели. Памятник разбили. К сожалению, не осталось в живых тех, кто мог бы сказать, каким он был изначально. Сохранилась только цокольная часть, на которой видна полустёртая надпись с датами жизни и смерти генерал-майора Казимра Яковлевича Рейхеля: 08.10.1797-26.11.1870 гг.. Недалеко мы нашли большую гранитную плиту, почти полностью вросшую в землю. Но надпись на ней частично сохранилась – имя Анна читалось довольно ясно, и можно было предположить, что здесь была похоронена жена Рейхеля.

Глухариное место… когда-то было
Девственная красота места завораживает, такое ощущение, что здесь никогда не ступала нога человека. Но мои попутчики, по только им известным приметам, уверенно ориентируются в чаще, выходим к двум могучим дубам, раскинувшим ветви над небольшой речкой Ольшанкой.

– Местные жители говорили, что, по преданиям, эти дубы были посажены самим Казимиром Яковлевичем, – рассказывает Ольга Станиславовна. – Также они считали воду реки Ольшанки целебной, так как в ней много серебра.

Николай бесстрашно делает несколько глотков. Правда, наша юная попутчица Настя Дёмина, будущий врач, решительно не рекомендовала это делать. Но умыться и побродить босиком  разрешила.

Темная, на удивление прозрачная, вода и правда взбодрила. После умывания двинулись дальше.

Ольшанка впадает в более полноводную речку Нишу. Николай ещё застал времена, когда в реках водилось много рыбы, а лес не подходил так близко к берегам.

– Это было глухариное место. Птицы сидели чуть ли не на каждом дереве, деревенские ходили сюда охотиться, но ружья были очень дорогими, не каждый мог купить. Орехов много собирали, на всю зиму запасы делали, – вспоминает Николай.

Сегодня эти места облюбовали кабаны, лоси, медведи, а мы видели даже следы рыси.  Ольга Станиславовна два года назад ходила в Устье с пролетарскими школьниками на два дня. Ночью косолапый  их здорово напугал, бродил недалеко от палатки, но всё обошлось миром.

Начинался дождь, временами вспыхивали молнии – пришлось поспешить   в обратный путь.

Хочется надеяться, что когда-нибудь дорогу сюда проложат вновь, может быть, даже появится новый туристический маршрут, пусть даже с элементами экстрима – добираться сюда можно бы было на вездеходе, что современным туристам  очень нравится. Наконец, почему бы волонтёрам не взять под свое покровительство этот уникальный уголок Новгородского района:  интересной работы здесь и для историков, и для краеведов –  непочатый край!

Фото автора

Автор: Евгения АБАШЕВА Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить