Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Сохранять породу — работа тонкая

21 : 28    |    09.08.2013

Заслуженный зоотехник уверена, что самый главный залог успеха — любовь к своей профессии

В июле на портале правительства Новгородской области появилось сообщение о награждении новгородцев правительственными наградами. Среди них — Галина БРЫЗГАЛОВА, помощник генерального директора по животноводству ООО «Новгородский бекон».

Она получила благодарность президента РФ за многолетнюю работу и достигнутые успехи. Мы давно хотели встретиться с Галиной Ивановной, зная, что она — специалист высокого класса и работает в деревне Чечулино на свинокомбинате практически с его основания. Полученная благодарность президента стала хорошим поводом для нашего разговора.

Первая жертва
Встречу мы назначили на субботу, вроде — выходной день. Но не для Галины Брызгаловой. Хотя бы половину дня, но она проведет на рабочем месте — многолетняя привычка классического трудоголика. На мое поздравление с получением благодарности президента Галина Ивановна улыбнулась. Оказывается, документы были поданы давно, приурочены были к ее юбилею, но только нынешним летом благодарность нашла свою героиню!

Галина Брызгалова приехала в Чечулино в 1979 году, когда свинокомбинат только вступил строй и начинал набирать обороты. В постперестроечные годы предприятие вместе со всей страной пережило серьезный кризис, к 2000 году стало банкротом, тогда и пришла сюда группа компаний «Адепт». Предприятие получило название «Новгородский бекон», и у него началась новая история. Руководство не жалело средств на реконструкцию производства, автоматизацию, строило планы и претворяло их в жизнь. Появились новые современные корпуса, репродуктор, комбикормовый завод, начали заниматься выращиванием пшеницы на полях Волотовского района. Общее поголовье свиней сейчас составляет почти 100 тысяч. А в 2000 году было всего 13 000…

И сегодня планы у руководства предприятия большие. Совсем скоро в Волотовском районе «Новгородский бекон» запускает еще одну откормочную площадку на 26 тысяч свиней. Там же собираются заниматься крупным рогатым скотом — мясным или молочным направлениями.

— Жизнь у сельхозников никогда не бывает простой, а сейчас сложная в особенности, — призналась Галина Ивановна. — Только вроде все наладилось, планы на предприятии расписаны до 2017 года. Но за последний год резко увеличилась стоимость сырья для производства комбикормов.  Кроме пшеницы, которую мы выращиваем в Волотовском районе, приходится закупать белковое сырье, шрот соевый, масло. Все компоненты необходимы, чтобы обеспечить полноценный рацион питания. А цена на нашу  продукцию, наоборот, упала. Если еще год назад средняя стоимость килограмма  живого веса была 95 рублей, то сегодня — максимум 75. Рентабельность свиноводства значительно снизилась. На предприятии сложилась критическая ситуация, концы с концами мы сводим, а на развитие средств уже не остается.

Да, первой жертвой вступления России во Всемирную торговую организацию — ВТО — стало как раз свиноводство. С августа прошлого года увеличился ввоз в нашу страну импортного мяса, причем по цене более низкой, чем имеется на внутреннем рынке. Почему у наших продукция дороже? Да потому что находятся они в фазе развития, когда много средств необходимо вкладывать в реконструкцию и строительство новых площадок. В этой ситуации и оказался «Новгородский бекон».

— Другая наша головная боль — африканская чума свиней, которая распространилась по России за последний год. Нам приходится предпринимать серьезные меры профилактики, чтобы не пропустить инфекцию. Пришлось возвести еще один забор вокруг территории комплекса. На въезде — два пропускника, которые обрабатывают машины. Да и сами работники, прежде чем зайти в корпуса к животным, теперь принимают душ. Категорически запрещено проносить на производство продукты питания. Внушаем всем, что эти меры необходимы, контролируем их выполнение. Страшно представить, что произойдет, если африканская чума дойдет до нас. Ведь в России уже есть случаи, когда из-за этой болезни пришлось ликвидировать на предприятии все поголовье. У нас здесь находятся животные всех возрастов, это будет просто крах.

Как ломовые лошади
— Галина Ивановна, кругом сложности, да и запах тут, признаться, не очень… Что вас удерживает в таком специфическом месте?

— Мне кажется, наше поколение было другим, не таким, как нынешнее. Я родом с Вологодчины, закончила там сельскохозяйственный техникум и в 18 лет начала работать. Начало трудовой деятельности было запоминающимся. Во-первых, люди добрейшие, а во-вторых, не забыть их отношение к работе. Просто не люди, а ломовые лошади были. Труд в то время был в основном ручной, надо переносить на себе массу травы, между тем у каждого еще семья, детей — не меньше трех, и свое хозяйство. А ведь все молодые, и повеселиться нам хотелось.

Но трудностями Галину Брызгалову было не напугать. После Вологодчины отправилась в Пестовский район Новгородской области, в совхоз «Рационализатор», там также занимались и свиноводством, и держали крупный рогатый скот. А через десять лет, в конце семидесятых, переехала в Чечулино. В то время сюда как раз и прибыла основная часть работников, большинство сейчас уже на пенсии. А на их месте теперь трудятся… мигранты.

Да, не хочет молодежь идти в животноводство. Зарплаты не столь высоки, чтобы закрыть глаза на специфику. Решили кадровую проблему у доярок, значительно увеличив им зарплату, и там теперь женщины держатся за место. Но и среди них есть приезжие. А что говорить  про операторов на свинокомплексе, где зарплата очень даже средненькая. Приходится пользоваться услугами мигрантов, здесь работают молдаване, узбеки, можно даже увидеть чернокожих — это подрабатывают студенты НовГУ.

Галину Брызгалову, которая отдала животноводству всю жизнь, конечно, беспокоит такое положение дел. А само производство сейчас совсем не такое, как было во времена ее юности: все автоматизировано, ручной труд используется по минимуму. Основная задача оператора — наблюдать за работой автоматики и за здоровьем животных.

— Только на старой площадке у нас пока применяются скребки для уборки навоза, — говорит Галина Брызгалова. — Это, конечно, прошлый век, и в планах есть реконструкция. Но пока экономические возможности не позволяют этого сделать. А что касается запаха… Да, он есть, но я его не чувствую.

Мне-то, непривычной, навязчивый запах просто бил в нос, и еще долго в тот день он меня преследовал.

Бык в четвёртом поколении
В животноводстве действительно все поменялось кардинально. И чувствовалось, что самой Галине Ивановне очень нравится нынешнее производство, когда автоматика сама поддерживает климат в помещениях, контролирует подачу пищи. А с каким интересом она рассказывала о роботах на молочной ферме! Но, по ее словам, пока что в «Новгородском беконе» такого чуда технического прогресса нет, а будет ли — неизвестно:

— Поначалу мне казалось, что  роботы в молочном животноводстве — это дикость. Но побывала в хозяйстве Ленинградской области, увидела, как красиво они работают, и мнение свое поменяла. Все происходит очень нежно, щадяще. А какая чистота! При дойке компьютер сразу определяет маститную корову, и молоко в этом случае отправляется в другую емкость.

На молочной ферме «Новгородского бекона» сейчас 400 коров, линейная доильная установка, которая уже устарела. В планах руководства, как рассказала моя собеседница, — как минимум установить «карусель», и если бы экономика была положительной, это уже сделали бы. Но жизнь вносит коррективы, приходится ждать.

— С кем интереснее работать — с коровами или свиньями? — спрашиваю.

— Подход разный, но интересны оба направления, — отвечает. — Начинается все с маточного стада, с генетики. Сейчас в России племенная работа заброшена, племзаводы развалились. Те, что работают, не в состоянии обеспечить существующие производства. Приходится искать генетику за границей, ведь в любом направлении — мясном или молочном — необходимо заводить со стороны производителей — хряков, быков.  Мы у себя начали плотно заниматься генетикой с 2000 года. Когда подбираем быков, смотрим их племкарточки, там отмечается, какая продуктивность была у их матерей, жирность молока, количество белка. Причем в карточке отмечаются четыре поколения! Оценивается также экстерьер — обхват туловища, постановка ног, окорока. Это очень тонкая работа!

И тоненький слой сала
Наверное, среднее поколение помнит, что мясо еще десять лет назад  продавалось с толстым слоем жира. Все хозяйки просили выбрать кусочек попостнее. И вот мы дожили до времени, когда найти в магазине приличный кусок сала практически невозможно. Мясо изменилось кардинально — в соответствии с нашими потребностями. Галина Ивановна открыла мне секрет исчезновения сала.

— Раньше свинью растили 8—9 месяцев, сейчас откармливаем всего 5,5.  Сало не успевает нарасти, ну и, конечно, это другая генетика.

— А за счет чего животное успевает вырасти за столь короткий срок?

— Корма даем высокоэнергетические. Раньше они были бедными.

Но изменилось не только мясо, изменились и сами животные: они стали более восприимчивыми к болезням, ведь четырехсантиметрового слоя сала, защищавшего их от холода, теперь нет. А лежать им приходится на бетонном полу. Зато люди теперь с повышенным вниманием относятся к температуре воздуха в помещениях с животными. Маленькие поросятки и вовсе лежат на ковриках с подогревом.

Галина Ивановна рассказывала про свою работу настолько интересно, что я начала было жалеть, что в свое время не пошла в зоотехники. Но навязчивый запах… Поделюсь с вами еще одним своим открытием. В год на репродукторе свинья рожает 32—34 поросенка. Если выразить это в количестве мяса, то получится, что от одного животного в год получают 3 тонны. Впечатляет!

К концу разговора я никак не могла отделаться от мысли, что уже рассматриваю свиней не как животных со своими потребностями, желаниями, душой, в конце концов, а как кабачок на грядке или куст смородины, который чем больше подкармливаешь, тем лучше урожай. Не знаю, как к этому относиться. Лучше уж вообще не думать об этом.

А вечером — флора
Какую бы тему мы ни затрагивали в своем разговоре, так или иначе все сводилось к родному предприятию, к экономике, к цифрам. Чтобы немного отвлечься от дел насущных, мы с Галиной Ивановной выбрались в другую ее «вотчину» — на дачу.  По-хорошему позавидовала чечулинцам: дачные участки, как ни крути, а почти рядом с домом. Можно хоть каждый вечер проводить на грядках. Впрочем, дорога к ним — еще та! Одни ямы, даже в сухую погоду на машине ехать по этой дороге мы не рискнули. Прогулялись пешком. Навстречу попалась женщина:

— Галина Ивановна! Как вы розы на зиму укрываете? У вас они такие красивые!

— Обрезаю, укрываю лапником, — поделилась моя собеседница.

Цветы, как оказалось, — ее любовь и отдушина. Четыре сотки буквально утопают в разноцветье: флоксы, мальва, розы… А над ними — усыпанные яблоками ветви деревьев. Да, яблокам нынче в прямом смысле упасть негде — под ногами они везде. Все, что положено, на участке имеется: картошка, тепличка с помидорам и огурцами, кусты смородины.

— Приду после работы домой, поужинаю, и не на диван, к телевизору, ложусь, а на дачу иду, — говорит Галина Ивановна.

Если днем ее мысли занимает фауна, то по вечерам — флора. А еще домашние заготовки на зиму, чтобы было чем потом порадовать внучку Сашу — бабушкину гордость.

— Без развития сельского хозяйства у любой страны нет будущего, — подвела итог нашей беседе Галина Брызгалова. — Трудности, которые сейчас есть у нас, мы обязательно преодолеем. Руководство нашего предприятия — Нисановы Геннадий Борисович и Роман Геннадьевич — смотрят далеко вперед, они найдут выход из сегодняшней ситуации. Все планы должны осуществиться.

Фото автора

Автор: Ольга ПАРИЦКАЯ Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить