Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Имена на обелиске

20 : 58    |    21.06.2013

В прошлом году на гражданском кладбище деревни Кшентицы Ермолинского поселения появился гранитный памятник, на котором золотом выгравированы фамилии жителей деревни, расстрелянных фашистами в 1942 году.

— Перезахоронить земляков и увековечить их память жители деревни хотели сразу после войны, но воспоминания о трагедии тогда были ещё слишком свежи в памяти родных и близких, — говорит Людмила Галаулина, инициатор создания памятника. — Ведь здесь похоронены и совсем молодые ребята. Посмотрите на даты рождения: Иолию Романову было 14 лет, Петру Павлову — 13, Александру Купцову — 17. Второй раз хоронить своих детей — это было бы слишком тяжелое испытание для матерей. Всего здесь лежит восемь человек, имя одного из них так и не установили, он был, скорее всего, из партизан.

Время лечит, и много лет спустя, мы опять вернулись к той мысли. Сделать это оказалось совсем не просто, не было денег, трудно было получить разрешение на перезахоронение. В общем, не один год побегали по инстанциям. Нам очень помогла Ирина Андреева, выпускница Ермолинской школы. Трагическая страница родной деревни потрясла её ещё в школьные годы. Она и принесла первые восемь тысяч рублей. На эти деньги заказали оградку, а потом нашли спонсора и установили памятник.

КАК ЭТО БЫЛО
Жители деревни Кшентицы Тамара Николаевна Борисова и Тамара Михайловна Романова были свидетелями трагедии, которая разыгралась почти 71 год тому назад. Уже в 1941 в деревню пришли немцы, причём обосновался здесь карательный отряд, состоящий из выходцев с Западной Украины и Прибалтики. Чтобы угодить своим новым хозяевам, они проявляли особую жестокость. Часто провоцировали людей, чтобы проверить их лояльность, как они говорили, к новой власти.

— Страшное время, таких ужасов натерпелись, — вспоминает Тамара Николаевна Борисова. — Лизу Маркову, мать пятерых малышей, расстреляли на глазах у детей и жителей деревни только за то, что поделилась куском хлеба с людьми в рваной красноармейской форме. — Оказывается, это были переодетые каратели.

Так же жестоко расправились ещё с одним жителем деревни Иваном Силантьевым. Он не попал в армию из-за больных ног, работал возницей. Однажды к нему подошли люди, представились солдатами, вышедшими из окружения, мол, ищут партизан. Он их предупредил, что в деревне каратели. На том и расстались. А ночью его казнили. Повесили на берёзе почти в центре деревни и несколько дней не разрешали снимать в назидание остальным. Действовали каратели по одному сценарию — спровоцировать, а потом расправиться.

Первым в списке на гранитном обелиске Иолий Михайлович Романов. Это старший брат Тамары Михайловны. И хоть ей в ту пору было всего пять лет, но многое сохранилось в памяти. Жители деревни, как могли, сопротивлялись новой власти. Мальчишки наладили связь с партизанами — передавали в лес еду и оружие. Откуда у мальчишек оружие? В этих местах в начале войны шли ожесточённые бои. На полях сражений осталось много боеприпасов. Ребятишки оружие собирали, приводили в порядок и переправляли в лес.

— Мама часто ругала за это брата, — вспоминает Тамара Михайловна, — но он пообещал, если она будет мешать, уйдёт к партизанам. А нас было пятеро детей, самой маленькой сестрёнке — всего несколько месяцев. Брат был за главного помощника и мужчину в доме. Отец-то ушел на фронт в первые дни войны. Тогда мама по ночам стала ему помогать восстанавливать автоматы.

МАТЕРИНСКИЙ НАКАЗ
Однажды каратели выследили мальчика и арестовали как раз в тот момент, когда он поднимал автомат со дна реки. Так мокрого и отправили его в подвал, где они обычно держали арестованных. В этот же день в руки фашистов попали ещё семь человек — их тоже подозревали в связи с партизанами. Вообще-то у карателей особых доказательств не было. Мало ли — нашел ребёнок автомат, в этом возрасте дети любопытны, а уж мальчишку хлебом не корми, только дай подержать в руках настоящее оружие! Поэтому жители надеялись, что всё обойдётся.

Две недели арестованных держали взаперти. Поначалу к ним даже родственников пропускали. По деревне прошёл слух, что всех скоро выпустят. И хотя уже почти был готов подкоп и до свободы оставались считанные метры, возможностью бежать они не воспользовались. Кроме того, предупредили, что за побег могут пострадать и другие жители. Через день всех по одному расстреляли на другом берегу Веронды. Там же их и похоронили.

— Хоть и прошло столько лет, до сих пор помню, как плакала мама, ей разрешили завернуть тело сына в простыню. Он весь был в синяках и кровавых ссадинах — его сильно били, — рассказывает Тамара Михайловна. — После войны на этом месте мы установили небольшой крест и всей деревней ухаживали за могилой. Но время шло. Уже нет в живых многих свидетелей того страшного времени. Мама стала беспокоиться, что со временем молодое поколение и вовсе забудет сюда дорогу. Поэтому перед смертью завещала мне сделать всё, чтобы останки погибших перенесли на деревенское кладбище. Я очень рада, что в прошлом году её наказ осуществился. Спасибо нашему старосте Виктору Зарубину, Людмиле Галаулиной, главе поселения Надежде Никифоровой и всем, кто помогал.

д. Кшентицы

Фото автора

Автор: Евгения АБАШЕВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить