Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос
Пленка полиэтиленовая черная техническая купить diana-plastik.ru.

Восхождение к своей звезде

15 : 45    |    18.01.2013

Она так хотела посмотреть на эдельвейсы! Эти цветы, схожие с маленькими звёздочками, Евгения Абашева увидела в горах Киргизии ещё в молодости, а в зрелости открыла свою настоящую «Звезду».

РОДИЛАСЬ В СИБИРИ
Небольшой сибирский городок Ишим гремел некогда зимней Никольской ярмаркой и ещё был известен тем, что здесь отбывали свои ссылки декабристы.

Абашевы приехали сюда в начале пятидесятых прошлого века, когда отца семейства, кадрового советского офицера, перевели к новому месту службы. Здесь, в военном гарнизоне, и родилась Евгения. Уже через полгода семья переехала в Тюмень, потом на Западную Украину, затем в Грузию, на Сахалин… Города и гарнизоны мелькали, словно в калейдоскопе. И вот, наконец, первая долгая остановка — Хмельницкая область, город Изяслав. Отсюда, как говорится, можно и поподробнее.

Женя училась в местной русской школе, но за её порогом шла обычная жизнь с её традиционным укладом и общением на «ридной украинской мове». Когда после демобилизации отца семья Абашевых обосновалась в Новгороде, именно этот особенный говорок вызывал улыбки и насмешки одноклассников.

— Все ребята посмеивались, когда я отвечала у доски, — вспоминает Евгения Николаевна.

Я РУССКИЙ БЫ ВЫУЧИЛ ТОЛЬКО ЗА ТО…
…что им разговаривал Греков, — могла бы продолжить она.

Ведь именно благодаря Александру Петровичу Грекову Евгении удалось вновь научиться чистому русскому языку. Как раз в то время, когда только начались работы по восстановлению фресок церкви Спаса Преображения на Ковалёве под руководством Грекова, на раскопки попросились две подруги — Тамара и Женя.

— Самой церкви не было — только четырёхметровый курган, — вспоминает Евгения Абашева. — Но у Александра Петровича, а вместе с ним работала и супруга Валентина Борисовна, была своя отработанная методика возрождения из руин иконописных шедевров.

Нам работа на раскопках нравилась ещё и потому, что было приятно общаться с таким образованным, эрудированным человеком, художником, архитектором. Александр Петрович реставрировал иконы в Московском Кремле, в новгородских церквях Спаса на Ильине и Фёдора Стратилата…

Так вот Александр Греков тоже иногда посмеивался над Жениным акцентом и добродушно наставлял: говори по-русски. Два сезона были старшеклассницы в подмастерьях у знаменитого реставратора, подружились и даже собирались по его совету поступать на факультет искусствоведения в ЛГУ.

— Я понимала, что для этого выбора у меня очень мало знаний, ведь туда стремились попасть люди с опытом, да и рисовать я не умела, — признаётся Евгения.

А вот её подруга Тамара Анисимова сегодня продолжает дело Грекова, руководит реставрационной мастерской «Фреска».

В СУЕТУ ГОРОДОВ И ПОТОКИ МАШИН
Свой выбор Женя тогда сделала в пользу Новгородского политеха. Студенческие годы вспоминает с доброй ностальгией. Такая дружная группа была! Вот уж правда: один — за всех и все — за одного. Окончила институт в 1974 году по специальности «инженер-технолог электронной техники». И хотя предлагали перспективные должности на предприятиях Новгорода, со свойственным ей романтизмом, Евгения отправилась по распределению в далёкую и незнакомую Киргизию. Знала только, что будет работать на экспериментальном заводе, а стоит тот завод в посёлке Каджи-Сай на высоте 2000 метров над уровнем моря, на берегу знаменитого озера Иссык-Куль.

— Первое, что увидели — заснеженные вершины Тянь-Шаня. Это в мае-то! — рассказывает Евгения Николаевна. — Мы с подругой решили познакомиться с местностью и отправились на экскурсию по городку. Зашли, помню, в кафе, зачем-то представились журналистками и задавали официанту массу вопросов. Узнали, а потом и убедились, что снабжение здесь столичное, на заводе трудятся, в основном, русские и корейцы. А выпускают, как объяснил официант, какие-то краники и вентили.

Почти все каджисайцы трудились на электротехническом заводе. Строгая контрольно–пропускная система, огромное здание, в цехах ни на минуту не смолкает рокот мощного оборудования. Продукция завода — кремниевые полупроводниковые приборы для космической отрасли (те самые «краники и вентили») — вполне могла конкурировать с японской.

— Работали много. И по ночам, и сутками, — говорит Евгения Николаевна. — Но и зарабатывали очень хорошо, имели 30‑процентную надбавку. Мы могли позволить себе ездить куда угодно, летать дважды в год домой.

— А как отдыхали? — спрашиваю.

— Многие развлекались традиционно — по-русски. Мы же по вечерам бегали в спортзал и, главное, ходили в горы. Сначала брали с собой ватные одеяла и спиртовки. Из настоящего снаряжения были только трикони — ботинки с шипами для альпинизма. А когда сформировалась настоящая секция горного туризма, стали ездить на слёты, тогда и соответствующая экипировка появилась.

Ходили по ледникам, поднимались на высоту четыре, пять и шесть тысяч метров. Самое красивое место на южном Тянь-Шане, на мой взгляд, — Джеты-Огузское ущелье. На русский переводится как «семь быков» и славится скалой «разбитое сердце», куда традиционно устремляются влюблённые.

Если смотреть на эти громадные горные хребты снизу — ощущаешь себя крохотным человечком. Преодолеваешь вершину — и охватывает необъяснимая радость от потрясающих пейзажей: ущелий, водопадов. На фоне белого-белого снега синеют на склонах знаменитые тянь-шаньские ели, и поднимается над всем этим потрясающим простором огромное ярко-красное солнце. А когда радуга перекидывается мостом от одной вершины к другой — ощущение нереальное: неужели я всё это вижу наяву?

…Прошло два с половиной года киргизской практики. И вот уже молодой специалист занимает должность заместителя начальника цеха электротехнического завода. Кто знает, может, и осталась бы в Каджи-Сае навсегда. А что? Работа интересная, да и горы приворожили. Но всё решил случай. Однажды ожидали в научном городке приезда японской делегации. Даже каравай испекли. Японцы приехали и вдруг, ничего не объясняя, мгновенно дали задний ход.

— Только потом мы узнали, что у них зашкалили счётчики Гейгера, — говорит Евгения Абашева. — Раньше, оказывается, здесь были шахты, где обогащали уран…

ВСЕГДА МЫ ДОЛЖНЫ ВОЗВРАЩАТЬСЯ
Вернулась Евгения в Новгород к родителям. Устроилась в конструкторское бюро ПО «Планета». Там познакомилась с будущим своим супругом Геннадием, который был главным инженером-разработчиком одной из перспективных тем. Вместе работали, вместе воспитывали любимого сына. Однако снежной лавиной накрыла семью, как и многие другие, экономическая стихия 90‑х. Зарплату сначала задерживали, потом и вовсе перестали платить. Кормились овощами с дачи, мстинской рыбой, которую муж добывал сам, да ещё в лес ходили…

А в 1995‑м Евгению пригласили попробовать себя в качестве фотографа в газете «Звезда». Ей поначалу казалось, что не сможет работать в редакции. Опыт фотографии, конечно, был (сколько изумительных снимков сделано на горных хребтах Тянь-Шаня, в любимых уголках Новгородчины), но газета — это совсем другое.

Помнит свою первую командировку в п. Тёсово‑Нетыльский, когда к её старенькому «Зениту» выдали вспышку, и она не сработала. Женя тогда подумала: «Уйду! Провал». Но в мае, аккурат на 50‑летие Дня Победы, она поехала на съёмку в Мясной Бор. Собралось там много ветеранов Великой Отечественной войны. Был митинг, а потом — массовое захоронение останков воинов, погибших на Новгородской земле.

Неожиданно один из ветеранов сказал: «Давайте почтим память наших товарищей!». Он встал на колени, и все, в едином порыве, повторили за ним. Эмоции и желание запечатлеть этот патетический момент захлестнули стеснение. Женя делала кадр за кадром. «Это, — говорит, — была одна из лучших моих фотографий». С той поры она начала снимать.

В редакции нашей газеты накопился большой фотоархив, который можно назвать летописью Новгородского муниципального района. Работы Евгении Абашевой сегодня не только на страницах издания, но и в буклетах, альбомах, на сайтах.

Практиковать как пишущий журналист она стала совсем недавно.

— Слова не слушались, в предложения не складывались, материал не собирался в единое, — признаётся Евгения Николаевна сейчас, когда уже профессионально владеет не только цифровой фотокамерой, но и репортёрским пером.

Теперь, за какую бы тему она не взялась, разберётся досконально, изложит чётко и достоверно. Её стиль легко узнаваем, а имя известно едва ли не каждому жителю нашего района.

Многое менялось в судьбе, только неизменным оставались и остаются: интерес и любовь к жизни, людям, с которыми, говорит, ей всегда везло. А ещё редкостная по сегодняшним дням ответственность, надёжность и удивительная работоспособность.

13 января мы отмечали День российской печати. В журналистику люди приходят по-разному. Евгения говорит, что по случаю. Добавим, по счастливому случаю она нашла верную дорогу к своей «Звезде».

Фото из архива Евгении АБАШЕВОЙ

Автор: Светлана ЛАПТИЙ Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить