Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Рассказ Ильича

01 : 33    |    24.09.2011

Не найти на карте района многих его деревень, но потомкам необходимо знать историю своего края и его географию, именуемую нашими прадедами, малой родиной.


Привела меня дорога
Прекрасная осенняя погода сопутствовала моей велокомандировке в отдалённую от шумных дорог и суеты, деревню Зеленково. Проезжая по шоссе до деревни Городок обратила внимание на заметно поредевший лес и пёстрый ковёр листьев на обочине — осень вступила в свои права.
Уловив хорошую погоду, механизаторы СПК «Ритм» грузят на тракторную телегу рулоны сена, чтобы отвести их под навес. Два трактора гудят, и эхо далеко разносит шум работающей техники.
Ближе к Городку дорога выглядит неважно — лужи дождевой воды в выбитых ямах асфальтового покрытия. А вот и деревня. Возле первого дома на отаве ходит пёстрая корова и с удовольствием щиплет сочную траву. На меня не обращает внимания — есть дело поважнее. Пустые улицы встречают случайных гостей вроде меня, только колодезный журавль напоминает скрипом о том, что здесь живут люди.
Дорога через Городок проводит меня в сторону Зеленкова. Поросшая с обеих сторон мелколесьем, она напоминает тоннель. А вот и гора перед речкой Лютой, здесь приходится спешиться — дальше только тропинка. Спускаясь под гору, обнаружила удивительный орешник из десяти стволов, необычно высокий и прямоствольный. Через Лютую, возведён мост высоко над водой, чтобы не унесло в половодье — три бревна и перила. Перейдя мост, оказалась перед земляными ступеньками, заботливо прокопанными единственным постоянным жителем деревни Александром Ильичом Сергеевым. Восемьдесят ступеней наверх и я — в Зеленкове.
Помощники приехали
Ещё с противоположного берега открылся вид на голубой дом с хозяйственными постройками. Большой когда–то огород значительно уменьшил посадочную площадь, но разнообразие овощей впечатляет: кабачки, капуста, свёкла, морковь, опустевшие луковые грядки и борозды картофеля.
На участке кипит работа — к хозяину приехали, на подмогу, внук Сергей и зять Владимир. Весь огород обтянут шпагатом, с привязанными к нему вёдрами и банками, — спасение от кабанов. В огороженном жердями загоне, пасутся две белых козы: Марта и Роза, а через ручеёк напротив, козлята: чёрный и беленький. В саду пчелиные домики, а возле крыльца цветы. Со всех сторон подступает к деревне лес, он и кормилец, и угроза от диких зверей.
Александр Ильич приветствует меня и предлагает пройти в дом, но на лавочке возле дома беседовать куда приятнее. Интересуюсь здоровьем хозяина и слышу в ответ:
— Нынче зима была очень снежная, так чтобы выбраться из деревни приходилось вставать на лыжи. Так всю зиму и добирался на них до проезжих дорог. А теперь вот колено болит, с палочкой хожу. Спасибо зятю Володе, он вот и дом починить помогает, и в огороде тоже.
Рядом с Александром Ильичом его «молодая» жена Антонина Николаевна, недавно перебралась она в Зеленково: жалея одинокого старика, пришла помочь отремонтировать к Пасхе в доме, да так и осталась. Но 78‑летний Александр Сергеев решил узаконить их отношения и женился на 70‑летней Антонине. Сели рядышком, а дедушка поясняет:
— Недавно из больницы она, так я тяжёлую работу стараюсь сделать сам — ей-то пока нельзя.
Будто вчера была эта война
Рассказ о своей жизни начал Александр Ильич с того, как жили до войны, какая была деревня:
— Вот видите дуб в конце улицы, так он ещё довоенный. Было их несколько, но спилили на разные нужды, а вот этот остался. Он, как и я, всё помнит. На месте вот этого леса было поле оканавленное. Перед самой войной приехали солдаты, заложили канавы камнями, говорили, что строят аэродром на случай войны. Так первые в моей жизни бомбы немцы скинули на это поле, вот как у них разведка работала. Мы потеряли в Финскую отца, сестре Татьяне было 16 лет, а братику Вите — 5. О начале войны узнали от посыльного из сельсовета. Первые немцы приехали к нам на велосипедах 30 человек — разведка, прибыли со стороны Полисти. Проехали через деревню на Бураково. Потом рассказывали, что на гринёвском повороте они нарвались на наших солдат, был бой, в котором погибли трое немцев. Они их там возле дороги и захоронили.
Через несколько дней вышла сестра встречать с выпаса корову, а там немцы со всех сторон. Шли через деревню трое суток непрерывным потоком, сотни тысяч. Техники не было почти, ведь наши взорвали мост через реку, перебирались только на лошадях, шли на город Холм, многие знали русский язык в пределах разговорной формы.
Положение было отчаянное: деревню то занимали наши войска, то немцы. Как мы слышали, был приказ нашей армии выматывать врага, чтобы он не мог захватить Ленинград. Наши сожгли полностью деревню, а немцы нарыли землянок и спокойно в них разместились.
Нам тоже пришлось искать убежища в земле, ведь наступали холода, вот население настроило себе шалашей. Мёрзли, шёл снег. Тогда перетащили из леса пуню, сложили в ней печку и жили 21 человек всю зиму. До лета 1942 года были в деревне, а после пригнали на гору две машины, погрузили нас и повезли до Белебёлки. После узкоколейной дорогой до Выбитья, там стоял гарнизон и работал спиртзавод.
Возле Сольцов в д. Берёзка прожили лето: пасли скот, работали все. Там находился лагерь военнопленных, его охраняли немцы. Мы голодали и ходили к лагерю, просили у охранников поесть, что-то давали иногда они нам. Почти каждую ночь в Берёзку приходили партизаны. Был там староста Некрасов, который на самом деле помогал партизанам. Он узнал, что деревню скоро сожгут каратели и помог местному населению перебраться в партизанский лагерь, а после вывез и нас. Было это накануне Рождества 1943 года. Но в лагере не хватало продовольствия и жилья, оружие было далеко не у всех, поэтому мы вынуждены были вернуться в деревню. Из нашей местности воевать с партизанами остался Алёшка Горбачёв — ему было 16 лет. Пришли в деревню Светлицы и расселились, а через неделю окружили немцы нас. Был предатель из местных, всех стариков и старух — 50 человек загнали в сарай и на наших глазах сожгли. Было страшно, немцы обозлённые, эсесовцы никого не жалели.
Долго и подробно рассказывал мне Александр Сергеев о войне и о людских страданиях, выпавших на долю детей и взрослых. Детская память запечатлела ярко страшные события на всю оставшуюся жизнь.
Возвращение
А после — возвращение домой, в сожжённую дотла деревню. Жизнь в немецких землянках, восстановление колхозов, работа на износ. Служил в армии три года на Украине в инженерных войсках, был отличником боевой и политической подготовки. Вернулся домой молодой и полный сил. Познакомился с девушкой из д. Костково, а вскоре и женился.
В 1960 году построил для своей семьи дом, где и растил дочь Татьяну и сына Юрия, держали большое хозяйство и усадьбу, жили дружно. Выросли дети, а Александр Ильич продолжал трудиться в совхозе им. Тимирязева и не считал трудом каждый день бегать из Зеленкова в Городок.
Шло время, появились внуки, силы ещё позволяли трудиться по хозяйству и помогать семье, но пришла беда. Трагически погиб сын, оставив двоих маленьких деток. Не смогла перенести потери жена и слегла в тяжёлом недуге. Александр Ильич сам выхаживал, как мог свою супругу, но болезнь оказалась сильнее. Остался хозяин голубого домика один, да и деревня с каждым годом всё больше и больше пустела. Конечно, навещала дочь и внуки, но жили они в разных местах.
Не терял любви к жизни последний коренной житель Зеленкова, не теряет и теперь. Звала дочь перебраться к ней, но бросить родные места не хватило духа — здесь он родился, жил, работал. Как прежде любит Александр Сергеев окружающую его природу, речку Лютую, дом, построенный своими руками. Всё это вросло в его сердце и живёт в нём. Хорошо, что есть теперь рядом жена — помощница во всех делах, да и родня не забывает, спасибо.
— Есть у нас таксофон в деревне, регулярно приезжают ремонтники — чинят, проверяют, а он как заколдованный — работать не желает. Бригада уедет, начну звонить, карту поставлю, три цифры нажму и всё — дальше не работает. Не знаю, что с ним такое, а без телефона нам старикам туговато, — жалуется дедушка. И это его единственная жалоба, а остальным всем доволен.
Прощаясь, желаю жителям здоровья и счастья. Ухожу по узкой тропинке, заботливо обкошенной хозяином, и думаю о том, что никто не заставляет его следить за порядком во всей деревне, но он делает это по сложившемуся крестьянскому укладу много лет, и не ждёт на помощь властей.
От редакции: пока верстался номер, неполадки с таксофоном были устранены.


Фото автора

 

Автор: Любовь ВАСИЛЬЕВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить