Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Затерянные просёлки

22 : 35    |    24.05.2013

По автомобильной трассе Поддорье — Селеево, не доезжая последнего, стоят чуть в стороне от дороги десятка полтора кирпичных коттеджей и рубленых домов. Что же это за загадочный населённый пункт без имени и звания? Старожилы, встретившие нас в центре деревни полным составом, рассказали нам много интересного или странного — решайте сами.

Насыпная дорога уходила вправо от асфальтовой. По ней мы и проехали на деревенскую улицу. Нас встретили сельчане, которые были рады поговорить о своей жизни и поделиться проблемами. Коттеджи были построены двадцать с лишним лет назад, когда деревня Рябково ещё имела табличку с названием и собиралась жить дальше в полную силу. Был здесь водопровод, колонки по улицам. Виктор Игнатьев ежедневно включал насос водонапорной башни, и рябковцы могли легко и просто пользоваться чистой питьевой водой в своё удовольствие. Башня и сейчас исполином возвышается над деревней. Она, словно инопланетное сооружение, коронована антеннами сотовой связи. Это единственная функция сооружения и его предназначение за последний десяток лет. Уже и Виктор Игнатьев давно на заслуженном отдыхе. Он заверяет, что если бы специалисты ЖКХ и власти вовремя прореагировали на обращение людей, то башня служила бы и теперь, а жители пользовались бы чистой питьевой водой. Однако под разными предлогами ремонтировать или заменять насос не стали, а после и вовсе забыли о своих обещаниях.

Колодец, колодец, дай воды напиться!
В Рябкове проживают постоянно десяток человек, плюс на лето приезжают дачники. В деревне кроме шустрых пенсионеров есть и трудоспособное население. Почтальон Зоя Захарова была делегирована «сельским сходом» провести меня к деревенскому колодцу. Он, а вернее вода из него, да и путь к «источнику влаги» стали просто «притчей во языцах». Всё можно было предположить: большое расстояние от домов до колодца, узкая тропинка или ещё что-то, но всё же истинное положение дел может ввести в полный ступор неподготовленного человека. Мы вышли из деревни и продвигались под горку по узкой тропинке. Шли долго по грязи и слякоти, обходя иные места по сухим зарослям прошлогодней травы. Метров через триста тропа вывела нас из деревни на шоссе, которое нужно было преодолеть и двигаться дальше. С обочины дороги в крутом овраге был виден деревянный «журавль» колодца. Более неподходящего места для источника питьевой воды даже представить было невозможно. Перейдя хлипкий мосток через канаву, мы всё же рискнули спуститься к так называемому колодцу. Старый гнилой сруб был заботливо накрыт дырявой крышкой, через которую падали в воду прошлогодние засохшие листья с окружающей колодец ольхи и пыль, поднятая ветром с шоссе. Вода в «источнике» была «неаппетитная» и мутная. Проснувшиеся от зимней спячки лягушки активно передвигались по её поверхности. Возвращаясь в деревню, поднимались в гору по той же тропе. Невозможно представить, как жители деревни могут сюда добраться зимой? Оказалось — никак. Им легче растопить снег или собрать дождевую воду, а то и вовсе — пользоваться водой из ям-прудов.

К другому колодцу, который заботливо обнесён дощатым навесом-домиком, имеет двенадцатиметровую цепь на деревянной вертушке и собран из бетонных колец, меня проводили супруги Игнатьевы. Было радостно осознать, что у жителей всё же имеется цивилизованный «поилец». Но радость была недолгой. Войдя в «колодезную избушку», сразу обращаешь внимание на звуки эха падающей в него со всех сторон воды. Страшно смотреть в такую зияющую глубину, но ещё страшнее выглядит вода, добытая из его недр. В любой придорожной луже она чище и прозрачнее. Оказалось, что все грунтовые и поверхностные воды стекают беспрепятственно внутрь колодца. Жители посетовали, что уже много лет мечтают о чистой питьевой воде, но проблема эта не решается.

Хозяйственные, но бесхозные
Чтобы «докопаться» до истинных проблем и поговорить о возможных путях их решения, продолжаем знакомство с рябковцами. Семья Татьяны и Бориса Столяровых перебрались в Рябково из Селеева. Борис работящий, рукодельный, поработавший уже и в городе мужчина. Занимался заготовкой леса, имеет технику, пилораму, но подвело здоровье. В настоящее время Борис Александрович находится на инвалидности. Татьяна — домохозяйка. На её подворье имеется корова, телёнок, куры и другая живность. Много весенней работы на приусадебном участке. Дом содержит в порядке.

— Я заниматься строительством нового колодца не могу, так как болен. Но, кроме меня да дедов‑пенсионеров, некому об этом заботиться. Будем пытаться что-то делать летом, но сможем или нет — гарантий никто не даст. Мы живём в двадцать первом веке, по телевизору показывают, что страна развивается. Мы это как фантастический фильм смотрим. Нанотехнологии, говорят, а здесь воды питьевой негде взять. Да, деревня небольшая, но мы ведь живые люди и в своё время поработали не хуже других, — сетует Борис Александрович.

Да будет свет и остановка!
— Зимой, сами знаете, ночи длинные. Мы с соседкой живём на отшибе, в стороне от всех остальных домов. Так по проекту построили. Раньше занималась ЛПХ, держала много скота, работала на подворье, как все. Сейчас я — почтальон. Утром нужно идти в Селеево на работу или вечером куда выйти — нет возможности, потому что темнота на нашей улице. Сняли фонарь несколько лет назад, вроде менять собирались, а обратно повесить забыли. Вот скорая приедет или ещё что-то, не дай Бог, случится, так наши дома и нас вместе с ними никто не сможет найти, — сетует Зоя Захарова.

— Нашей деревни вообще как бы и не существует. Таблички с названием нет. Если в Великом Новгороде спросишь билет до Рябкова, то отвечают: «Берите до Селеева, а такой остановки у нас в маршруте не существует». Да и если едем к врачам, или к нотариусу, или в МФЦ, да мало ли по каким делам, то на шоссе ждём маршрутку или автобус под открытым небом. Хоть дождь льёт, хоть ветер, хоть снег — мы всё терпим уже много лет. Но мы ведь теперь пенсионеры, болеть лишний раз не хочется. Неужели хоть маленькую «беседочку» с крышей и лавочкой не поставить для нас? — с надеждой в голосе спрашивает семидесятитрёхлетний Олег Соловьёв.

Накипело
Стихийный сход жителей деревни, мотивированный нашим приездом, ещё продолжался некоторое время.  Вспомнили и про заснеженные улицы зимой, и про машины из города, которые не могут найти деревню без указателя, и многое другое. Высказав накипевшие возмущения, и с надеждой на перемены к лучшему жители мирно разошлись по своим подворьям. Весна — начинается «жаркая» посевная пора. Дел в деревне всегда хватает. Виктор Игнатьев пригласил меня посмотреть его усадьбу. Он обшивает свой коттедж вагонкой. Получается очень красиво. Мастер всё делает аккуратно, не спеша. Поделился своими планами на дальнейший ремонт дома.

— Вот окна вставили пластиковые, теперь потихоньку обошью дом, веранду и буду красить, — с гордостью рассказывает пенсионер. Поднимает натруженными руками с земли ящик с инструментами, которые оставил здесь, поспешив на встречу с нами. Над головой Виктора Михайловича звонко и безбоязненно распевают несколько пар скворцов. Они красуются перед аккуратными и уютными скворечниками, сделанными его заботливыми руками. Ряды яблонь и слив в саду белеют окрашенными стволами. На грядках уже разложен навоз, в котором с удовольствием копошатся белые курочки, а за хлевом остатки навоза сложены в прямоугольный штабель. Везде ощущается присутствие хозяина. Возле сарая, именуемого Виктором Михайловичем «пуней», стоят конные грабли, стог сена. Всё это наводит на мысль, что у Игнатьевых тоже есть немалое хозяйство, но мой собеседник говорит, что весной пришлось расстаться с кормилицей. Отелившаяся корова заболела, ветеринары спасти её не смогли, и пришлось «пустить бурёнку под нож». Печальная исповедь заканчивается на оптимистической ноте:

— Остался от нашей коровушки телёнок, так будем его растить. Всё забота мне будет какая-то. А совсем с животиной расстаться очень тяжело, ведь мы крестьяне, всю жизнь скот держали.

Может быть, не только в частном подворье пенсионеров Игнатьевых, но и у всей деревни найдётся, наконец-то, настоящий, заботливый хозяин?

От редакции.
Чтобы прояснить ситуацию, мы позвонили главе администрации Селеевского сельского поселения Галине Ивановой. Она была удивлена тем, что жители обратились сразу в редакцию, а не к ней. Но проблемы будут решаться на сходе граждан, который запланирован на 22 мая.

О том, какие пути решения были найдены для улучшения жизни жителей деревни Рябково мы напишем в следующем номере.

Фото автора

Автор: Любовь ВАСИЛЬЕВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить