Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Домик у дороги

14 : 23    |    22.02.2013

Знакомых в районе у неё много. Теперь уже все в основном на заслуженном отдыхе. Приезжая в Поддорье по делам, знают, что передохнуть смогут в гостеприимном доме Валентины Васильевны Андреевой. Уж она всегда примет, выслушает, а если нужно, то и поможет.

Когда-то в её ведении было 45 магазинов, две столовые, несколько торговых палаток, подсобное хозяйство в сто голов свиней, строительство жилья для сотрудников. Да и население района — более шестнадцати тысяч человек, которых нужно было одеть, обуть и накормить. Это только у нас, а рядом был Белебёлковский район. В послевоенные годы люди стали приобретать мебель, посуду, швейные машины. А немного позднее: стиральные машинки, пылесосы, холодильники, магнитофоны, телевизоры и многое другое. Всё нужно было распределить, чтобы обеспечить необходимыми товарами население.

Всё по наследству
Я с интересом присматривалась к хозяйке домика у дороги. На полу дружелюбно урчали две пушистые кошки и возле них — маленькая чёрная собака. Волна тёплого воздуха разливалась от истопленной плиты, на которой гудел закипающий чайник, по всей кухне. Мирно отбивали такт настенные часы. Иногда включал мотор холодильник, не мешавший, впрочем, нашему разговору:

— Председатель райпо Анатолий Кушнир начал строить дом для своей семьи. Но вскоре ему предложили другую должность, и он собрался уезжать. А мне так понравилось это место: окраина села, большой участок, недалеко река Редья. Любой, проходящий мимо знакомый, может остановиться, зайти в гости. А я доброму человеку всегда рада. Вот так и достраивали дом уже для моей семьи. А затем я и должность от Анатолия Григорьевича приняла — всё по наследству.

Наш разговор прервал телефонный звонок — это внук Ваня предупреждал, что поедет в Старую Руссу, чтобы бабушка не беспокоилась. Одно только упоминание о внуке вызвало улыбку на лице Валентины Васильевны:

— Старшая дочь Лена иногда сетует, мол, у тебя четверо — внуки, а только Ваня — сынок. Но какие уж тут обиды могут быть? Я Ванечку с трёх лет растила и воспитывала. Мне все дети и внуки одинаково дороги, как пальцы на одной руке, а Ваня ближе всех к сердцу. Он ведь совершенно здоровеньким был до пяти лет, а после эта беда… Одна подушка знает, сколько слёз я пролила по внуку, сколько по врачам бегала, просила у Бога помощи для Ванечки. Вот и сейчас проблемы у него со здоровьем, а у нас задача, как ему помочь. Но я рада каждому дню, когда он весел и его ничего не беспокоит. С девочкой познакомился и подружился, нежно и внимательно к ней относится. А я любуюсь на них и радуюсь — пусть они будут счастливы!

Семья, которой почти не было
Её родной деревней было Старокурско. Это за Ловатью. Мама работала в райфо, на складе, продавцом в магазине. В замужестве с отцом Валентины прожила всего два года — война забрала её любимого Василия в сорок втором году. С первых дней ушёл он на фронт, а вскоре постучался в окошко родного дома. Усталый, голодный, грязный, в изорванной гимнастёрке. Рассказал, что чудом вышел из окружения. Времена были такие, что сразу в «расход» пустить могли, не выясняя обстоятельств. Но отца знали только с положительной стороны, поэтому в мелочах разбираться не стали, а сразу отправили на фронт под город Холм. Бои тогда шли жестокие. Как рассказывали впоследствии очевидцы, вода в Ловати была красной от крови.

В марте сорок второго года матери сообщили, что её Василий тяжело ранен в деревне Шапково (Высоковского сельсовета), прооперирован и отправлен в Жемчугово. Анастасия Петровна сразу пустилась в путь, но как бы она ни спешила, мужа в живых не застала — во время транспортировки в госпиталь он скончался. Мать привезла его тело в Старокурско и похоронила на деревенском погосте.

Валентина родилась в 1940 году первого декабря, поэтому отца своего — Василия Михайловича Павлова — совсем не помнит. И маму она узнала близко уже только после войны. Анастасия Павлова, схоронив мужа, ушла на фронт. Малютку Валечку оставила на попечение тёти Кати — своей сестры. Где воевала её мать, какими наградами отмечена за годы войны Валентина Васильевна не знает. Помнит только, что дома было много фронтовых фотографий, на которых та была одета то в шинель и берет, то в пилотку и гимнастёрку. Мать рано потеряла память, так как перенесла тяжёлый инсульт. Рассказывать о войне не хотела, да и не могла. А «военный архив» исчез во время переездов. Семья никогда не пользовалась льготами, положенными им государством. Зарабатывали на жизнь « руками и головой».

Валентина — жена, хозяйка и мать
Ходила в школу в деревне Перегино (4 км в одну сторону), каждый день переправлялась на лодке через Ловать. Свою первую учительницу Розу Семёновну помнит и сейчас:

— Такая была женщина, что на всю жизнь память светлую о себе оставила. Как мама родная была для нас: заботливая, внимательная.

Окончив десять классов, пошла работать « в культуру». Заведовала клубом в Перегино. Но хотела учиться, получить образование. Поэтому поступила в кооперативный техникум. После завершения учёбы была направлена в Хвойнинский район. Но Валентину тянуло в родные места, и вскоре она уже начала работать в Поддорском райпо.

Познакомилась на танцах с кудрявым, высоким, симпатичным парнем. Да и имя у него было красивое и необычное — Владислав. Сыграли свадьбу Валя и Славик Андреевы и зажили семейной жизнью, которая продлилась 27 лет. А потом она осталась одна. У супругов родились две дочери: Елена и Ольга. Всё время старалась обеспечить дочкам счастливую жизнь, чтобы те не нуждались ни в чём:

— Оля решила заняться фотографией, так мы ей кто что мог подарили — занимайся, доченька, дело интересное. А ей быстро наскучил длительный процесс проявки, закрепления, печати, сушки, глянцевания. Она загорелась другой идеей — научиться игре на гитаре. Так в доме появился музыкальный инструмент, но на гитаре теперь играет Ванечка (учится играть). Лена всегда хотела учиться и работать в торговле, но высшее образование тогда можно было получить только в городе Гомеле в Белоруссии. Я думала, что молоденькой девушке будет тяжело вдали без поддержки родных. А тут ещё директор школы Юрий Павлович Савченко предложил дочке поступать на биофак в вуз города Новгорода. Уж здесь, при необходимости, можно было любым попутным транспортом посылочку отправить. А Оля всё же решила продолжить семейную традицию и поступила в Новгородский кооперативный техникум. Отучилась год и заболела. Получила группу инвалидности и доучивалась уже заочно.

Неженская работа
В торговле Валентине Андреевой пришлось работать на разных должностях, поэтому ко времени назначения её председателем райпо имела за плечами большой опыт. Вспоминая сейчас свою работу, говорит, что не может сказать чего было больше за эти годы: поощрений за первые места в областных соревнованиях и высшие показатели по заготовкам или наказаний за разного рода «недоработки». Дорог не было, автомашины старые, рабочих рук не хватало. И за всё несла ответственность она на своих хрупких плечах. Не раз приходилось самой и гнилые овощи перебирать, и рыбу просроченную на корм свиньям списывать. Редко слышала Валентина Андреева слова благодарности от начальства, но Знаками «Отличник советской потребкооперации» и «За доблестный труд в потребкооперации России» награждена заслуженно.

— Тогда большим минусом в нашей работе было то, что никто не интересовался спросом населения. Привезут вагон капусты или помидоров, а у нас, даже у самых ленивых, всё своё выращено. Вот и отдувайся за испорченную продукцию. А то «железную» обувь фабрики «Скороход» — что хочешь, то и делай с ней. А сколько резиновой обуви в неотапливаемых складах портилось, трескалось? Нужно было так работать, чтобы в магазинах был весь необходимый товар, но и от невостребованного товара отказов не должно было быть. Сами закупать то, что нужно, и там, где выгодно, мы не могли. Но планы выполняли, «вылезая из кожи». В то время хорошо работали заготовители мяса, клюквы, кожсырья, макулатуры, тряпья и многого другого. Была свиноферма райпо, на которой выращивали поросят и продавали населению. Там содержалось до ста голов свиней. Люди работали ответственно и честно, — вспоминает собеседница. И продолжает:

— Занимались строительством жилья. Многие бывшие и настоящие работники торговли живут в домах, построенных в те годы. Около двадцати таких домиков в Поддорском районе построило райпо. Возводили быстро, люди получали жильё, имели стабильный заработок и никуда не уезжали. На улицах райцентра работали палатки, в которых можно было купить пирожки, котлеты, булочки, изготовленные в райпо. Была организована такая «точка» и на автобусной остановке. Людей тогда ездило общественным транспортом много, поэтому им была предоставлена возможность купить что-то в дорогу или выпить горячего чая. Имелась в районной кооперации и своя передвижная цистерна, из которой в летнее время торговали прохладным разливным квасом. Всё было налажено за долгие годы.

Но в период перестройки работать стало тяжело: товаров не было, прилавки магазинов опустели, люди отоваривались по талонной системе. Сколько незаслуженных, обидных слов тогда пришлось услышать ей в свой адрес. В это время районная кооперация понесла огромные убытки. Система торговли, выработанная годами, рухнула в одночасье. Массово уходили опытные работники, закрывались торговые точки. Нелегко пришлось и Валентине Васильевне. Но, даже уйдя на заслуженный отдых, сидеть дома не смогла. Пошла работать гардеробщицей.

Радушная хозяйка
— У меня всегда бывают люди в доме: и прежде, и сейчас. Вот и начальник отдела питания города Алматы побывала в гостях. Она долгие годы искала могилу погибшего в Великую Отечественную войну отца. Но из Подольского военного архива ей пришёл ответ, что отец её похоронен в Подгорском районе Новгородской области (Подгорье, а не Поддорье). А когда вышли первые тома Книги памяти, то она уже поняла в чём ошибка и твёрдо решила побывать на могиле отца, поклониться его светлой памяти. А как ехать в такую даль, не зная ничего, не имея знакомых. Вот и обратилась Зоя Ефимовна Чикурина к коллегам по потребко­операции. Так завязалось знакомство и дружба, которая длится уже тридцать лет. Она приезжала в Поддорье дважды в середине 80‑х, писала письма, общалась. И теперь не забывает меня. Сейчас покажу, какие подарки она мне к Новому году прислала, — засуетилась Валентина Васильевна.

Вскоре мне был продемонстрирован шёлковый платок с восточным рисунком и оригинальный фартук с полотенцем. По синему фону фартука были «рассыпаны» алматинские яблоки. Ведь название бывшей столицы Казахстана в переводе на русский язык означает «отец яблок».

— Я её ругаю, чтобы не тратилась, а она всё равно подарки шлёт. В благодарность за память. Вот такая радушная женщина, — с улыбкой, бережно перебирая «казахские презенты», закончила она свой рассказ.

За всё время, пока я находилась у Андреевых, хозяйка ни разу не пожаловалась мне на свою нелёгкую судьбу. Её любовь к жизни, людям, малой родине, работе ощущалась в каждом сказанном слове. Прихрамывая, пошла провожать меня на заснеженное крылечко. Рядом с домом, под плакучими ивами — гора дров, расколотых в минувшие выходные ею и внуком Ваней.

— На пару работали: он сидя колол, а я — как могла, — отвечает на мой немой вопрос улыбающаяся хозяйка домика у дороги.

Фото автора

Автор: Любовь ВАСИЛЬЕВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить