Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Дочь партизана

12 : 07    |    23.04.2016

В свои девяносто лет Александра Васильевна Андреева не может сидеть без дела — в трудах привыкла жить с раннего детства. Так что уже готовит инвентарь для копки грядок в огороде.

Собеседницу свою я знаю многие годы. В этот день в гости к Андреевым пришла их землячка, Галина Степанова, поэтому беседа наша была очень интересной. Хорошо, что в свои солидные годы Александра Васильевна обладает ясной памятью и может обо всём рассказать. А вспомнить есть что, ведь, начиная с коллективизации, довоенной жизни, весь военный период, послевоенное восстановление, советские годы, перестройку и современность прожила наша землячка в родном Поддорском районе.

Ей, дочери партизана, известен и страх перед нашествием карателей на родную деревню Барские Кулики по доносу предателя, и обида за нелепый арест в деревне Заручевье, и отчаяние от наступившей временно слепоты, бессилие от невыносимого голода и непосильной работы. Ей, великой труженице, приходилось на протяжении большой человеческой жизни носить на плечах тяжёлые мешки с зерном на расстояние в 60 километров, а потом таскать гружёные баржи по реке Ловать на «лямке», как бурлаку, пилить и сплавлять по реке Рабья колхозный лес и ещё многое другое.

Из биографии

— Младшей сестричке Жене исполнилось 11 месяцев, брату Ване — 5 лет, а мне — 7, когда умерла наша мама Мария Степановна. Надо было как-то жить, ведь отец Василий Михеевич работал целыми днями в колхозе, а за нами нужен был пригляд. Поэтому вскоре папа привёл тётю Елену, которую мы стали считать настоящей матерью. Именно она заботилась о нас, когда отец ушёл в партизаны. Ведь после возвращения с финской войны недолгое время отец находился дома. Хорошо помню, что после объявления Великой Отечественной мужики построили в лесу, недалеко от Барских Куликов, землянки с накатными бревенчатыми крышами. Сделано это было на случай, если отступающая Красная Амия сожжёт деревню, а мы останемся без крова. В этих землянках и жили до глубокой осени. Ходили убирать лён, ставили снопы в «бабки». Налетят немецкие самолёты, начнут стрелять по нам, а мы прячем головы в эти «бабки», так было страшно!

Папку в отряд призвали по рекомендации председателя райкома Константина Петровича Мирошниченко и секретаря Василия Ивановича Бабинина. Мама плакала, но её заверили, что семье Михеева станут помогать. Отец был членом ВКП (б) уже много лет, ему доверяли самые ответственные дела. Так он попал в отряд, который закрепился в деревне Подол.

Сразу скажу, что мать всю войну молилась Богородице и нас заставляла молиться. Так, в своих мольбах мы просили укрыть и защитить нашего отца от всех бед Покровом Богородицы. Мы верили, что именно наши молитвы уберегут его от гибели. И правда, папка вернулся в 1945 году домой. Он был награждён многими медалями, да ещё за финскую у него сохранились награды. Сразу после войны эти «железки» особо не ценились, ведь они были почти в каждом доме. Поэтому все награды отца пропали во время переездов из деревни в деревню, — рассказывает мне о своей жизни Александра Васильевна.

— На фронте оказался и мой братик Ваня. Ему тогда было 12 лет. В деревне Заручевье стояла военная часть, и мы из деревни Сухой Бор (куда после многочисленных переездов забросила нас война) носили военным ягоды, чтобы добыть хоть немного сухарей или щепотку соли. Солдаты полюбили смышлёного паренька и предложили ему стать в их части адъютантом при штабе. Ваня, как я его ни уговаривала, остался у солдат. Дома я с рёвом рассказала всё матери, а та сказала, чтобы собиралась опять в путь за братом и обязательно вернула его домой. Так, немного отдохнув, я отправилась снова в многокилометровый путь. Оказалось, что та часть, где остался мой братик, уже переместилась под Старую Руссу. Так как я много расспрашивала об ушедших военных, меня арестовали, заподозрив, что я собираю сведения для немцев. Под дулом винтовки вели меня в штаб по лесной дороге. В моём мешке были сухарики и немного драгоценной соли, которые я успела выменять за ягоды у санинструктора. Но взять хоть что-то из мешочка я не смела, знала, что дома меня ждут мама и маленькая сестричка Женя. Изнемогая от голода, я рвала лесные ягоды вдоль дороги и по берегу Ловати. Голод и неимоверный страх за будущее изводили меня до полусмерти. Правда, в штабе, увидев меня, пятнадцатилетнюю девчушку с опухшими от голода ногами, заместитель командира принял решение — отпустить. А братик наш позже вернулся домой по ранению, в него в бою под Старой Руссой попал осколок снаряда. Он был маленьким солдатом в шинели, сапогах и солдатской форме, подогнанной кем-то под его размер. Маленьким солдатом, побывавшим на большой войне.

О Головеньке

Замуж наша героиня вышла в деревню Головенька за Александра Андреева. В браке родились дети-погодки — Николай и Татьяна.

В период войны Головенька сильно пострадала. Здесь некоторое время располагалась писательская база для приезжающих военных корреспондентов Северо-Западного фронта. В легендарной избе, именуемой в шутку «Дом писателей», побывали известные советские поэты: Михаил Светлов, Михаил Матусовский и многие другие. В своих стихах они называли домик базы «гостиницей «Астория».

— Наш односельчанин Григорьев — отец Ольги Алексеевны Фёдоровой — рассказывал, что до войны в деревне было 99 дворов. Держали скот, растили лён и злаковые культуры, — продолжает бабушка Шура. — Из этой же деревни родом и наш знаменитый земляк Анатолий Малышев, руководитель духового оркестра из Великого Новгорода. Он часто бывал у нас в гостях. После войны в Головеньке были телятники и птичник. Работали там Пётр Григорьев и Фаина Монахова. Потом птица заболела каким-то вирусом, и птичник вместе с живностью пришлось сжечь, чтобы не было эпидемии. Началось укрупнение колхозов. Мы с мужем должны были ходить каждый день на наряд в Перегино (пять километров в одну сторону). Бригадиром был Иван Степанович Степанов, он мне доверял, поэтому зимой я работала самостоятельно — каждый день рубила ветки на корм скоту. Меня никто не контролировал — знали, что норму делаю ежедневно. Домой приходила вся мокрая, ведь снега-то в лесу полно, а нужно было целый день работать. На любой колхозной работе числилась я в «передовых», поэтому отправляли на торжества по случаю и в город Холм, и в Новгород даже. Ездила с двумя трактористами-передовиками Сергеем Спиридоновым и Василием Климовым на чествование передовиков сельского хозяйства. Мне даже однажды в награду дали поросёнка, — улыбается ветеран.

Слушать Александру Васильевну можно бесконечно, а её жизнь — как исторический роман. Думаю, что нужно мне поделиться своими записями с краеведами. Напоследок хочу сказать, что встреча наша состоялась в апреле, накануне старта посевных работ. Поэтому бабушка Шура, которая уже 11 лет живёт в селе Масловское, у дочери Татьяны, строила планы по весенней обработке огорода:

— Я ещё сама копаю землю, а Танюша за мной гряды обрывает, а чего без дела-то сидеть? Я без дела не привыкла! Весенний день — год кормит, только бы здоровье не подкачало, — призвала трудиться всех нас беспокойная женщина.

Любовь ВАСИЛЬЕВА
Фото из архива семьи Андреевых

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить