Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос
Эффективные способы расширения клиентской базы.

Жизнь не баловала

16 : 19    |    08.05.2013

Екатерина Александровна Воронцова из поколения тех, чьё детство выпало на военное лихолетье.

Ехать к ней в деревеньку Кукшево мне не пришлось: старушка гостила у сестры в Меглецах, там-то мы и познакомились.

Рассказывать о себе баба Катя не хотела, признаваясь, что мало что в жизни видела хорошего, а вот поработать пришлось много. Двадцать с небольшим ей исполнилось, когда направили на ферму — не посмотрели, что маленький ребёнок на руках.

Группу дали вроде и небольшую — всего 12 голов, но и с ними хлебнула горюшка. На дворе  ни света, ни механизации. Всё делали доярки вручную. Десятки вёдер воды каждый день таскали, чтобы напоить бурёнок. В огромном дошнике мякину запаривали. Сколько слёз пролито было у Катерины, пока не привыкла.

Белоручкой она никогда себя не считала. В семье росла второй, так что приходилось помогать бабушке двух младших сестрёнок нянчить. Да и по дому всегда дела находились — мама целыми днями на ферме, отец — в полях колхозных.

Учиться долго девчушке не пришлось. Четыре класса закончила, а больше и не пустили в школу. Да и до занятий ли, если шла война. Отца забрали на фронт, но письма от него не приходили. И только после победы узнали домашние, что попал он в плен, но выжил.

Как и все деревенские ребятишки, помогала Катя взрослым. Хоть и маловато у неё силёнок, но делала всё, что поручали: летом в поле, осенью — на уборке. Зимой тоже сидеть не давали.

Особенно доставалось, когда заставляли с быками «воевать». Никогда не могла она угадать, что взбредёт в голову своенравной скотине: то спокойно тянет воз, то как рванёт в сторону и разляжется где-нибудь в тенёчке. Возница в слёзы, а бычара и ухом не ведёт. К вечеру с ног валилась от усталости. А ведь ребёнок ещё, в куклы бы играть, да разве до них. Ни обуть, ни надеть нечего, да и досыта не ели. Где силам-то взяться? Пошлёт мама корову подоить, а девчонке и руки не сжать. Возвращалась с каплей молока в подойнике. Да ещё и неизвестность об отце мучила. Видела она, как мама ночами плакала, но старалась не показывать слёз ребятишкам.

Хорошо запомнилось Екатерине Александровне 9 мая победного 45-го. В тот день отправили подростков и женщин выбирать картошку из ям. Вдруг бегут из деревни:

— Бабоньки, войне конец!

Одни плакали от радости, другие — от горя.

Думали тогда, что с окончанием войны легче станет. Да не тут-то было. Разрушенному хозяйству страны требовалось много строительного материала. Пять сезонов отработала Катя в лесу. Особенно тяжело пришлось ей первой зимой. Дали им с подругой пилы, топоры, определили делянку. Снегу кругом по пояс, а надо валить деревья, обрубать сучья. Вернутся вечером в избу, где жили, а вместо супа на плите — каша. Картошка-то в нём сушёная, разбухала так, что воды не видно. Чай пили с сахарином. Когда сезон заканчивался, возвращались в колхоз.

Её исполнилось двадцать четыре, когда родился сынишка. Только поднимать его пришлось Катерине одной. Любимый после армии нашёл другую, что поделаешь, не одна она такая. Так замуж она и не вышла. Работала, поднимала мальчугана. Спасибо, помогали мама и сёстры.

Только когда сын подрос, обзавелась она своим домом. Три с лишним десятилетия трудилась женщина на ферме, считалась не из последних не только в родном колхозе «Победа», но и в районе. Избирали Воронцову депутатом сельсовета и райсовета, её фотография висела на районной Доске Почёта, а грамот всяких столько скопилось, что хоть стены оклеивай.

Бережно хранит она и самую значимую свою награду — орден «Знак Почёта». Немногие имели тогда такой, и она в том числе.

Пожалуй, теперь и не сосчитать, сколько молока надоила эта женщина за годы, отданные животноводству, сколько кормов перетаскала на своих плечах, провела бессонных ночей, когда шли отёлы. До сих пор вспоминает ветеран, как с керосиновым фонарём ходила на ферму. Животновод у них строгий был, требовал, чтобы новотельных коров и ночью доили. Вот и шлёпала по грязи или по снегу в любую погоду к своим бурёнкам, выхаживала маленьких телят.

Тогда думала, что сил хватит на всё. Дома ведь хозяйство какое держала: корову, овец, поросят. Всё успевала. Семьдесят с лишним уже исполнилось, когда пришлось продать кормилицу.

Сейчас непосильный труд даёт о себе знать, да и возраст, конечно, тоже. Недавно схоронила ветеран сына, теперь с ней живёт младшая сестра. Не забывают бабушку внучки, есть уже и правнуки.

Только больно Екатерине Александровне, что никому теперь не нужны трудовые награды, а в её родном Кукшеве всего несколько человек осталось, а когда-то их деревня была очень многолюдной. Но это всё в прошлом. Приедет сейчас раз в неделю автолавка, и снова тишина. Летом-то дачники появляются, а зимой редко где дымок курится. Нет давно и колхоза, которому отданы лучшие годы жизни. Это гнетёт ещё больше.

Фото автора

 

Автор: Ирина СОКОЛОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить