Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Листая жизни календарь

20 : 25    |    02.03.2012

Она идет по просторным и светлым комнатам, наполненным играющими малышами, и внимательно смотрит всё ли в порядке. На душе спокойно и светло: вот оно дело, которому отдана вся жизнь. И только открыв глаза, понимает женщина, что это сон.

Стать педагогом Нина хотела с детства. Росла она в семье старшей из троих ребятишек. Братишка родился весной 41-го, а 22 июня началась война. Исполнилось девчонке тогда всего девять лет, а мама уже оставляла на неё мелюзгу. Вот и возилась с ними, утешала, укачивала маленького, кормила его. Да ещё и по дому успевала помочь. Побегать на улице ей почти не удавалось, однако соседские ребятишки  тянулись к ней, чувствуя доброту и ласку. На уроках в школе позволяли девочке позаниматься с младшим классом чтением или порешать примеры, пока учительница объясняла другим новый материал. Так и крепла мечта год от года.

Военное лихолетье Нина Григорьевна Ильина вспоминает со слезами. В боях за Родину погиб отец. Об этом написал его однополчанин, а похоронки мама так и не получила и, наверное, где-то в душе до самой смерти надеялась, что муж вернётся. Слёз пролила она немерено, но держалась, ведь надо было поднимать детей. Пришла ещё одна беда: простудилась и за несколько дней «сгорела» средняя дочурка. И это горе перенесло материнское сердце. Тяжело пережила эти потери и Нина. Она долго считала себя виноватой в том, что сестрёнка заболела: усыпив малыша, они носились в ветхой одежонке по морозу.

Подрастая, становилась старшенькая маминой опорой: хорошо училась, летом работала  в колхозе.

Голодные годы студенчества

Наконец-то семилетка позади. Экзамены в педучилище она сдала, но на отделение младших классов не добрала баллов. Таких оказалось много, и им предложили новое дошкольное отделение, что и определило всю её судьбу.

Денег на учёбу в семье не было. Пенсию за отца — несколько рублей — делили на две части, ведь у него осталась старенькая мать. А на оставшееся и недели не протянуть. Два десятка студенток в комнате, шум, гам, не повернуться. Жили тесно, голодно, особенно она. Напечёт мама лепёшек с картошкой или, что случалось редко, с творогом, сложит в мешочек. Их и ела Нина, запивая пустым кипятком. К концу недели эту снедь покрывала плесень. Счищала её и со слезами давилась чёрствыми кусками. Особенно тоскливо было на переменках, когда все бежали в столовую за булочкой с чаем. Стоили они копейки, но и тех не хватало. Заметив такое, девчата стали поддерживать подругу. Так и перемогались.

Училась девушка упорно, сдала на стипендию. С этих рублей умудрялась ещё и гостинец брату привезти, одежонку себе купить.

Надо только захотеть

Направление на работу получила молодой специалист в Залучье и не кем-нибудь, а заведующей садиком. Ехала туда с гордостью за себя: доверили такое дело! Реальность оказалась куда прозаичнее. Война закончилась шесть лет назад, но деревни, куда приехала, практически не было. Только в центре стояло несколько домишек. Люди жили в землянках, банях… Садик же оказался просто срубом на берегу Ловати: крыша, некрашеные полы и голые стены… Ни мебели, ни посуды, ни кадров… А ей всего-то девятнадцать и огромное желание работать. Ох, и покрутилась, пока не приняли первых ребятишек: заказывала столы и стулья, игрушки и книжки. Не отказывали, понимали, что это нужно детям. В новый садик записались три с лишним десятка пацанов и девчонок. Приехала на помощь такая же юная воспитательница-однокурсница.

Первый месяц после открытия прошёл как во сне. В конце его оказалось, что документов никаких нет, а продукты израсходованы. В роно научили вести бухгалтерию, прислали бланки.

Маленький коллектив делал всё сам. Запрягали лошадку и ехали в лес за дровами, грузили их, потом пилили и кололи, ведь надо, чтобы дети не мёрзли.

Жили приезжие на квартире, где им выделили угол, но не унывали. Понемногу деревня отстраивалась, стал мал и их садик. Пришлось приниматься за стройку. Леса для неё не хватало. Мужики ловили брёвна в реке, где шёл сплав, но здание всё же росло. Его уже подвели под крышу, когда она собралась уезжать: не сложилось с любимым человеком, не решился он пойти против матери.

Дома и стены помогают

К тому времени уже подрастала дочурка. Вернулась Нина Григорьевна домой к маме в родную деревеньку Бельково. С малышкой сидел брат, а она устроилась в Хирцовский детдом на подмену воспитателя, а вскоре перевели её в Меглецкий садик.

Каждый день бегала молодая женщина по нескольку километров до работы, но когда её любишь, то ничто не помешает. В привычном и любим мире миллионов вопросов, любопытных глазёнок время летело быстро. Подрастала и Танюшка. Отцовский дом совсем покосился. Стали строить новый. Вдвоём с мамой готовили брёвна, возили их. Но пожить в новостройке хозяйке не пришлось — она умерла, не дожив и до пенсии.

Там же в деревне встретила молодая женщина Николая Ильина, и вскоре они поженились.

С любимой работой Нина Григорьевна не рассталась, даже когда в семье стало трое ребятишек. Пришлось ей поработать в садике на льнозаводе, вернуться в Меглецы, откуда ушла она лишь в 1977 году. К тому времени семья уже переехала в Мошенское. Немногим позже перевели опытного специалиста заведующей Калининским детским садом. Открылся он недавно и стоял на пустыре, обдуваемый всеми ветрами. Вместе с родителями обустраивали территорию: строили веранды, сажали деревья, оборудовали площадки, проводили субботники. Своих коллег тех лет вспоминает ветеран с теплом и любовью.

Обязанности заведующей были обширны, так что приходила на работу она рано, уходила последней. Домашние видели её только вечером, но успевала и сготовить, и уроками поинтересоваться, и любимым делом — вязанием — заняться. Азы его усвоила ещё девчонкой, когда зимними вечерами мать зажигала лампу и садилась за пряжу. Дочь пристраивалась со спицами рядышком и приглядывалась к ловким рукам. Как всё это пригодилось во взрослой жизни, когда появились свои дети! Свитера, носки, варежки. Всё это близкие носили с удовольствием.

А какие кружева — лёгкие, ажурные — получались из обычных ниток. До сих пор не бросает Нина Григорьевна своё увлечение, хотя молодёжь теперь не очень-то жалует шерстяные носки и варежки.

Последние годы перед пенсией оставалась Ильина простым воспитателем, передав бразды правления молодёжи. До сих пор помнит женщина ребятишек, что ходили в их садик. Бывшие воспитанники давно стали родителями, а то и бабушками, но, встретив Нину Григорьевну на улице, здороваются с нею.

И на пенсии не сидела она без дела: несколько лет трудилась в сберкассе уборщицей-курьером.

В семье её сила

Жизнь не раз больно била эту женщину: схоронила сына, мужа. Эта боль не утихла и сейчас. Зато подрастают шестеро внуков, есть уже и правнучка. Когда собираются все вместе, то свыше десятка человек набирается — вот какая семья разрослась!

Татьяна  закончила институт, стала педагогом. Но, наверное, гены всё же дали о себе знать: и она пришла в детский садик, живёт и работает под Новгородом. Галина осталась в Мошенском, приходит к маме часто.

В начале января Нина Григорьевна отметила своё 80-летие. Праздновать эту дату она не собиралась — здоровье подводит, но близкие решили иначе и устроили ей сюрприз, что очень обрадовало и растрогало юбиляршу.

Вспоминая свою жизнь, призналась моя собеседница, что как-то попыталась изменить любимой профессии и ушла из садика. Только не смогла и нескольких месяцев продержаться на новом месте. Не хватало ей вечного движения, шума, детского смеха.

Считает ветеран, что если любишь своё дело, есть желание выполнять его как можно лучше, терпение, то и годы летят незаметно. Дети — ведь такой народ: не дают стоять на месте. С ними не замечаешь возраста, просто с каждый выпуском прибавляется немного седины в волосах и морщинок у глаз.

Автор: Ираида СЕРГЕЕВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить