Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Та весна, казалось, будет вечной

14 : 34    |    25.11.2016

Только с годами ты понимаешь, как быстротечно время. Тогда, почти полвека назад, нам, пятиклассникам, наши мамы казались пожилыми. А ведь им тогда не было и сорока, но на их долю пришлись тяжкие испытания. Мы теперешние намного старше и только теперь поняли, что пока есть на этой земле мама, ты защищён от всяких бед.

Реконструкцию парада, проходившего 7 ноября 1941 года на Красной площади, Анна Васильевна Фокеева смотрела от начала и до конца, ведь для их поколения слово война не пустой звук. Вместе со всей страной мальчишки и девчонки жили тогда одним: всё для фронта, всё для Победы.

Жестокая война

Отца Нюра потеряла в тот год, когда стала первоклассницей. Остались у мамы на руках трое, она – младшенькая, последыш. Жилось в деревне нелегко. Вот и отправила мать старшую дочь в Ленинград в няньки, а сына – в сапожную мастерскую: профессия нужная, всегда пригодится, потом попал он в ФЗО. Деревенскому парнишке трудно было привыкать в новом месте, вот и сбежал он с приятелями домой, пошёл в родной колхоз. Когда началась война, записался Николай в истребительный батальон, а осенью 41‑го принесли в Сергино Фишинского сельсовета и повестку из военкомата. Собрала мама нехитрые припасы, поплакала и благословила сына. Учился боец на танкиста, а потом попал на фронт. Письма от него приходили довольно часто, их читали и перечитывали всей семьёй.

В 44‑ом пришла в их дом страшная весть. В похоронке говорилось, что пал Николай Чистяков смертью храбрых при освобождении города Реквери в Эстонии. И только в начале семидесятых годов удалось узнать, как погиб солдат. Его родных разыскали красные следопыты. Они и пригласили родственников на место гибели трёх экипажей. Поехали Анна Васильевна с сыном, тоже Николаем. Там и узнали они подробности того последнего боя. Наши танки с боем пробивались в горящий город, где их в упор расстреляли откуда-то с чердака занятого врагами дома. Николай был тяжело ранен и сгорел в своей боевой машине.

Стоит на месте гибели танкистов скромная стела, на которой высечены имена павших. Фотографию с ней бережно хранила до самой смерти мама, а теперь она у Анны Васильевны. С годами снимок поблёк, но фамилии читаются чётко. Провожая гостей, вручили хозяева им скромные подарки. Была среди них и кукла-мальчишка, которую мать берегла много лет, а умирая, попросила схоронить вместе с нею. И очень больно теперь ветерану слышать, что нас, освободивших Европу, называют теперь в Прибалтике оккупантами. И неизвестно, существует ли тот памятник воинам.

С началом войны деревня, в которой было около семидесяти хозяйств, опустела. Ушли на фронт мужчины, и вся тяжесть легла на женские и детские плечи. Находились дела и таким, как она. После третьего и четвёртого классов работала девчонка летом в колхозных яслях, куда в страду приносили малышей. Размещали их в школе. Сама ещё ребёнок, возилась она с мелюзгой, утешала, кормила, переодевала. За это начисляли трудодни.

И на сенокосе всё делали наравне со взрослыми. Поставят в ряд с бабами, только поспешай, чтобы пятки не подрезали. Осенью посылали школьников теребить лён. Норму давали почти как взрослым – 5 соток. Как-то раз девчонки вместо того, чтобы заниматься делом, убежали в сенной сарай и заигрались. Это увидела бригадир и добавила им ещё задание. И ведь не ушли с поля, пока не сделали всё порученное, понимали, что это надо фронту.

Пришлось потрудиться ей и на быках: на них пахали, вывозили навоз. С юмором вспомнила моя собеседница о том, как провинились однажды маленькие пахари. Днём быков одолевали слепни, поэтому в поле отправляли в ночь, благо, весной они короткие и светлые. Юные работники быстро притомились и решили передохнуть. Скотину загнали в сарай (их тогда ставили в полях), а сами устроились неподалёку. Спохватились, когда совсем рассвело. Норму выполнили, но это стало хорошей наукой. По первым морозам возили на тех же быках из соседнего хозяйства тресту на льнозавод. Отправляли с ней подростков. Быки шли медленно и к месту добирались только к ночи. У старой почты они ложились на отдых, а рядом пристраивались возчики. Трудно приходилось, но в те годы взрослели рано.

Война войной, но возраст брал своё.. В редкие выходные выходила ребятня на улицу. Играли в лапту, мяч, другие игры, ведь так хотелось хоть немного почувствовать себя детьми, отдохнуть от тяжёлого труда. Взрослые смотрели на эти забавы и жалели своих детей, лишенных беззаботного детства

Начало взрослой жизни

После семилетки решила девушка продолжать учёбу в райцентре, но передумала и устроилась в отдел народного образования, куда взяли её статистиком. Два месяца испытательного срока промелькнули быстро, началась взрослая жизнь. В послевоенные годы в районе насчитывалось свыше семидесяти школ, много детских садов, несколько детских домов. Так что различных документов, с которыми приходилось работать, было предостаточно. Через восемь лет перевели её вторым бухгалтером, а потом стала Анна Васильевна главным. В одном коллективе проработала она всю свою трудовую жизнь, только пока ликвидировали в начале шестидесятых годов район – в школе. Её дело требовало большого внимания, порядочности, умения ладить с людьми. Ведь вел маленький коллектив бухгалтерии всю документацию школ, начислял зарплату. Чтобы всё было вовремя, составляли график. Маленькие коллективы получали деньги переводами, большие – сами. Потом бухгалтерия стала централизованной, коллектив её вырос.

Семья – главное

С будущим мужем познакомилась девушка ещё до его службы в армии. Встречались они всего несколько месяцев, а потом призвали Илью на службу на флот. Пять лет только письма помогали коротать разлуку, а после возвращения сыграли скромную свадьбу. Когда родился сынишка-первенец, жила семья в крохотной комнатушке всего одиннадцать метров. Их трое да ещё нянька: декретных отпусков в те времена практически не давали. Вот и бегала несколько раз на дню кормить малыша.

Надо было что-то решать с жильём. Отвели мужу участок под строительство в начале Заводской улицы. Перевезли из Сергина дом, наскоро собрали его на новом месте. Практически всё в нём сделано своими руками, поэтому и дорого хозяйке это жилище. Пока шла стройка, мама оставалась в деревне с коровой, а потом тоже перебралась в Мошенское. Для скотины соорудили на первых порах утеплённую будку, чтобы перезимовать, а уж потом обустроились основательно.

Всю свою жизнь мама прожила с дочерью. Чудесным человеком была она. Помогала растить внука, а затем и внучку, застала правнуков, ведь прожила бабушка Вера больше века. Это была труженица, добрейшей души человек. Когда не стало у дочери мужа, она поддерживала её. Ведь незадолго до этого врачи поставили Анне Васильевне очень серьёзный диагноз. Она приехала домой из больницы, а тут несчастье в семье. Но жить-то надо, дети и внуки не давали пасть духом. Требовала внимания и заботы и корова. С ней рассталась ветеран только после смерти матери, вместе с которой прожила бок о бок семь с лишним десятилетий.

И сейчас, хотя ей уже 87 лет, хозяйка дома энергична и деятельна. В доме у нее чистота и порядок, возле него тоже. Частенько балует бабушка своих домашних пирогами и ватрушками, благо ягод в разном виде запасено достаточно. А порадовать есть кого. У Анны Васильевны два внука, внучка, которые подарили ей пять правнуков. Только дочь и её семья живут в соседней области, а все остальные – неподалёку, так что навещают дом на тихой улочке часто, знают, что здесь их ждут и любят.

Сергей СОКОЛОВ
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить