Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Законы случайностей

09 : 04    |    27.03.2015
Станислав никогда не назовёт себя мастером

Японские иероглифы в старорусских альбомах

Станислав КУЛИКОВСКИЙ родился в Старой Руссе. Но большую часть своей жизни прожил в Мурманске. Пару лет назад вернулся в родной город. Сейчас организует группу изучения японского боевого искусства.

— Станислав, чем так вас увлекла эта школа Катори Синто Рю, что вы готовы её даже популяризировать в нашем городе?

— Разными видами боевого искусства я занимаюсь с ранней молодости, более 20 лет. Они занимают огромное место в моей жизни. Без них я уже не могу. Но непосредственно к Катори Синто Рю пришёл сравнительно недавно, два года назад. Перебравшись в Руссу, стал искать подходящие для себя секции. Тренировался армейскому рукопашному бою примерно год. Но поскольку тренер уехал, снова возникла проблема поиска необходимых для меня тренировок. В Великом Новгороде познакомился с Сергеем Гурьяновым, который более 10 лет занимается Катори Синто Рю. Раз в три месяца из Москвы в областной центр приезжает наш куратор, даёт направление работы, исправляет ошибки. Так вот наш сэнсэй говорит, что в этой школе случайных людей не бывает. Раз я попал в неё, значит, всё у меня сложилось определённым для этого образом.

— Что собой представляет школа Рю?

— Она является древнейшей из сохранившихся до наших дней школ боевого искусства Японии. Датой её основания считается XV век. Она включает в себя 18 искусств, в том числе фехтование мечом, шестом нагинатой, копьем, иай-дзюцу (искусство мгновенного обнажения меча с последующим ударом), метание сюрикэнов, нин-дзюцу, фортификация и т.д. Кроме того, в неё входит изучение астрологии, правил поведения.

— Почему решили организовать секцию? Тем более что занятия в ней будут бесплатными.

— Показывая что-то, я и сам учусь. Подобная практика поддерживает меня и даёт возможность двигаться вперёд. А если я помогу кому-то стать лучше, разве это не классно?

— Считаете себя мастером?

— В боевых искусствах к человеку, назвавшему себя мастером, перестают серьёзно относиться. В Мурманске мне посчастливилось познакомиться с сэнсэем из Японии Юдзи Мацуой. У него я немного тренировался. И он нам как-то сказал: «Не думайте, что у вас хорошая техника. И не считайте, что у меня хорошая техника. Мой сэнсэй говорит мне, что мне надо больше тренироваться». Юдзи, к слову, уже 60 лет, а его учителю — 80. У каждого сэнсэя есть свой сэнсэй. И учиться надо всю жизнь. Я очень удивился, когда мне позвонила одна девушка и спросила: сколько продлится курс обучения? За три месяца какую-то технику выучить можно, конечно. Но никогда нельзя быть уверенным, что я в совершенстве овладел искусством. Впрочем, так обстоят дела и в любом другом искусстве.

— Хорошо. Но какая должна быть мотивация к занятиям у тех, кто на них откликнется?

— Как раз в том, чтобы стать совершеннее. В восточной философии есть такое понятие, как путь: «до». Отсюда дзюдо, тэквондо. Есть путь чая, стихов, путь изготовления меча и так далее. Не имеет значения, что ты делаешь. Есть определённые методы, как совершенствоваться в чём-либо. Мне звонят мои бывшие ученики и благодарят за то, чему они у меня научились, поскольку это повлияло на их жизнь.

— То есть не будете ограничиваться только показами и тренировкой боевых приёмов?

Технику приёмов Синто Рю фотографировать не рекомендуется— Попытаюсь донести до них, что в свои руки надо брать ответственность за свою жизнь и жизнь окружающих людей, просто не быть равнодушным. Один из моих воспитанников, молодой человек, как-то высказался, что, мол, «моя хата с краю». Я расстроился. Потом долго с ним на данную тему разговаривал, и теперь для него этого выражения не существует. Тут важно личным примером соответствовать тому, что говоришь. Смысл этого верно передаёт изречение про православие — о том, что вера не доказуется, а показуется.

— И получается соответствовать образу для подражания?

— Но тогда и за боевые искусства браться не надо. Был такой случай. Вечером с приятелем выходим после тренировки в «Русиче» и видим, что у Музея Северо-Западного фронта накачанный дяденька справляет малую нужду. Мы начали его стыдить. А тот — пугать нас, что одного сейчас мельницей кинет, другого — ещё как-то. Но в общем-то, до драки дело не дошло, объяснили. И мужик понял, что сделал из ряда вон выходящее.

— А как вас Русса приняла?

— Для меня это животрепещущий вопрос. Менталитет рушан здорово отличается от менталитета северян. Хотя про последних часто можно услышать, что они примороженные. На самом деле им только скажи, и они тут же готовы на свершения. Здесь народ более тяжёлый на подъём: десять раз подумает, прежде чем на что-то решиться. Тем не менее я очень рад, что судьба свела меня с этим городом. Среди его жителей много хороших, отзывчивых и душевных людей.

— Не боитесь, что обученный вами человек станет употреблять боевые приёмы во зло?

— Проглядеть его можно, когда у тебя обучается огромный поток. В Старой Руссе не так много людей проявляют интерес к японским боевым искусствам. Толпы точно не будет. Гораздо больше возможности не заметить, пропустить такого человека в спорте, например, боксе. Там главное — показать своё превосходство, стать первым. В спорте душевно незрелый человек может проявить свои худшие качества, а имеющий духовную опору, наоборот, — лучшие. Фёдор Емельяненко — яркий пример настоящего православного бойца, русского богатыря. Но я спорту не учу.

Анна МЕЛЬНИКОВА
Фото из архива Святослава КУЛИКОВСКОГО

Опубликовано в газете 25 марта

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить