Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Они воевали в небе над Руссой

09 : 20    |    13.03.2015
На этих СБ начинали войну старорусские лётчики

К истории 44-го и 58-го бомбардировочных авиаполков

К началу Великой Отечественной войны Старая Русса была довольно важным стратегическим пунктом в Ленинградском военном округе. В 1938 году на Старорусском аэродроме были дислоцированы два авиационных бомбардировочных полка — 44-й и 58-й. Их задача была очевидна: сдерживать наступление на Ленинград потенциального агрессора.

Летчики в этих полках к началу войны были собраны опытные, прошедшие школу финской кампании и совершившие поход в Польшу в 1939 году, когда происходили известные мероприятия, предусмотренные пактом Молотова — Риббентропа. Шестеро летчиков за «образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство» были 21 марта 1940 года удостоены звания Героя Советского Союза. Точнее — семеро. Но батальонный комиссар Иван Квашнин (58-й полк) был награжден посмертно.

Не щадя жизни
Забегая вперед, отмечу, что командир звена старший лейтенант Павел Маркуца одним из первых получил звание Героя в ходе Великой Отечественной. При выполнении боевого задания скоростной бомбардировщик (СБ) Маркуца был атакован восьмью фашистскими истребителями. Одного старлей сбил, но и сам, получив повреждения, вынужден был совершить посадку. Причем на территории противника.

Но пока гитлеровцы добирались до самолета, Маркуца успел скрыться. В лесу он встретил бойцов, попавших в окружение. Возглавив группу, летчик вывел их к своим — с двумя полковыми знамёнами. Так что расхожий миф, что всех побывавших в окружении отправляли в фильтрационные лагеря, а то и расстреливали как диверсантов, здесь не работает. За свои действия в воздухе и на земле Павел Маркуца получил Звезду Героя ровно через месяц после начала войны.

Правда, войну старорусские летчики встретили явно не во всеоружии. На 22 июня в 44-м полку из 49 СБ три были неисправны, а в 58-м — из 47 СБ не могли взлететь восемь и еще один из 17 Пе-2. Излишне говорить, что сконструированный в начале 30-х годов СБ, хотя до 1941 года его семь раз модернизировали, проигрывал немецким «мессершмиттам» по всем статьям. Из этого логически следовало, что старорусцы несли тяжелые потери с первых дней боев на Северо-Западном фронте. Но при этом демонстрировали выдающийся героизм.

Вот как описывает подвиг замполита эскадрильи 58-го полка Андрея Аникина автор книги Леонида Брежнева «Малая земля» (я намеренно пишу «автор книги Брежнева», поскольку широко известно, что писала ее группа журналистов, в том числе — Анатолий Аграновский, Юрий Черниченко и др.): «Настоящий политработник в армии — это тот человек, вокруг которого группируются люди, он доподлинно знает их настроения, нужды, надежды, мечты, он ведет их на самопожертвование, на подвиг». Именно таким пламенным коммунистом, политработником был заместитель командира эскадрильи по политической части 58-го скоростного бомбардировочного авиаполка старший политрук А.И. Аникин.

— Мы бьемся сейчас с врагом, — говорил Андрей Иванович 5 июля экипажам эскадрильи перед вылетом на боевое задание, — в тех местах, где сражались первые герои только что созданной Красной Армии — революционные питерские рабочие, наши отцы... Покажем и мы, что не обеднел Ленинград героями... Покажем врагу, что славный русский город Ленинград никогда не был и не будет под немецким ярмом!

Во главе звена старший политрук Аникин вылетел на бомбардировку неприятельской танковой колонны. В районе цели группа была обстреляна зенитным огнем и атакована вражескими истребителями. Самолет СБ Аникина загорелся. Но коммунист не свернул с боевого курса. С высоты 900 м он продолжал бомбить врага, а когда пламя охватило всю машину, политрук направил ее на танковую колонну».

Возникает закономерный вопрос, откуда узнал эти подробности (и помнил почти 40 лет!) секретарь Днепропетровского обкома ВКП(б)? В первые дни Брежнев занимался эвакуацией предприятий на Украине. Видимо, «авторы-соавторы» подбросили ему в книгу подходящий, случайно выбранный эпизод. Вот только не догадались ходатайствовать, чтобы героя наградили.

Огненный таран
Ведь тот же Николай Гастелло, недотянувший до немецкой колонны почти 2 км (самолет упал в болото), получил Героя Советского Союза. Посмертно. Хотя, по некоторым данным, он не погиб, а выпрыгнул с парашютом и был взят в плен.

Во всяком случае, когда начались поиски самолета, жители белорусской деревни Мацки говорили, что видели падение самолёта на окраине Мацковского болота и выпрыгнувшего с парашютом летчика, которого сразу увезли подъехавшие на машине немцы. Более того, когда из болота извлекли и идентифицировали самолет Гастелло, оказалось, что тела командира в нем нет. Только останки трех других членов экипажа.

После войны кинодокументалист Анатолий Алай нашел в архивах список потерь 42-й авиадивизии. В списке к перечню погибшего экипажа Гастелло есть примечание: «Один человек из состава экипажа выпрыгнул с парашютом из горящего самолета. Кто — неизвестно».

Но ничего уже исправить было нельзя. 26 июля 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издал Указ о присвоении Н.Ф. Гастелло звания Героя Советского Союза. А 10 июля военные корреспонденты Петр Павленко и Павел Крылов описали в «Правде» его подвиг: «…Снаряд вражеской зенитки разбивает бензиновый бак самолета. Машина в огне. Выхода нет. Что же, так и закончить на этом свой путь? Скользнуть, пока не поздно, на парашюте и, оказавшись на территории, занятой врагом, сдаться в постыдный плен? Нет, это не выход. И капитан Гастелло не отстегивает наплечных ремней, не оставляет пылающей машины. Вниз, к земле, к сгрудившимся цистернам противника мчит он огненный комок своего самолета. Огонь уже возле летчика. Но земля близка.

Глаза Гастелло, мучимые огнем, еще видят, опаленные руки тверды. Умирающий самолет еще слушается руки умирающего пилота. Так вот закончится сейчас жизнь — не аварией, не пленом — подвигом! Машина Гастелло врезается в «толпу» цистерн и машин, и оглушительный взрыв долгими раскатами сотрясает воздух сражения: взрываются вражеские цистерны. Мы помним имя героя — капитан Николай Францевич Гастелло. Его семья потеряла сына и мужа, Родина приобрела Героя».

У войны бесполезно просить справедливости. Никто не расскажет, о чем думали в последние свои мгновения Аникин или Гастелло. И не нам судить, кто из них достоин больших почестей.

Сергей ВЕТКИН
Фото с портала «Военное фото»

Опубликовано в газете 13 марта

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить