Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Делать для людей нужно как для себя

15 : 54    |    09.02.2017
В истории нашего города и района остаётся немало «белых пятен». С течением времени всё труднее становится собирать материал о жизни сольчан в военное время, послевоенные годы. Основным источником информации для нас, сотрудников районной газеты, конечно же, остаются наши ветераны — очевидцы далёких событий, а также те, кто готов поделиться воспоминаниями родителей, бабушек и дедушек. 
 
Любая информация о наших предках, о том, как они жили, трудились, что чувствовали и как вели себя в трудные времена, является уникальной. Недавно на нашу просьбу рассказать о своём отце-фронтовике откликнулась жительница города Татьяна Фомичева. Татьяна Павловна — коренная сольчанка, хорошо знакомая с послевоенной жизнью города и района. Супруги Фомичевы (мужа Татьяны Павловны зовут Николай Платонович) — активные читатели и подписчики нашей газеты, очень любят читать статьи о прошлом солецкой земли, неравнодушны и к настоящему: переживают за облик города, его благоустройство, развитие.
 
Жизнь отца Татьяны Павловны была непростой. Родился он в городе Дно в семье железнодорожника Семёна Павлюкова в 1918 году.  А уже через два года умерла от тифа его мама, оставив на воспитание главе семьи троих детей — семи, пяти и двух лет. Отец часто отсутствовал дома, отправляясь в рейсы, детей  приходилось оставлять одних. Долго так продолжаться не могло, и вскоре отец познакомился с одинокой, очень доброй, порядочной женщиной, проживавшей в станционном посёлке (около ж/д вокзала) в Сольцах. Она согласилась принять троих чужих детей, которые для неё со временем стали родными. Так многодетная семья оказалась в нашем городе. 
 
В детские годы с Павлом произошёл несчастный случай — он повредил один глаз и получил инвалидность. Но это не помешало ему успешно окончить 7-летнюю школу, а затем выучиться в ФЗО (фабрично-заводское обучение) лёгкой промышленности в Ленинграде. Специальность называлась «Мастер по индивидуальному пошиву обуви». С 1933 по 1936 годы Павел работал на Ленинградской фабрике «Скороход». Умел сшить и рабочие сапоги, и «парадные», хромовые сапожки, ботинки и даже женские туфли с наборным каблучком.
 
В 1936 году попал в аварию на железной дороге его отец, и Павлу пришлось вернуться в Сольцы, чтобы ухаживать за родителями (мачеха тоже к тому времени заболела). Отец в течение трёх лет был парализован, затем скончался. Павел до начала Великой Отечественной войны трудился в артели инвалидов по специальности.
 
Из-за инвалидности в 1941 году его не взяли в армию, на тот момент он с женой и маленькой дочерью Ольгой (старшей сестрой Татьяны) проживал в полуподвальной 7-метровой комнатке в одном из  двухэтажных домов на улице Володарского. Перед приходом немцев в город к нему пришёл незнакомый мужчина и попросил помогать партизанам и подпольщикам во время оккупации. Так Павел стал связным у «народных мстителей».
 
 
- По соседству с моими родителями и сестрой проживал дядя Саша Панов, - рассказывает Татьяна Павловна, - он, как оказалось, в царское время служил в сыскной полиции, во время первой мировой войны потерял ногу. Это был очень образованный и интеллигентный человек, знал наизусть много стихотворений. Часто подсказывал отцу, как действовать в той или иной ситуации и не попасть в руки фашистов. А помогали папе переправлять в лес, к партизанам, целые семьи и отдельных людей, которым грозила опасность, сольчане Фёдор Макаров, Николай Агеев, несколько девушек.
 
На втором этаже дома, где жила семья Павлюковых, расположились немцы. А в доме соседа, дяди Саши Панова, жила переводчица, русская, она, видимо, испытывала чувство вины. И часто тайком рассказывала Павлу о планах оккупантов. А он ходил лесными тропами по 8-километровому маршруту, передавая сведения другому связному или сопровождая людей. Когда ему встречался немецкий патруль, он показывал инструменты сапожника, и говорил: «Киндер хочет есть». И его не трогали.
 
- Страшное было время, - продолжает моя собеседница, - в Дно располагалось подразделение СС, так вот туда одного из наших соседей, его звали Аркадий, немцы отвезли и сожгли  живьём. Другую сольчанку, Екатерину, избивали, а затем убили. Знакомый моего отца по фамилии Воронков, инвалид с одной ногой, увидев в небе наши самолёты в начале войны, произнёс при свидетельнице: «Дайте им (немцам), соколики, как следует!» Женщина, которая слышала эти слова, пошла и рассказала о них оккупантам (об этом Павлюковым сообщила переводчица). Немцы страшно избили мужчину, застрелили, а затем его тело повесили на городской площади для устрашения. Фамилия второго повешенного на площади была Юлин.
 
Когда город был освобождён в феврале 1944 года, соединения 5-й партизанской бригады спешно направились в Ленинград. И подтвердить информацию о содействии Павла Павлюкова партизанскому движению было на тот момент некому. Он был подвержен жестокой проверке сотрудниками НКВД, его неоднократно избивали, требуя признаний о сотрудничестве с оккупантами. Узнав об этом, делегация из сольчан, которых когда-то Павел переправил в безопасное место, направилась к особистам и выразила протест. А сосед дядя Саша Панов, несмотря на недомогания, тоже присоединился к этой акции, кроме этого он написал и отослал областному руководству подробное письмо об антифашистской деятельности Павла Павлюкова. И его отпустили, а 8 марта 1944 года призвали на фронт. Служил он в 95 отдельном рабочем батальоне, который, по сути, был «тягловой силой» армии. Днём — погрузка 70-килограммовых ящиков со снарядами под бомбёжками и обстрелами, а ночью — починка  обуви красноармейцев. Так прошла служба для солецкого сапожника. Демобилизовался он 15 сентября 1945 года и по прибытии на родину смог вновь обнять жену Марию и дочь Ольгу. А через три года в семье родилась младшенькая — Татьяна. Супруги там же, на улице Володарского, построили свой дом.
 
Долгие годы Павел Семёнович трудился в качестве сапожника, сначала в артели инвалидов «Авангард», затем в комбинате бытового обслуживания. В 1977 году стал победителем социалистического соревнования. Незадолго до выхода на пенсию он перешёл в дорожную организацию, работал на укладке асфальта. Его общий трудовой стаж (без военных лет) составил 45 лет. Павел Семёнович был влюблён в свою профессию, он мог по состоянию обуви, которую приносили сольчане в его мастерскую, даже определить характер и привычки владельца.
 
- Бывало так, что только шнурки оставались годными к использованию, - вспоминает Татьяна Павловна, - но папа всегда любую обувь возвращал «к жизни», люди часто не узнавали свои туфли или ботинки. Отец очень много знал о способах выделки кожи, о том, как обувь влияет на скелет, осанку человека. Про каблук говорил: «4 сантиметра — для школьников, 5-6 — для повседневной носки, 7 — для праздников, если соблюдать это правило, скелет будет правильный». Нам, дочерям, объяснял, что при пошиве одежды применяется 15 операций, а при изготовлении обуви — 150. На всю жизнь мы запомнили его слова: «Для людей всегда нужно делать, как для себя».
 
Старшая дочь, Ольга, окончила в 1964 году Новгородский педагогический институт, долгое время преподавала русский язык, Татьяна стала бухгалтером после учёбы в экономическом техникуме. Обе вышли замуж за военнослужащих, у обеих — по 2 сына, есть внуки.
 
Ушёл из жизни ветеран войны Павел Павлюков в 1985 году, оставив добрую память о своём трудолюбии, честности, любви к Родине, поразительной скромности. 
 
Он никогда не пользовался своим ветеранским билетом для получения каких-либо льгот или преимуществ, не надевал медали, вручённые ему за участие в Победе над фашизмом,  и, по словам Татьяны Павловны, был бы против сообщения о нём на страницах газеты. Но мы не могли пройти мимо этой странички солецкой истории, рассказывающей о мужестве нашего земляка.
 
 
 
 
Сергей ОВЧИННИКОВ
Фото из архива семьи Фомичёвых
Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить