Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Больной вопрос

04 : 00    |    11.08.2011

Наталья БЕЛОГИНАКто должен сообщить родственникам умершего человека, если он с документами или без них оказался в морге?

Каждый из нас ныне живущий, увы, смертен. И к своему последнему часу, судному дню мы идем всю жизнь. В мире существует как таинство рождения, так и тайна ухода. У каждого свой определенный отрезок, и что за ним – не знает никто. «Как мы можем знать, что такое смерть, когда мы не знаем ещё, что такое жизнь?» – так сказал древний мудрец Конфуций.

Эти пространные рассуждения я веду здесь не для того, чтобы поговорить о нашем земном назначении и достойном уходе в вечность. Причина их кроется в другом и вот уже несколько дней тревожит сердце и бередит душу. Несправедлива и горька бывает наша сегодняшняя действительность не только к тем, кто живёт, но и к усопшим. Факты, о которых я сейчас расскажу, – жестокое тому подтверждение, свидетельство равнодушия живых по отношению к мертвым. «Больная тема», – так сказал один из тех, с кем мне довелось беседовать в эти дни. К тому же тема во многом закрытая. Ведь каждый, переживший горькую утрату, подсознательно хочет быстрее забыть о плохом, оставляя в сердце лишь доброе и светлое. Это наша не только христианская, но общечеловеческая мораль. А потому люди делают всё возможное, чтобы достойно проводить в последний путь своих близких. Это одна из заповедей нашей жизни. Жаль, что выполнить её не всегда представляется возможным. По обстоятельствам, название которым – человеческий фактор.

 

«Как тяжко мертвецу среди людей»

Эти слова как-то сразу пробили мою память, едва я прочитала горькие строки, написанные в редакцию бывшей нашей коллегой, ныне директором «Светоча» Еленой Харитоновой: «Обращаюсь к вам со своей болью и для того, чтобы подняли такой вопрос, как абсолютно бездушное отношение к человеку. Потерять близкого – это всегда большое горе и боль. Но еще больнее становится от того, как организации, которые непосредственно занимаются умершими, относятся к своему делу. 14 июля мне позвонила незнакомая женщина и сообщила о том, что мой брат Миничев Анатолий Александрович уже больше двух недель лежит в морге, и что если мы не соизволим его похоронить сами, то это сделают работники «Уюта»
15 июля и похоронят его на «бомжатском» кладбище в деревне Лука. У моего брата есть мать, дочь и сын и я, сестра. В 8 утра мы с племянницей были уже у дверей «Уюта». Надо отдать должное его работникам, которые помогли быстро и в этот же день предать тело моего бедного брата земле. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что у брата в нагрудном кармане был паспорт гражданина Российской Федерации. На вопрос: почему же 17 дней мой брат лежал в морге, и никто не сообщил об этом родственникам, нам ответили, что ритуальная служба этим не занимается. Я обратилась с этим же вопросом в отдел внутренних дел, на что мне дали ответ, что участковый, который должен был нас оповестить, находится в отпуске. Но на этом наши злоключения не закончились. Свидетельство о смерти мы получили только 22 июля, где было написано, что брат скончался от сердечной недостаточности. Когда мы его опознавали, все документы, в том числе и справка о смерти, были уже в ЗАГСе, но мы ничего об этом не знали. Что же происходит с нашим обществом? Выходит, если ты упал на улице, даже имея в кармане удостоверение личности, тебя просто могут закопать как безродного бомжа?! Как же так? Я очень хочу, чтобы больше никого, ни одной семьи не коснулось то, что пережили мы».

Читаю эти строки, и  к горлу подкатывается комок. От сострадания и бессилия, от того, что предотвратить начертанное судьбою бывает порой невозможно. Тогда наступает беда, и как важно внимание и сострадание не только близких, но и тех, кому это положено по долгу службы. В конкретном случае, к сожалению, таковых не оказалось. Елена Харитонова не написала нам о том, что до сих пор (на момент написания публикации) деньги, положенные на погребение, не получены не только на брата Анатолия Миничева, но и на сына, трагически погибшего в марте этого года. Так сколько же душевных и физических сил нужно иметь этой женщине, чтобы выстоять, пережить свое горе и при этом не разувериться в том, что справедливость есть?

О покойных – или хорошо, или ничего

Не злословить о мертвых – так принято среди живущих. Анатолия Миничева не похоронили как бомжа. Он нашел свой вечный покой в могиле рядом с отцом, человеком, которого в Чудове знали и уважали многие. Да и семья Миничевых, где воспитывались Елена и ее брат, была хорошей и дружной. Толя родился в 1957 году, закончил школу №1 им. Н.А. Некрасова, где хорошо учился и имел друзей. Затем он, как положено, отслужил в армии и поехал на комсомольскую стройку: строил трассу Уренгой – Помары – Ужгород. Вернулся оттуда, женился, и в молодой семье появились дети: сын Александр и дочка Юлечка. Казалось бы, живи и радуйся. Но что-то надломилось, и семьи, как таковой, вскоре не стало. Воспитанием внуков занялась бабушка, мама Анатолия, замечательная женщина Людмила Николаевна. Она сделала всё, чтобы внуки выросли достойными людьми. И сегодня они уже взрослые, но по-прежнему любят свою бабушку, понимая, как трудно ей, тем более, что потерь, горьких и невосполнимых, избежать не удалось. Болела сердцем материнским и печалилась о сыне своем Людмила  Николаевна. Ведь для матери сын, какой бы он ни был, – это ее родная кровиночка, самый дорогой и близкий человек.

Что греха таить, Анатолий выпивал, случалось, исчезал из дома надолго. Но у него были золотые руки, поэтому, несмотря на пагубное пристрастие и болезнь, он работал. Перед тем, как исчезнуть, он пришел к своей сестре Елене и пожаловался, что слепнет и ему нужно срочно ехать к врачу. Посмотрела на него Лена и ахнула – даже невооруженным взглядом было  видно, что он болен. Она дала ему денег на поездку в Новгород. Брат принял ванну и ушел. Как выяснилось теперь – в вечность.

Вот такая короткая и горькая история от момента рождения до могилы на Покровском кладбище. Не среди бомжей, слава Богу, а там, где покоится прах отца. Родные выполнили свой последний долг, но помогли им в этом не те люди, которые обязаны были это сделать, а человек случайный. Но и за это позднее сообщение семья ему благодарна. Ведь какой бы горькой весть ни была, это лучше, чем неизвестность. Усопшие, к сожалению, уже не проснутся никогда. И это печальная закономерность. Пусть земля будет пухом Анатолию, ведь перед вечностью мы все равны. А тем, кто был близок ему, остается одно – жить, превозмогая боль. Это я теперь о Елене Харитоновой. Ушли из жизни дорогие ей люди, а она живёт и никому не жалуется на свою беду. Стойко ее переносит. Ходит на работу, и это в какой-то мере придает силы. А сил и терпения этой мужественной женщине нужно еще много. До сих пор она не получила то, что ей полагается.

Ее любимый сын погиб в марте. Это время она вспоминает сквозь слезы. Тогда было не до выяснения необходимых нюансов трагедии. Теперь по инстанциям ходить приходится, хотя и больно, и трудно. Но боль возрастает оттого, что вместо сочувствия на  пути возникает стена. Эту стену, равнодушную и холодную, преодолеть пока не удалось. Иначе чем объяснить тот факт, что денег, положенных на погребение сына, Елена так и не получила. Он работал в Петербурге, а прописан был в Чудове – ситуация знакомая многим. А потому из Чудова ее отправляли в Петербург, а из Петербурга – обратно в родной город. Новгородчина, где она родилась, выросла и сделала немало доброго для многих чудовцев, родственных чувств пока не проявляет. Что это? Отвечу так, как думаю. Это равнодушие к чужой беде, чужым трудностям и страданиям.

Что с нами происходит?

«Что же происходит с нашим обществом?» – задает в письме вопрос Елена. Ответ на него известен. Наше коррумпированное сегодня – это общая болезнь, страшная и пока неизлечимая, главная причина  которой – равнодушие. Проживая благополучную и сытую жизнь, не каждый чиновник способен сострадать чужому горю. И с точки зрения законодательства, привлечь к ответственности невыполнившего свой профессиональный долг бывает просто невозможно. Ведь за ним стоят правила и инструкции, закон, который у нас нередко «что дышло». Вот и прячутся за этими «дышлами» те, кто согласно служебному долгу, прежде всего, помогать должен.

Как рассказали мне чудовцы, случай, произошедший в семье Елены Харитоновой, к сожалению, не единичен. Подобное случилось несколько лет назад в другой семье, которую я тоже хорошо знаю и отношусь с уважением и симпатией. Так кто же, все-таки, отвечает в нашем обществе  за то, о чём поведала нам Елена Харитонова? Есть ли правовая оценка подобным ситуациям и обязан ли кто оповещать и разыскивать родственников, если умершего человека с документами или без них привезли в морг? С таким вопросом я обратилась в прокуратуру района. Заместитель прокурора Анастасия Гусева с пониманием и сочувствием выслушала меня и пояснила, что в законодательстве не определено, кто должен в трагическом случае оповещать родственников. Что на это можно сказать? Ушедшего ждет вечный покой, но родные его остались, они страдают. Как важно для них наше сочувствие и простая человеческая поддержка. Очень жаль, что часто они этого не получают. Так было в рассказанном мною случае и, к сожалению, во многих других. Я говорю не только о том, что о горе не удосужились сообщить своевременно, но и о равнодушии тех чиновников, которые посылают отчаявшихся родственников по инстанциям за получением мизерной суммы, положенной государством на погребение. В случае с сыном Елены Харитоновой в той же прокуратуре района мне пояснили, что это пособие должны были выдать по месту прописки сына. Так почему же на момент написания этой публикации она до сих пор не получена, так же как сумма на погребение Анатолия Миничева? Почему родственники должны, превозмогая душевную боль, неоднократно ходить и просить то, что им полагается по закону. Добавьте к этому высокомерие и равнодушные лица, которые, что скрывать, мы встречаем в кабинетах гораздо чаще, чем людей доброжелательных. Такое отношение к делу, когда сытый никак не хочет понять голодного, когда удачливый не может и не хочет найти в своей душе элементарного сочувствия – это тоже составляющая наших российских бед. На эту тему, к сожалению, можно говорить бесконечно, ибо равнодушие безгранично еще и потому, что, как правило, ненаказуемо.

Заканчивая эту печальную публикацию, хочу сказать, что один неравнодушный человек все-таки нашелся в случае с Анатолием Миничевым. Он вспомнил земляка и то, что у него есть родные. Перелистав весь телефонный справочник, в конце концов, нашел нужный адрес. Что произошло дальше, вы знаете. Дай Бог, чтобы никого такая беда не коснулась, а если она вдруг произойдет, то каждый из нас должен помнить, что есть не только правовые рамки и законы, но и другой суд. Это суд совести, критерии которой каждый для себя волен определять сам.

Автор: Наталья БЕЛОГИНА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить