Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Завод моего детства

10 : 26    |    18.07.2014

Отъехав четыреста метров от Грузинского шоссе в сторону деревни Тушино, с левой стороны можно увидеть большой корпус какого-то здания и рядом четыре высокие башни (раньше их было пять). Наверняка, многие автолюбители, приехавшие в ГАИ или на автомойку, задаются вопросом: что за предприятие здесь раньше было? Это Чудовское межсовхозное предприятие по кормопроизводству или просто – «Селькорм». С этим заводом у меня связано много детских воспоминаний. Сейчас в пустом здании лишь битые кирпичи и металлолом, но я помню, как 25 лет назад здесь весело гудели печи и вкусно пахло свежеприготовленной травяной мукой. За четверть века название завода не раз менялось, но для меня он так и остался «Селькормом».


Завод по производству витаминно-травяной муки в Чудове был построен в конце семидесятых годов двадцатого века (1978 год) для обеспечения кормами животноводческих хозяйств района. На строительстве работал электриком мой отец – Николай Георгиевич Иванов. Когда предприятие запустили, у него появилось желание остаться здесь работать. Группу будущих операторов отправили на обучение в посёлок Подберезье Новгородского района, где такой же завод уже действовал.

На механизированной линии СБ-1,5 трудились два оператора. Отец обслуживал сушильный барабан, то есть подготавливал зелёную массу к дальнейшей обработке. Его напарник – Валентин Григорьев – работал на грануляторе (установке, перерабатывающей муку в гранулы). Так как всё оборудование операторы собирали и ремонтировали сами, они научились понимать друг друга с полуслова, поэтому и простоев не было. Продукции они выпускали столько, сколько две смены на второй линии. К середине лета завод производил до 635 тонн муки.

По утрам над заводом поднимался белый дым, и по округе шёл неповторимый запах, напоминавший чем-то аромат свежевыпеченного хлеба. Рабочий день начинался в восемь и продолжался до тех пор, пока не будет переработана вся «зелёнка», которую привезли за день. Поэтому, если тракторист свой последний рейс разгрузил в 18 часов и мог быть свободным, то отец работал до девяти-десяти вечера. В то время наша семья жила на Грузинском шоссе, около магазина №5, широко известного среди чудовцев под названиями «пятёрка» или «монополька». Бабушка или мама, занятые домашним хозяйством, по вечерам просили меня выйти на канаву за домом, посмотреть: не пора ли собирать ужин. С канавы хорошо были видны трубы от двух линий завода, и я знал, что правая – «наша».

«Зелёнку», свежескошенную измельчённую траву, подвозили с полей трактористы И. Данилов, А. Исаев, В. Кузнецов, И. Яковчук, А. Мулилов. Это те, кого я помню: они никогда не отказывали взять меня, пацана, в кабину трактора и прокатить до поля и обратно. В то время выкашивались огромные площади полей в Иванькове, Тушине, Дмитровке, Пертечно, заливные луга вблизи Краснофарфорного. В поле работали комбайнёры, среди которых мой лучший «приятель» – Фёдор Соболевский. Не было такого случая, чтобы мне не нашлось места рядом с ним в высокой и просторной кабине «немца» (так называли немецкие комбайны Е-281).

Ф.А. Соболевский:
– На заводе трудился с самого начала: сначала трактористом, потом пересел на комбайн. Техника была хорошая, немецкая – Е-281. Работа, конечно, тяжёлая – с шести утра за штурвалом, ведь надо успеть накосить массу, чтобы в восемь завод запустился. «Зелёнку» начинали косить с апреля. Сначала рожь, потом переходили на горох, смешанные травы. Скошенное поле сразу подкармливалось удобрениями (на РУМе – разбрасывателе удобрений минеральных работал И. Данилов). Трава быстро шла в рост. Если позволяла погода, с поля брали до трёх укосов. Зимой тоже без дела не сидел – работал на погрузчике. Делали муку также из хвои, коры, соломы.

Завод моего детстваНе один круг надо было сделать по полю, чтобы наполнить прицеп трактора. За это время на дядю Федю «вываливались» все мои последние новости. Но одними разговорами сыт не будешь, и в обеденный час на поле появлялся красный «Москвич» С. Белохина, человека очень дружелюбного и общительного. Он развозил по полям обеды из столовой ЧуЗЭМа (готовили, кстати, там очень вкусно, так что обедать домой меня было не загнать).

Привезя свой груз с поля, тракторист должен был взвесить прицеп в весовой (так учитывался заработок и его, и оператора). После зелёная масса поступала на питатель. Очень ответственный для меня момент: отец нередко доверял мне следить за тем, чтобы не было перебоев с подачей «зелёнки» с питателя в сушилку – огромный вращающийся барабан. А по утрам, если не проспал, мне разрешалось иногда запустить печь, которая работала на солярке.

Продукция завода уходила нарасхват: целый день под загрузку подъезжали машины из совхозов района, везли гранулы и соседям, а также в Ленинградскую область. Поэтому простои производства были недопустимы. В случае, если ломался гранулятор, сухую муку затаривали в бумажные мешки вручную. Работы было много, тяжёлой, но интересной. Машины, трактора, комбайны… Весь день: кто-то приехал, кто-то уехал. Один привёз удобрения, другой – солярку, третий поехал дисковать уже скошенное поле – подготавливать для следующего сева. Глаза разбегались, глядя на эту суету. Сколько сил и средств было вложено в постройку завода, сколько техники и сельхозоборудования закуплено, сколько денег вложено в мелиорацию полей, взять хотя бы три больших поля в районе деревни Тушино. Сколько умных и умелых механизаторов работало на заводе.

Где теперь всё это?

 А.А. Белов:
– На предприятии отработал 10 лет газоэлектросварщиком. Многие считают, что завод делал муку только из травы, но это не так. И зимой работы у нас было непочатый край. Со спичечной фабрики отгружалась осиновая кора. С лесозаготовок подвозили хвою. Всё шло в дело. Особенным спросом пользовались жидкие дрожжи. Выпускали их по 25 тонн в день. Если оборудование ломалось, и не было отгрузки, сразу начинались звонки из совхозов – упали надои.

Сначала на заводе была текучка рабочих кадров. Иногда даже новая техника простаивала месяцами – некому было работать. Но когда стало ясно, что будет строиться дом  для работников завода, образовался  стабильный коллектив. Работать люди могли и хотели.

Завод моего детстваС началом реализации продовольственной программы (1982 г.) в сельское хозяйство стали вкладывать больше денег, это отразилось и на заводе. Проводились большие работы по мелиорации земель. Была закуплена в Поддорском районе новая линия СБ-1,5 по производству гранулированной травяной муки, которую рабочие сами демонтировали, привезли, собрали, наладили. Началась реализация проекта по переводу печей  с солярки на природный газ. Постепенно сформировалась своя ремонтная база, где можно было проводить ремонт техники любой сложности. Такого не было нигде.

Когда пришла перестройка, интерес к сельскому хозяйству упал, и завод перестал быть нужным. Сейчас по работе я часто выезжаю в район. Тяжело видеть, как поля, на которых раньше гудели трактора и комбайны, трудились люди, зарастают борщевиком, кустами, превращаются в болота.

Т.А. Иванова:
– На завод устроилась сразу после мужа, в 1978 году, разнорабочей в цех полеводства. Затем после обучения на хлебной базе работала лаборантом, следила за влажностью гранул и сырья. Работа нравилась, очень ответственная: важно, чтобы качество кормов было на высоте. Коллектив трудился большой и дружный: и работать, и отдыхать люди умели. Выезжали на экскурсии, на концерты, летом на выходных часто ездили за грибами и ягодами на заводском автобусе с песнями.

Готовя эту статью, в Интернете нашёл информацию, которая меня поразила. Сейчас, когда агропром только встаёт на ноги после долгих лет разрухи, спрос на травяную муку и гранулы из неё колоссальный. Их дают в пищу крупному рогатому скоту, птицам, свиньям, кроликам, овцам. Потребность в гранулах составляет 1800 тыс. тонн, производится же вдвое меньше. Есть  над чем задуматься...

Сергей ИВАНОВ
Фото Татьяны ИВАНОВОЙ,
из архива газеты и домашнего архива

Опубликовано в газете 17 июля

Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить