Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

«Вся жизнь в труде, отсюда и силы»

09 : 43    |    21.02.2014

Судьба Елизаветы Фёдоровны Яковлевой (в девичестве Матвеевой) с первых дней жизни не благоволила к ней.

Одиннадцатый ребёнок в семье. Очень слабенькая, она родилась в апреле 1932-го, как раз к огородной страде. Близкие и родственники не надеялись на то, что девочка выживет. Заходя навестить семью, с горестными  вздохами интересовались: «Не прибрал ещё Господь мученицу?» Но Лиза выжила и окрепла. В июне 1941-го ей шёл девятый год. Семья жила в деревне Горки (недалеко от с. Оскуй). На три деревни – Новая, Дерева и Горки был свой райсовет, школа, больница и даже родильное отделение. В трёх деревнях было около 200 домов.

По воспоминаниям Елизаветы Фёдоровны, жили бедно, но дружно. Среди старших братьев и сестёр было две пары двойняшек. Папа, добрый и спокойный мужчина, трудился пастухом, пас колхозное стадо. Славился как хороший охотник  и рыбак. Семья не голодала. Всегда в доме было мясо, молоко. Держали скотину и огород. Дети помогали управляться с хозяйством. Отец очень любил маму и называл её не иначе как «Александра мила», даже Шурой, как это было принято в деревне, никогда не звал.

Война разделила жизнь на две половины
С началом войны старшая сестра Александра, названная в честь мамы, ушла на фронт медсестрой. Она прошла всю войну, служила в медсанбате дошла до Берлина и невредимая вернулась домой. Брат Павел воевал в зенитных войсках, защищал Москву. Отца Елизаветы Фёдоровны в армию не призвали. В 1941-м ему уже шёл 56-й год. Воевать отцу довелось ещё в первую мировую войну. Тогда же он побывал в немецком плену. Немцы вывезли его в числе пленных в Мюнхен, где он некоторое время работал на конезаводе. С тех пор папа понимал немецкий язык и даже мог говорить по-немецки. Это своё умение в годы оккупации мужчина тщательно скрывал, так как боялся, что его сделают полицаем, а предателем он быть не хотел. Своими знаниями немецкого глава семьи делился с детьми, обучал их языку. Елизавета Фёдоровна вспоминает, что её произношение ставили в пример в школе. И сегодня она бойко рассказывает стихи на немецком языке. Даже устроила мне во время встречи небольшой экзамен. Пришлось отвечать на вопросы по-немецки, с трудом вспоминая школьный курс. Вообще Елизавета Фёдоровна Яковлева – удивительный человек. Знает много стихов русских классиков, цитирует главы из Евгения Онегина, поёт старинные русские обрядовые песни. Рукодельница. В доме уютно и красиво, многие вещи сделаны своими руками с любовью и вдохновением. По профессиональному образованию Елизавета Фёдоровна Яковлева – живописец по фарфору, и творческая жилка прослеживается во всём. В свои восемьдесят три года женщина самостоятельно ухаживает за огородом, урожаем с которого щедро делится с друзьями и знакомыми. Глядя на оптимизм и жизнелюбие этого человека, я думала об одном: «Дай Бог каждому в восемьдесят лет сохранить такую душевную щедрость и доверие к людям, желание жить и радовать окружающих своей помощью и участием, сохранить стремление быть нужной и бескорыстие».

Голод  и невзгоды
Всю войну семья Матвеевых держалась вместе. Приходилось очень тяжело, особенно во время эвакуации. Тяжелее всего переносился голод. Сначала жители деревни Горки были эвакуированы в д. Любень, позднее – в Захново (пушкинские места недалеко от Святогорска). Жили в тесноте и большой нужде, по 8 семей в одном доме, спали на полу, на сене.

В 1942-м все запасы были съедены. Люди умирали каждый день десятками. До сих пор о своём голодном детстве Елизавета Фёдоровна вспоминает со слезами. Десятилетия, прожитые позже в достатке под мирным небом, не сумели стереть жуткие картины, навечно отпечатавшиеся в детском сознании.  

За празднично накрытым новогодним столом Елизавета Фёдоровна всегда вспоминает Новый год 1942-го в эвакуации. Детей тогда собрали в школе на праздник. О новогодних подарках не было и речи. Учительница проводила игры, ребятишки пели песни и рассказывали стихи. А потом был конкурс. Всех усадили вокруг ёлки, и над головами школьников учительница водила удочкой, на которой верёвкой была привязана конфета. О сладостях дети уже давно забыли, это был вкус мирного довоенного времени. Конфет в тот зимний вечер было лишь несколько штук, а открытых с надеждой детских ротиков десятки… Тех, кому они достались, называли счастливчиками.

Был и ещё один Новый год, в январе 1942 года. Он оставил шрамы не только в душе. Всю жизнь этот день вспоминал супруг героини нашего рассказа Александр Яковлевич. Во время оккупации Александр Яковлевич находился в Чудове. Семья жила там, где сейчас улица Октября, напротив бывшего кинотеатра «Спутник», по ту сторону Керести. У немцев за рекой был организован штаб, столовая, парикмахерская. В январе 1941-го немцы долго праздновали Новый год, а потом в честь праздника пригласили местных ребятишек на чай с угощениями. Когда детвора выстроилась у дверей столовой, фашисты вынесли два четырёхведёрных бака и облили ребятишек крутым кипятком. Саша стоял в первом ряду. Шрам на переносице остался на всю жизнь жутким воспоминанием о фашистских зверствах.

– Зимой мы ходили по заснеженному полю и собирали траву, которую называли «костёр», она была похожа на метлу. Её мололи и пекли лепёшки. Белой мукой считались перетёртые травяные дудки. Весной рвали сныть, ошпаривали, рубили, обваливали в высушенном и перетёртом липовом листе и пекли лепёшки из этой травы. И взрослые, и дети от такой еды мучились животами, некоторые даже умирали. Иногда старшие ребята и взрослые делали вылазки в разбитые деревни. Если удавалось найти мороженую картошку или какие-нибудь заготовки, то это был настоящий праздник. Дети почему-то называли его «Пасхой». Наверное, потому, что вспоминали мирное время и обильный стол, который накрывали в довоенное время на этот праздник.

С наступлением весны стало чуть легче. Ребятишки ходили за крапивой и мокрецом, их тоже ели, варили щи из крапивы, её также использовали в медицинских целях. Однажды в поле встретили двух военных, которые строго приказали идти в деревню, так как находиться рядом с лесом было опасно. Посмотрев на измождённые голодом, осунувшиеся детские лица, военные позвали ребятню с собой в соседнюю деревню, где находилась полевая кухня. С собой обратно дали флягу с супом. Эта флягу до сих пор Елизавета Фёдоровна бережно хранит как реликвию и сегодня помнит тот удивительный вкус супа с перцем. Они, деревенские дети, тогда не знали что такое перец горошком, и активно разжёвывали всё, что попадалось в супе. Фамилию хозяина фляги – Раппопорт – Елизавета Фёдоровна запомнила, как и тот факт, что он был военным корреспондентом. После войны долгое время хотела найти этого человека, всякий раз обращая внимание на звучную фамилию, когда она встречалась по радио или на телевидении. Думала, что это именно он.

Возвращение домой
Особенно голодно жить было после возвращения из эвакуации обратно в разграбленный и разбитый Чудовский район зимой 1944 года.

– Кругом снег, пустота. Всей семьёй ели мох, опилки, траву. Заваривали ветки черёмухи и малины, хвою ели и сосны. Этими отварами, наверное, и спаслись. В марте старший брат пошёл за травой и в окопе нашёл оставленные солдатами свёклу и капусту. Это нас спасло. Мама целый месяц варила нам щи. Они были без соли, без мяса, но мы были несказанно рады. С наступлением лета стало намного легче. Ходили в лес за ягодами, грибами, посадили овощи и картошку. На реке ловили рыбу и раков. Их было много в те годы в Обуйке.

За годы войны семья похоронила двоих детей. Сначала тяжело заболела Зоя. Потом 17-летний брат Николай неудачно упал с дерева. Не было тогда ни больниц, ни врачей, без медицинской помощи спасти детей не удалось.

Годы войны запомнились Елизавете Фёдоровне неимоверно тяжёлым трудом.

– Следуя девизу «Всё для фронта, всё для Победы!», мы работали не покладая рук. Об отдыхе не думали. Возможности читать книги, учиться не было. Трудились с раннего утра и до позднего вечера. Одна радость была – поспать несколько часов. Старики, женщины и дети пахали, сажали, убирали урожай, работали на покосе, заготавливали дрова. Помню, жара стоит, а мы, дети и подростки, на прополке. У бригадира не решались даже отпроситься искупаться. Не до баловства было. Трудились для Родины, для Победы. Понимали, что на фронте куда труднее. Мы всегда помнили об отцах, братьях, мужьях, о тех, кто сражался в боях за Родину. Мы считали, что в тылу своим трудом приближаем победу.

Всё дальше уходят события Великой Отечественной войны, но память о них останется навечно в истории нашей страны. О том, какой ценой досталась Победа, мы узнаём из рассказов фронтовиков и тружеников тыла, чья самоотверженность и патриотизм достойны поклонения и служат примером любви к Родине для всех последующих поколений. 

Анна ВИНОГРАДОВА
Фото автора

Опубликовано в газете 20 февраля

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить