Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Память сильнее времени

10 : 05    |    07.02.2014

В эти морозные январские дни по всему нашему району проходили мероприятия, посвящённые празднованию 70-летия освобождения города и района от немецко-фашистских захватчиков. Торжественный митинг прошёл и на воинском захоронении в селе Оскуй, где собрались ветераны, школьники, жители села.

Ведущая, учитель истории оскуйской школы Наталья Николаевна Постнова, напомнила собравшимся о славных подвигах советских воинов, которые в холодном январе 1944 освободили Новгород, Чудовский район, прорвали кольцо блокады Ленинграда. В стихах, прочитанных школьниками, звучали слова о памяти, уважении и благодарности, к тем людям, которые отстояли свою страну. Собравшиеся почтили память погибших минутой молчания, а затем возложили цветы на их могилы.

Продолжились праздничные мероприятия в Оскуйском центре досуга, где состоялась встреча школьников с ветеранами. Эти люди во время войны были  ровесниками ребят. То, что для нынешних школьников – факты  истории, для этих людей стало частью жизни.

Один из старейших жителей села Оскуй Николай Иванович Данилин рассказал ребятам, что пришлось испытать ему, 14-летнему мальчишке,  и всей семье, когда началась война.

«Война, ребята!»
22 июня, летним утром  деревенские ребята, как обычно, собрались на речке. Немного погодя, прибежал кто-то из взрослых и сказал: «Ребята, война!» Наскоро одевшись, мальчишки ринулись к сельсовету, где на столбе висела чёрная тарелка радиоприёмника. Там они и услышали сообщение о вероломном нападении фашистов на нашу страну. Здесь же ребятишкам вручили повестки, и они отправились разносить их  по селу. Мужчины призывного возраста сразу собрались и поехали в Чудово, часть из них сразу же попала на фронт, часть – вернулась обратно в село. Их отправили чуть позже по железной дороге, которая пока работала, на Будогощь.

Через день-два со стороны Чудова на Тихвин пошли непрерывным потоком люди. Ехали телеги, гнали вперемежку скот, люди шли  пешком, между ними попадались и военные – народ отступал от приближающихся фашистов.

Семья Николая тоже стала собираться в путь, двинулись в сторону Оттоки. Дойдя до деревни Верижье?, остановились здесь и прожили примерно неделю. Дошли слухи, что немцев остановили в Грузине, и люди решили вернуться домой.

Линия фронта проходила в 20 километрах от села. Женщин и молодёжь собрали и мобилизовали копать окопы, делать укрепления. Немецкие самолёты-разведчики летали и разбрасывали листовки, которые военные тут же старались собрать, чтобы они не попали в руки к гражданскому населению. Но о том, что там были написаны даже частушки на русском языке, призывающие оказаться от  строительства укреплений, молодые люди конечно, знали.

До 27 августа работы по строительству укреплений продолжались, а потом немец прорвал оборону и пошёл на Тихвин. И снова пришлось людям уходить из родных мест.  Остановились на этот раз в деревне Шарья.

Кто жил в школе, кто у родных или знакомых. Немцы двигались следом по пятам, наступали.

– Запомнилась такая сцена. Немцы вошли в деревню, встали посредине и с бронетранспортёров стали кидать махорку и сухари. Голодные ребятишки кинулись всё это собирать, а фрицы  веселились, наблюдая это, – рассказывает Николай Иванович.

Когда немцы прошли дальше на Тихвин, семья  Данилиных,  да и многие другие снова вернулись в Оскуй.  Теперь через село проходили уже фашистские войска, огромное количество разной военной техники. В селе стояли немцы.

– Вернулись в родной дом, который тоже был занят – здесь жили немецкие солдаты, получили угол и место на печке. Там и жили. Правда, немцы, стоящие в доме, вреда детям не делали. Иногда даже давали хлеб или суп, который помогали приносить маленькие сестрёнки, – вспоминает наш герой. – В шесть часов вечера уже нельзя было и нос на улицу высовывать – дежурил немецкий патруль. Поэтому мы, ребятишки,  большую часть времени сидели дома на печке.

Так прошло 2 месяца. В ноябре советские войска пошли в наступление, стали бомбить. Во время одной из бомбёжек семья чуть не погибла. Когда услышали звук нашего самолёта, Николай и один из немцев выскочили в коридор. Стали падать бомбы, и Николай забежал  обратно в дом, а немец вышел на крыльцо. В это время бомба попала как раз в коридор. Немца убило,  в доме обрушилась крыша. Николай с матерью и сестрёнками, прятавшимися на кровати,  чудом остались живы. Одну из девочек ранило упавшими брёвнами, и мать потом водила её в лагерь, который тоже находился в селе, где её лечил доктор из военнопленных.

Тех страшных дней воспоминанья...
В декабре жители деревни стали замечать, что немцев стало меньше. До села дошли слухи, что они отступают со стороны Тихвина.

– А в середине декабря случилось страшное: ночью загорелся сарай, где содержали военнопленных. Там было, по слухам, 500 человек или даже тысяча. Увидев зарево, мы выскочили на улицу. Подходить ближе боялись, там были слышны выстрелы, крики немцев, а ещё страшный нечеловеческий рёв заживо горящих людей. До сих пор, когда вспоминаю это, у меня волосы на голове начинают шевелиться, – с болью говорит Николай Иванович, – такой ужас мы в ту ночь испытали. Сгорели все до единого, столько людей приняли там мученическую смерть. Хорошо бы на этом месте крест установить в память о них, чтобы все знали, какое страшное событие с ним связано.

Немцы отступали, и мы замечали, что той техники, что проходила в сторону Тихвина у них уже нет. Редко когда пройдёт танк или машина. Нас тоже погнали в сторону Чудова, хотели оттуда отправить дальше в Эстонию или ещё куда. Дошли мы до деревни Савин Бор и там остановились в блиндажах. Дня через три к нам пришёл инвалид Коля Бочкарёв и сказал, что пришли наши. Мы сразу же побежали в деревню. Кругом было светло как днём, потому что горели подожжённые фашистами дома. Большая часть деревень в округе тогда  была сожжена дотла. Взорвана была  и половина моста в Оскуе, а заминированную вторую половину немцы взорвать не успели. Так накануне Нового 1942 года мы снова оказались дома. Правда, жили у соседей, так как наш дом пострадал при бомбёжке и сгорел. Немцы опять стояли в Грузине. Село часто бомбили.

Погибли тогда многие, в их числе один из моих друзей – Мишка Паршин.

Линия фронта проходила близко, это было опасно, поэтому жителей снова стали отправлять в Отоку. Соглашались уехать не все. Мать с девчонками в очередной раз отправилась, а  Николай остался в Оскуе с семьёй соседей. Девчонок надо было как-то кормить, и он, как самый старший, старался добыть продукты. Военные, что жили в Оскуе, иногда давали сухари или даже концентрат.  Подросток  собирал  это и носил своим.

Весной семья снова воссоединилась в Оскуе. А молодых парней и девчонок  мобилизовали на рытьё окопов в Завижу.  Днём спали, а копали по ночам (днём опасно). Но как-то и ночью их всё-таки обстреляли. Тогда всех оттуда отправили под Тихвин на строительство дорог. Ребята и девушки разбирали сараи, валили деревья, делали настил, чтобы техника могла пройти. Перебрасывали  с одного места в другое, туда, где были нужны рабочие руки.

В 1942 году семья получила похоронку на отца. А в августе этого же года снова пришлось собираться в путь – в этот раз надолго – жителей села эвакуировали в Сибирь. Вернулись домой они  только летом 1945 года.

А жизнь продолжается
Несмотря на возраст (в этом году ему  должно исполниться 87 лет), Николай Иванович остаётся человеком  бодрым, позитивным, энергичным. По словам дочерей, часто сетует на то, что поработать хочет, сделать что-нибудь полезное около дома или в доме, да вот зрение не позволяет. А привычка к труду воспитана в нём самой жизнью. Ведь на трудовой вахте  с 14 лет, был и трактористом, и учётчиком, и судоводителем на сплавном участке, и шофёром. Вырастили с женой Марией Васильевной четырёх дочерей. Супруги, к сожалению, уже нет в живых, живёт Николай Иванович один. Но не дают унынию предаваться дочки – навещают, помогают. Да он и сам по дому кое-что старается сделать: дрова в печку сложит, обед подогреет. Ведь нужно шевелиться, двигаться, в этом – жизнь.

Вот такой он, простой русский парень, которого война очень быстро сделала  взрослым, научила заботиться о своей семье, работать, не терять оптимизма и присутствия духа, в любой, даже самой трудной ситуации оставаться человеком.  А мы сегодня желаем ему здоровья, любви, тепла, внимания и заботы близких и долгих лет жизни.

Татьяна ИВАНОВА
Фото из семейного архива

Опубликовано в газете 6 февраля

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить