Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Пережили годы оккупации и плена

16 : 00    |    08.05.2013

Вместе с десятилетиями после окончания  Великой Отечественной войны уходят люди,  испытавшие на себе её ужасы, пережившие голод, разруху, смерти близких, испытавшие все тяготы послевоенного периода. Воспоминания о пережитых в лихолетье трудностях навечно врезались в память поколений и нет-нет  да и всплывают, напоминая живущим о самых трагических годах в истории Отечества.

Семья Рыжовых жила в Лезно, когда началась война. У Николая Степановича и Марии Ивановны росло шестеро детей. Старшие сын и дочь, ушли на фронт. Остальным пришлось пережить годы оккупации и немецкого плена. О нелёгкой судьбе, выпавшей на долю Клавдии Николаевны Рыжовой, рассказала корреспонденту газеты её дочь Людмила Николаевна Степанова.

Вместе с братьями и сёстрами в 1943 году мама была угнана в Германию. Этому предшествовали принудительные работы по рытью окопов в лесу около деревни Опочивалово. На окопах трудилось около трёхсот человек. В деревне находился немецкий штаб. Кроме рытья окопов женщины стирали белье немецким солдатам и выполняли хозяйственные работы. Оккупанты относились к русским, как к рабам.

Тщательно скрывали
Долгое время  Людмила Николаевна не знала историю своего рождения.  В семье об этом старались не говорить, молчала и мама.

Судьба с детства была к ней несправедлива.  После неудачного лечения отита в три года Клавдия оглохла. В начале войны это была красивая, молодая глухонемая девушка.

Подробности своего происхождения Людмила Николаевна узнала после смерти мамы, рассказала мамина сестра.

О судьбах детей, рождённых   в СССР от немецких солдат, известно очень мало. Эти факты тщательно скрывали. Официальной статистики не существует. Есть только предположения.  Вероятно, на территории СССР в период 1941-1944 гг. родилось около 100 тысяч детей. Как в дальнейшем сложились их судьбы? Известно немного.  Художественный фильм «Одна война» о нелёгкой судьбе таких детей и их матерей сняла актриса и режиссёр Вера Глаголева, он вышел в 2009 году и приподнял завесу над этой трагической частью истории военных лет.

По дороге в Германию
Людмила Николаевна родилась в феврале 1944-го по дороге в Германию. Путь туда длился почти три месяца, пешком и на поездах через Эстонию и Латвию. В грязном товарном вагоне, в котором перевозили скот, вместе с остальными угнанными  ехали и Рыжовы.

– Я родилась очень маленькая, меньше трёх килограммов, – рассказывает Людмила Николаевна. – По дороге всё время плакала, хотела есть. Грудного молока у мамы было мало. Одна женщина посоветовала моей бабушке выбросить новорождённую внучку в окно поезда – кормить нечем, убить могут. Но мама не дала. Мне тогда было десять дней от роду. От конвоиров меня прятали под подол и в тряпки, боялись, что отберут. По дороге в Германию поезд несколько раз подрывали и бомбили. Тогда осколком ранило моего дядю (в то время подростка). Он остался инвалидом.

Жизнь в лагере
– В Германии всех поместили в лагерь, на руке у каждого выжгли  знак «ОСТ» и номер. Голод не давал спать по ночам. Немец-охранник угрожал маме:  если девочка не перестанет кричать, то он пристрелит обеих. Днём всех выгоняли на горно-подземные работы. Иногда дежурил  более человечный охранник-немец, который приносил молодой женщине корку хлеба. Клавдия жевала её, заворачивала в тряпку и совала в рот малышке, чтобы та хоть на какое-то время замолкала.

– По воспоминаниям родственников, жизнь в лагере была очень голодной и опасной. Летом 1944-го Германию начали бомбить американские самолёты. Они летали партиями от 40 до 90 штук. Земля тряслась под ногами, все бежали прятаться в горах и бомбоубежище. Один раз неразорвавшийся снаряд упал маме прямо под ноги. После каждой бомбёжки мой дед собирал нас, как цыплят, и пересчитывал. Освободили заключённых лагеря американцы в начале 1945 года и передали англичанам, затем постепенно их обменивали на иностранных пленных. Тогда дедушке с семьёй предложили остаться жить в Германии. На родине ждала послевоенная разруха, не было ни денег, ни жилья, но дед  был патриот. Мы вернулись.

Возвращение на Родину
На границе всех возвращающихся проверяли. Семья прошла досмотр. С главы семейства сняли немецкие сапоги, в которых он работал в лагере. С собой разрешили провезти ванночку и кувшин, чтобы купать ребёнка (они и сейчас хранятся на даче у героини нашего рассказа), да чёрные занавески, из  которых мама сшила себе потом платье. Домой ехали в товарных вагонах, в Чудово вернулись в конце 1945 года. Семья поселилась в местечке Лука-2, в помещении бывшей немецкой конюшни. Людмила Николаевна и сейчас помнит стёкла в окнах  этого здания, армированные тонкой медной проволокой.  Как память о тех тяжёлых первых годах своей жизни Людмила Николаевна Степанова хранит пожелтевший от времени документ маминого досмотра, полученный в 1945-м при возвращении на Родину. На основании этого документа  позднее Людмиле Николаевне был присвоен статус малолетнего узника.

Фото автора

Автор: Анна ВИНОГРАДОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить