Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Ах, война, что ты подлая сделала?…

15 : 55    |    08.05.2013

Многих семей коснулась своим чёрным крылом Великая Отечественная война. Виктор Степанович Артюшкин, житель города Чудово, председатель общественной организации «Союз малолетних узников фашистских концлагерей», тоже знает о ней не понаслышке.

Будучи ещё маленьким ребёнком, он попал в пекло войны, пережил голод, концлагерь, страх смерти. Да и вся семья Виктора Степановича, как и семьи многих советских людей в то время, теряли близких, гибнущих на фронте, терпели ужасы оккупации, мужественно переносили разлуку с родными, оказавшись на чужбине.

Жила-была семья
– Большая семья моего деда, Семёна Даниловича Жукова, до войны жила в деревне Тушино-Остров, ныне Тушино, – неспешно начинает свой рассказ Виктор Степанович. – У деда было три сына и три дочери. Моя мать, Анна Семёновна Жукова, была старшей. Жила она с семьёй отдельно. Получила от производства, на котором работала, комнату в доме на Исаковом хуторе. Старший из сыновей деда – Владимир – умер ещё до войны, средний, Николай, погиб на Севере. Остался только младший – Виктор, который в 1941 году окончил 7 класс.

Виктор-большой и Витька-маленький, как называли в деревне дядю и племянника, были неразлучными друзьями, несмотря на разницу в возрасте. Старший Виктор прекрасно пел и учил этому искусству племянника. Самая его любимая песня – «про тачанку», исполнял которую он особенно часто и с большим удовольствием. А ещё дядя Виктор замечательно рисовал.

– Бывало, все в доме уснут, он зажжёт лампу, а я тут как тут, сижу тихонько, и, не отрываясь, смотрю, как он рисует. Хорошие были времена, – вздыхает рассказчик и украдкой смахивает слезу.

На чужбине
В этот же год, когда немцы захватили Чудово, сгорел дедовский дом в Тушине, и семья перебралась в Успенское. Немногим раньше отец успел забрать Витю от деда, они оказались на реке Свирь (отец работал в водном транспорте) и были захвачены в плен финнами. В 1942 году всю семью деда немцы угнали в Литву, в город Плунге. Всю остальную историю родных и, прежде всего, любимого дяди Вити, Виктор Степанович слышал уже от родных.

– В Плунге моего дядю Виктора местные националисты забрали в свою армию, но он служить им не стал, потому что был комсомольцем, и умудрился оттуда сбежать. Вернувшись, матери сказал:

– Пусть меня расстреляют, но служить у них я не буду!

Матери, моей бабушке, ничего не оставалось делать, как спрятать его в сарае. Некоторое время ей удавалось его скрывать, но однажды ночью фашисты пришли за ним. Вывели на улицу всю семью и под угрозой расстрела заставили мать звать сына. На зов матери Виктор вышел. Их было 13 мальчишек (12 местных ребят и Витя), которых привели в лес, заставили выкопать огромную яму и в ней же расстреляли…

Уже после освобождения Плунге советскими войсками тётя Нина стала искать место, где расстреляли мальчишек. С одной из местных жительниц они пошли в лес, якобы за грибами, и женщина только одним взглядом указала страшное место. Виктора узнали по одеялу, которое у него было с собой. При осмотре у него обнаружили только рану на плече. Значит, вполне вероятно, что он был закопан живым. Позже всех расстрелянных ребят перезахоронили  в парке города Плунге.

Тётя Нина
– Одна из дочерей деда, средняя сестра матери, Нина, была женщина отчаянная. Она ещё до войны окончила курсы шофёров. Помню, как бабушка отговаривала её ездить в командировку в Финляндию, сразу после войны с ней, но она всё равно ездила.

Вот и в оккупации решительный характер Нины проявился сполна. Немцы начали отправлять людей из Плунге в Германию. Дошла очередь и до младшей тётки Виктора Лили. Но Нина не могла позволить отправить младшую сестру. Она, несмотря на то, что была матерью малыша, родившегося в самом начале войны, начала уговаривать немцев оправить вместо сестры её. И сумела этого добиться, оставив Лилю нянчиться с сыном. По пути в Германию из эшелона ей удалось бежать. Она вернулась в Плунге, и фашисты бросили её в концлагерь. Там Нина познакомилась с будущим мужем Дмитрием Синкевичем, и они вместе снова стали готовить побег. Когда Красная армия приблизилась к Плунге, план удалось осуществить. На первом танке, принимавшем участие в освобождении города, Нина вернулась к родным, а муж Дмитрий отправился с войсками дальше на запад.

Только в 1944 году семья смогла вернуться на родную землю. В Чудове тётя Нина стала водить первую «полуторку», которую прислали на завод «Восстание», принимала участие в разминировании Мясного Бора.

Вот такая семейная история, каких было много в те годы. За скупыми словами – слёзы и горе матери, потерявшей совсем юного сына, который, пусть и не воевал с врагом, но, столкнувшись с ним лицом к лицу, не струсил остался человеком, верным своей стране, своему народу. Это страх, боль, голод, через которые прошли люди, заброшенные злой волей врага на чужбину. Но несмотря на всё, что им приходилось вынести, они не забывали, о том, что они люди. Они любили, спасали, защищали, поддерживали слабых, берегли детей… Одним словом, жили. Жили и верили, что война когда-то обязательно закончится, а жизнь будет продолжаться вечно.

На фото : Ученики 7 класса «восстанской» школы, где учился Виктор Жуков (в нижнем ряду, второй справа), 20.03.1941года.

Фото из семейного архива

Автор: Татьяна ИВАНОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить