Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Геройская снайперская женская рота

23 : 03    |    24.01.2013

Недавно мне прислали очень необычный материал о Великой Отечественной войне. Признаюсь, несмотря на то, что я довольно много прочитал литературы о ней, такое мне встретилось впервые. Автор этого материала – ветеран Великой Отечественной войны Александр Васильевич Невский.

Во время войны он был командиром 192-го отдельного батальона связи 2-й стрелковой Мазурской дивизии. Это из его мемуаров.

Место действия – Чудовский район, шоссе Селищи – Спасская Полисть. Время действия – сентябрь 1943 года. В это время 2-я стрелковая дивизия начала менять на указанной позиции 65-ю стрелковую дивизию.

«Линия обороны для дивизии была установлена 25-27 км, – пишет Александр Васильевич. – Это очень много, так как людей мало. Условий для наступления не было ни для нас, ни для немцев, местечко было отчаянно скверное.

В 1943 году начало поступать пополнение — девушки 1920-22 годов рождения, все со средним образованием. Заменили мужчин на коммутаторе, телеграфе, пунк-те сбора донесений, прачечной, радиостанциях и кухне, а все мужчины пошли на пополнение кабельной роты.

3 сентября 1943 г. дивизия отдохнула и приступила к занятию участка обороны 65-й стрелковой дивизии, правее дороги Селищи – Спасская Полисть. Селищенские казармы были построены во времена Екатерины II (автор ошибается, Селищенские казармы были построены в 1818-1824 гг. при устройстве военных поселений. Простим автору эту неточность – В. Папешин), и там тогда размещались кавалерийские части.

Во время смены дивизий противник, использовав этот момент, внезапно ворвался в наш передний край, заняв 16 ДОТов, и положение создалось крайне напряжённое, так как противник теснил нас к реке Волхов.

К месту сражения прибыл командующий 59-й армией Коровников И.Т. и два полка артиллерии РГК (резерва главного командования), на марше находились ещё две резервные пехотные дивизии, но они были далеко, за 40 км. Артиллерия помочь не могла, так как бои шли в окопах, а в них перемешались наши и вражеские подразделения. В бой были брошены все наличные силы 2-й и 65-й стрелковых дивизий: повара, кладовщики и писари, а противник проявлял всё нарастающую активность. В резерве стояла снайперская рота из 99 человек, но у командира дивизии она в памяти почему-то тогда не уложилась и была забыта.

В любом бою мозгом должен являться начальник штаба части или соединения, но тут получилось наоборот. Бывший начальник штаба нашей дивизии полковник Крицын убыл в академию Генерального штаба 15.08.1943 г. Вновь назначенный полковник, фамилии которого не помню, оказался человеком «с чином», но неподходящим для роли начальника штаба дивизии (10.04.1944 г. снят с должности за трусость). Командир дивизии, генерал-майор Лукьянов покрывал его, о чём я тогда не знал. Как только на передовой началось сражение, Лукьянов вызывает меня и ставит задачу, не соответствующую моей должности и званию: «Здесь ты на КП дивизии остаешься старшим и должен всё предусмотреть». Я заявил, что у нас имеется начальник штаба и много майоров, а я только капитан. Но он приказал: «Выполняй!» – и отбыл в полки.

Прежде всего, я проверил боевую связь, всё оказалось на месте – связь работала отлично. Не оставил без внимания и оперативную сторону дела, раз оставлен за «старшего»: переговорил с командирами и начальниками полков, со складами, с медсанбатом. Картина была ясной – враг теснил нас. Я вызвал обоз штаба дивизии для погрузки штабных документов, приказал подготовить верховых лошадей для командования, прошел по штабным землянкам и приказал уложить все бумаги в сундуки и быть готовыми к эвакуации за реку Волхов, но самовольно никто не должен покидать штаб.

Неожиданно меня вызывает начальник штаба дивизии. Бегу и думаю: «Наверное прибыл из полков или где-то проводил проверку, а возможно, был в штабе армии». Захожу и не верю своим глазам – этот мерзавец сидит пьяный до последнего предела и требует выдать ему аттестат – он-де уже получил 5 литров водки на складах и ему нужно теперь отчитаться. И не подумал, что я за разбазаривание водки пойду под суд военного трибунала. О сражении он даже не помышлял. Его ординарец заявил, что он теперь свободен, берёт винтовку и идёт в бой. И ушёл...

Так вот причина, почему меня комдив оставил за старшего!

Командир и оперативный отдел дивизии наконец-то вспомнили о снайперской женской роте. Снайперская женская рота была численностью 99 человек. Командир роты, политрук и старшина по возрасту были постарше, остальные все – девушки. Снайперская рота представляла из себя отлично сколоченную боевую единицу. Девушки обладали исключительной выдержкой, хладнокровием, мужеством, великолепно владели оружием, были прекрасно натренированы физически и хорошо обучены снайперскому делу. Эту роту выдвинули на участок, за который командование дивизии больше всего боялось, так как с него могли вклиниться к нам в тыл фашисты, но и для нас этот участок также имел огромное значение, поскольку был весьма удобным для развития успеха.

Только маленькие фигурки девушек успели занять свой участок, фашисты, не заметив этой роты, бросили в атаку батальон головорезов. На наших маленьких женщин неслась лавина фашистов и, как впоследствии говорили очевидцы, было страшно смотреть, как всех их сметёт немецкая атака.

Враг был подпущен на 50-100 метров, и началось его уничтожение, девушки расстреливали немцев чуть ли не в упор, не выпуская зря ни одной пули. Фашистский батальон был немедленно парализован, большинство немцев сразу же уничтожено, оставшиеся побежали обратно, но девушки бросились за ними в контратаку, уничтожая по пути минометчиков, пулеметчиков и др., и ворвались «на плечах фашистов» в их окопы. Этот момент дал возможность нашей дивизии резко изменить обстановку, враг дрогнул, боясь окружения, начал повсеместно очищать наши позиции и даже сдал часть своей обороны. Захвачено было много пленных и оружия.

Женская снайперская рота в этом бою убитым не потеряла ни одного человека, легко раненых было четверо. Командующий армией генерал-лейтенант И.Т. Коровников наградил всех участниц боя – 99 человек – орденами Красной Звезды».

Вот такой случай описывает ветеран Великой Отечественной войны. Чтобы орденом Красной звезды было награждено сразу 99 человек – это просто уникальный случай! Проверить его, конечно, довольно трудно, так как право наградить этим орденом было предоставлено командующему армией, тем более, что ветеран войны не называет ни одной фамилии из снайперской роты, поэтому разыскать наградные листы на девушек практически невозможно.

Такие снайперские роты численностью до 120 человек существовали и в других дивизиях – это факт. Тем более, что это был 1943 год, когда на Волховском фронте установилось относительное затишье. Иногда целыми днями не было слышно ни одного выстрела. Но случались иногда и бои «местного значения», как их тогда называли, подобные описанному.

Кстати, теперь об этом уже можно писать, а раньше – ни-ни – секретно. Читатель не найдёт упоминания ни в одной книге о том, что на Волховском фронте принимали участие снайперское подразделение и один из артиллерийских дивизионов дивизии имени Дзержинского (это была дивизия НКВД и ныне достаточно закрытая воинская часть).

Если кто-то из читателей слышал или знает о подобных случаях массового награждения воинов за одну операцию, прошу сообщить мне. Разумеется, речь не идет о массовом награждении за форсирование крупных водных преград типа Днепра или другой большой реки при отчаянном сопротивлении немецких войск. Уникально это событие еще и потому, что оно случилось именно на нашей Чудовской земле.

Автор: Валентин ПАПЕШИН Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить