Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

История одной фотографии

09 : 31    |    26.05.2011

Эта фотография упорно попадалась мне на глаза. Я ее уберу подальше, на верхнюю полку, а она опять падает… Давно уверовав в то, что в жизни случайностей не бывает, и все, что с нами происходит неизменно связано, скреплено какими-то неведомыми нитями, я уже знаю, что эта нить будет длинной, а, может быть, и бесконечной. Ведь называется она памятью. Той самой, о которой мы в суете сует забываем, отодвигаем ее, проживая другую жизнь с другими людьми, ставшими близкими и незаменимыми. Но старые вещи, фотографии, письма, записки вновь возвращают туда, куда уже не вернуться… И тогда приходят воспоминания…

Порою, воспоминания бывают с горчинкой, но если касаются самой радостной, светлой поры – юности, то они неизменно светлые, даже радужные… Ах, как жаль, что время вспять не повернешь, и новые дни, словно листья на деревьях, опадают и дают место молодым росткам. Но есть у каждого свой самый памятный листочек, который, хоть и тревожит сердце, но душу греет.
Воспоминанья ранние прекрасны…
На фотографии, которая так часто попадалась мне на глаза, очень красивые мальчики из моей юности. Тут же снимок из нашей газеты, а под ним подпись: «Этот эстрадный оркестр электроинструментов хорошо знаком чудовской молодежи. Весь летний период по вечерам оркестр играл в городском парке, на танцплощадке. Его репертуар – эстрадные советские и зарубежные песни, танцевальные мелодии. Пользуются успехом песни, исполняемые солистом оркестра А. Емельяновым. Сейчас ребята играют на сцене Дома культуры во время вечеров отдыха». Когда это было напечатано, не знаю, так как была еще школьницей, но о новых чудовских музыкантах стали говорить в Чудове все. А в молодежной аудитории они являлись настоящими фаворитами. Назывался ансамбль  «Ваганты».
Я младше ребят на два-три года, но тем не менее знала каждого. Кто-то жил по-соседству, как например, Володя Слесарев и Толик Смирнов, а остальные очень часто приходили к нам во двор, и мы вместе играли во все дворовые игры от домино до лапты. Потом ребята выросли и стали одержимы идеей создания своей вокально-инструментальной группы. В этом участвовали не только они, взявшие в руки музыкальные инструменты, но и другие мальчики из дворового окружения.
Я вспомнила, что эти фотографии попали к нам от Вити Почегаева и решила их вернуть. Ищу в телефонной книге номер и не нахожу. Вдруг на улице случайно встречаю его брата Володю и прошу дать мне Витины координаты. «Зачем тебе? – грустно спрашивает он. – Нет больше Вити, в феврале его похоронили, сгорел, как свечка от болезни за полгода», – сообщил Володя. И тут я поняла, почему эта фотография все время попадалась мне на глаза. Это повод рассказать о них, ярких ребятах из конца шестидесятых, тех, кто впервые вышел на нашу сцену и покорил сердца многих из нас.
«Тихо стонет парк заброшенный…»
Теперь наш парк им. 1-го Мая – место пустынное. Редкий прохожий пройдет по его аллеям. Застыло в ожидании футболистов футбольное поле, они не спешат поиграть здесь – место не отвечает общепринятым стандартам. А когда-то целые баталии разыгрывались, и мы, девчонки тех лет, влюблялись если не в музыкантов, то в футболистов!
Я закрываю глаза и слышу музыку, звучащую с танцплощадки. Саша Емельянов, чем-то очень напоминающий современного любимца публики Стаса Михайлова, поет проникновенно, печально. Его глаза устремлены на любимую девушку. У нее точеная фигурка, чуть вздернутый носик и прекрасные длинные волосы. Она очень пластична и тоже выступает на сцене, исполняя этюд со стаканом. Все вокруг отмечают, что это красивая пара. Когда Саша поет, то исчезает его легкая картавость, воспринимаемая как особый шарм. Я вижу, словно воочию, всех пятерых ребят в красных бархатных жилетах, светлых брюках и ботинках, отполированных до блеска…
Зимой в парке было тихо. Но 9 мая, в любую погоду, на танцплощадке открывался новый сезон, который длился до октября. Танцплощадка – не только любимое место отдыха, это особый мир, со своими традициями, правилами и, если хотите, этикетом. Кто его устанавливал, не знаю, но негласные правила соблюдались неукоснительно.
Я не относилась к тем, кто пришел танцевать в раннем возрасте. Но после окончания восьмилетки разрешение ходить на танцы было получено. И началось... Как в песне знакомой поется: «рядились простенько, ходили все гурьбой…» Вот всей дворовой гурьбой мы и ходили на танцы. Одежда, почти униформа: юбка по самое некуда, белые носочки и спортивные танкетки (почему-то это считалось особым шиком). У меня была уникальная юбка, привезеная из недосягаемой тогда Швеции. Ее по очереди носили все подружки. Отказать я им не могла и покорно дожидалась своей очереди. С юбкой ничего не делалось. Она была коротенькая, в складочку, которая не расходилась даже после стирки, так что радовались ей мы долго. Принцип – «все вокруг советское, все вокруг мое» – работал безотказно. Но вот ребят по этому принципу распределять не получалось. Когда мы подросли и пришли на танцы, то ребята из ансамбля, еще совсем недавно игравшие с нами во дворе, были уже «не наши». Они были «звездами», имели поклонниц, которые их охраняли на правах хозяек. Но, если честно, мы особо и не претендовали. И эти славные, милые, талантливые мальчики так и остались в памяти, как ребята с нашего двора, друзья детских игр. Я уверена, что многие люди моего поколения хорошо знали их и помнят до сих пор. Ведь яркие явления из жизни не уходят, а запоминаются надолго.
«Они были первыми»
Я вновь беру фотографию и смотрю на эти красивые лица. За ударником – Владимир Слесарев, кудрявый мальчик с гитарой – Виктор Почегаев, соло – Александр Емельянов, затем Володя Шилкин, клавишные – Анатолий Смирнов. Это фото сделано в парке, на танцплощадке, которой давно уже нет. Но, если честно, то я и представить не могу, чтобы мои дети или внуки танцевали там. Ведь кругом деревья и кусты. Тогда об этом не думалось. И я часто задаю себе вопрос: почему? Ответ на него простой. Взгляды на жизнь, общественная мораль и правила взаимоотношений были другими. Да и мы сами были другими, хотя и очень похожими на них, сегодняшних. Нас объединяет вечное, никогда не стареющее чувство любви и тяги к хорошему. Так вот этим хорошим, приносящим радостный праздник, были ребята из ансамбля. Каждую пятницу, субботу и воскресенье они выходили на сцену для того, чтобы мы танцевали под живую музыку. Столько лет прошло с тех пор, а я все помню это волнение и радость.
Ребята играли на чудовской сцене до ухода в армию. Потом пути их разошлись. Я долгое время ничего конкретного о них не знала. Исключение – Володя Слесарев, с которым мы идем рядом по жизни. Да жену Вити Почегаева, милую и очень симпатичную Валентину, я тоже нередко встречала на улице. От своих земляков я знала, что живут Почегаевы справно, уважают и любят друг друга, растят детей. Хорошая, трудолюбивая семья. Витя познакомился с Валей на танцплощадке, и эта любовь была у них до конца жизни. Красивая блондиночка Валя с ранней юности была ему верной подругой и любимой женой. Я искренне сочувствую этой семье и верю, что память о Викторе Почегаеве будет светлой для каждого, кто его знал.
Такой поворот событий заставил меня захотеть подробнее узнать о судьбах наших музыкантов. За этим я пришла в гости к Володе Слесареву. Вместе с ним и его женой Татьяной мы вспоминали нашу юность и каждого поименно из ансамбля. Рассказывает Володя Слесарев: «Идея создать свой музыкальный коллектив первому пришла, мне кажется, Александру Емельянову. Мы учились с ним в одном классе. Толик Смирнов и Володя Шилкин – в параллельном классе, а Витя Почегаев – в ПТУ, в Ленинграде, окончив которое, стал работать на фабрике. Мы часто собирались вместе в нашем дворе, дружили ведь с детства. С нами неизменно Валя Кочур и Гена Рак (светлая ему память). Как только появилась идея создания ансамбля, ею сразу все загорелись. Но одного желания мало. Стали думать, что и как. Денег-то не было. Зато были мастера – золотые руки, например, Сережа Филиппов. Он все умел и очень нам помог. Колонки сделал, инструменты помогал делать. Так потихоньку все и пошло. Эта фотография, где мы уже, так сказать, в полном расцвете сил и возможностей, сделана в 1968 году. До этого такая работа была проделана, и очень многих людей хочется вспомнить добрым словом. Ведь среди них были настоящие «кулибины», как, например, тоже рано ушедший от нас, умнейший Саша Чупаев. Мы называли его «наш электронный мозг».
Валя Кочур и Гена Рак ездили с нами по всему району, где ансамбль выступал. Мы в любые деревеньки отправлялись безотказно, понимая, что деньги нам не зря платят. Надо сказать, что заведующая отделом культуры тех лет Генриетта Алексеевна Чернявская относилась к нам с пониманием и всегда шла навстречу. Хочется сказать добрые слова и в адрес тогдашнего директора Дома культуры Татьяны Петровны Королевой (в штате ДК мы числились и получали по тем временам неплохую зарплату, аж в 90 рублей). Мы старались работать безотказно да и выступать любили, тем более, что везде нас очень хорошо принимали. То время вспоминаю как очень радостное и веселое. Мы умели ценить дружбу и верили друг другу. Не знаю, сколько бы мы еще играли, но пришло время в армии служить. После службы у каждого началась своя жизнь, а в городе появились новые ансамбли, кумиры».
Судьба приносит неожиданные встречи
По-разному сложились судьбы наших «первооткрывателей». Александр Емельянов, яркий, красивый, голосистый, в родном городе счастья не нашел. Девушка из его юности пошла своей дорогой, а Саша уехал в город на Неве за новым счастьем. Теперь уже трудно сказать, нашел ли. На месте его уютного домика, что на улице Молодогвардейской, стоят многоэтажки. Нет в них родственников Саши, как нет и его самого. Знаю только, что работал он официантом в одном из питерских ресторанов. А как ушел в мир иной, с точностью сказать не могу. Нет среди нас и самого красивого, на мой взгляд, мальчика Володи Шилкина. Блондин с васильковыми глазами, он был очень скромным, в ответ на любое обращение так застенчиво краснел, что становился еще привлекательнее. Личная жизнь у него не сложилась, а несколько лет назад Володи тоже не стало.
Судьба порой приносит неожиданные встречи. Такую встречу она подарила моему соседу Валентину Кочуру в городе Тихорецке, что в Краснодарском крае. Там он совершенно случайно увидел Анатолия Смирнова. Интеллигентный Толик приехал в Чудово из Ленинграда. Он, единственный из всех ребят ансамбля, окончил музыкальную школу, а после десятилетки поступил  в летное училище. Вскоре после этого семья его вновь уехала из Чудова, и следы затерялись. Тем радостнее была неожиданная встреча друзей! Поехал Валя, работающий на железной дороге, новый локомотив получать, а встретил старого друга! Потом Толя нанес ответный визит. И хотя эта встреча была давно, очень хочется верить, что все хорошо в жизни Анатолия Смирнова, и судьба его сложилась удачно, как у Володи Слесарева, замечательного мужа, отца и любящего дедушки, уважаемого человека и работника. Вернувшись из армии, где Володя служил на Северном флоте, он в родном городе встретил Татьяну, с которой живет уже много лет. Всю жизнь Владимир Николаевич Слесарев отработал на железной дороге. Он воспитал замечательных дочерей: Ольгу и Юлию. Уважение и любовь – главные приоритеты этой семьи, цену настоящих чувств Володя знает со времен юности.
Вот такие истории рассказала мне старая фотография. Почаще заглядывайте в свой семейный альбом, и воспоминания не заставят себя ждать долго.

фото из семейного архива

Автор: Наталья Белогина Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить