Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Пленённое детство

12 : 19    |    10.05.2012
Война оставила незаживающий след в судьбах людей. Она коснулась всех – и взрослых, и совсем малюток. Враг ненавидел и хотел уничтожить даже детей, и поэтому часто они становились узниками концентрационных лагерей.

Об одном из таких людей мы сегодня расскажем. Это Виктор Степанович Артюшкин, руководитель местной общественной организации «Союз малолетних узников фашистских концлагерей», в этом году отметившей 20-летие.

Виктор Артюшкин оказался в лагере в возрасте 6 лет вместе с матерью и полуторагодовалым братишкой. Лагерь Яанислинна находился в Петрозаводске. Петрозаводск выбрали в качестве места изоляции, так как он находился далеко от линии фронта, и здесь финским оккупантам было проще организовать размещение людей и их охрану. Лагерей, объединенных этим названием, было 8. За их управление и охрану отвечали роты военной полиции.

«Война застала нашу семью в Ленинграде, – вспоминает Виктор Степанович.– Родители работали в водном транспорте, отец Степан Иванович – шкипер на грузовом судне, а мать Анна Семеновна числилась матросом. Они как раз доставили в Ленинград дрова. В моей детской памяти осталось, как в первые дни войны люди клеили на окна бумажные кресты. Это было непонятно, но почему-то запомнилось. Нашей барже дали команду перевалить Волхов и двигаться на реку Свирь. Война шла уже вовсю. В пути мы попали в бой. Помню, как свистели со всех сторон пули, а мама нас с братишкой сначала спрятала в каюту, а потом на палубу подняла – боялась, что судно будет тонуть. Тогда я впервые увидел танки».

Семья Артюшкиных двигалась дальше, вниз по реке, было очень много беженцев. Затем баржу пришлось оставить. Отец Виктора, чтобы спасти жену и детей, раздобыл где-то лодки, и они продолжили путь. Так семья добралась до села Ровское, где в августе их захватили финны. Всех мужчин построили в колонну и угнали в неизвестном направлении. Через какое-то время женщин и детей погрузили на подводы и повезли – начался долгий и тяжелый путь в лагерь. «Гнали нас долго, сколько шли, не знаю. Наконец, пришли в село, где всех заперли в соборе. Каким-то чудом пленные смогли развести костер, чтобы немного согреться. Нас, малышей, люди пустили вместе с матерью ближе к огню». Вот она – доброта, человечность, даже в такой ситуации люди заботились о детях, стариках, женщинах, помогали друг другу выжить. В одну из ночей пришел эшелон, пленных стали грузить в вагоны. Откос высокий, подниматься в вагон надо по настилу из досок. Маленький и обессиленный Виктор сорвался, и мать, чтобы спасти, изо всех сил подкинула сына в вагон. Мальчик упал и сильно ударился коленями. «До сих пор этот ушиб дает о себе знать, сколько уж лет с ногами мучаюсь», – говорит Виктор
Степанович.

Так семья оказалась в Петрозаводске, сначала в лагере №4. Дали комнату на втором этаже, пайку – мерзлой картошки. И началась жизнь в лагере. Мать каждый день гоняли на работу, а Виктор оставался с братом. Трудились ослаб-ленные, голодные женщины везде: валили лес, пилили дрова, качали воду. Пленным полагалась пайка: немного муки, галеты, полугнилая картошка, иногда давали колбасу, сделанную из отбросов, полутухлую. «В ней, – вспоминает Виктор Степанович, – даже гвозди попадались, но это было праздником. Есть хотелось все время, но мы с братишкой терпели, не просили, понимая, что дать нам матери нечего».

Потом их перевели в 6-ой лагерь, который мало чем отличался – та же колючая проволока, вышки по углам, часовые. Приближаться к ограждению, разговаривать с кем-то через проволоку нельзя – наказание. Надо отдать должное финнам, для детей была организована школа. В лагере Витя закончил 1 класс. Так в голоде, холоде, вечном страхе проходило детство ребят-узников. «Освободили нас в июне 1944 года, в ночь с 26-го на 27 июня финны ушли. Кругом было тихо и пусто, и мы, трое мальчишек ушли из лагеря, бродить по городу. Нас не было до утра. Что пережила за это время моя мать, трудно описать. Не надеялась уже меня увидеть живым. Ну и всыпала она мне, когда я утром вернулся.

29 июня в город пришли наши, начались проверки. Нас распределили по школам, и мы начали учиться. Жили по-прежнему в лагере и очень сильно голодали. Выехать смогли только в 1947 году», – закончив, Виктор Степанович долго молчал, не в силах справиться с чувствами, да и по ходу повествования слезы не раз наворачивались на глаза. А я сидела и думала о матери моего героя и о других женщинах-матерях, которые в тяжелейших условиях плена, из последних сил, боролись, берегли, спасали своих детей от смерти. Для того, чтобы продолжалась жизнь на земле. Низкий им поклон!

Фото из семейного архива

Автор: Татьяна Иванова Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить