Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Это моя коренная тема

14 : 39    |    09.02.2012

Иван Андреевич Афанасьев – последний коренной житель деревни Большое Опочивалово. Человек разменял уже восьмой десяток, но сохранил ясность ума и относительную для своего возраста бодрость тела.  

Мое предложение рассказать о нем на страницах районной газеты, Иван Андреевич встретил без особого энтузиазма. Есть такой тип людей – не показушный. Они, как и многие, честно работали, скромно жили, но не ради того, чтобы о них потом писали статьи и книги, снимали кино. Даже если им есть, что вспомнить и рассказать о себе и своем времени, все равно на экраны телевизоров и страницы газет они не полезут. Даже с уговорами не полезут. Но в личной беседе – не для печати, а только ради общения – такие люди зачастую раскрываются и сердцем и душой. Да простит меня Иван Андреевич, но я позволю себе донести до наших читателей немногое из того, что записал в свой рабочий блокнот. И кое-что от себя. Так сказать, личное.

Деревня Тужилкиных

Как мы уже сказали, герой нашего повествования родом из деревни Большое Опочивалово. Здесь родился и его отец Андрей Афанасьев, участник I Мировой войны.

– Отец мой воевал пулеметчиком, – уточняет Иван Андреевич.

Его мать Мария Тужилкина родом из соседней деревни Малое Опочивалово, что в километре от Большого Опочивалова. Стояло там всего 8 домов, оттого, наверно, и прозвали деревню «малой». А еще в Малом Опочивалове практически все жители носили одну фамилию – Тужилкины. Для русской деревни традиционного уклада это характерная черта.

Революция 1917 года, коллективизация, раскулачивание. Все эти события оставили неизгладимый след на малоопочиваловской земле и в судьбах многих людей.

– У моей тётки было гумно. Её только за это раскулачили. Если есть гумно, значит, ты богач, «кулак». А какое там богатство?! – вспоминает Иван
Андреевич.

После войны 1941-1945 годов деревня заново отстроилась, но просуществовала недолго, до середины 50-х.

– Стали потом все разъезжаться, кто куда. Одни переехали в Трегубово и Глушицу, другие – в Тосно.

И осталось Малое Опочивалово только в памяти. Да на современной карте Чудовского района еще можно найти название деревни с приставкой «урочище».

На лошади
до Кирова

Летом 1941 года началась война. Когда фронт неудержимо приближался к опочиваловским деревням, жители ушли в соседние леса.

– Мы в лесу сидим, а к нам приходят и говорят: «Вы что, немец в 25 километрах отсюда, уезжайте скорее». И мы на лошади поехали в Чудово. А потом через Будогощь и Череповец – в Киров.

Здесь началась трудовая биография Ивана Андреевича, которому тогда исполнилось тринадцать лет.

Только в 1946 году семья Афанасьевых вернулась в родные края. Для восстановления разрушенного хозяйства сюда стали направлять людей из Хвойной и Дреглей. Военные помогали строить дома. Точнее, это были простые рубленые «коробки», но и то хорошо – лучше, чем в заброшенных блиндажах ютиться.

Приходилось пахать на минных полях и немецких кладбищах

По возвращении домой Иван Андреевич стал работать в колхозе механизатором: пахал на тракторе поля, усеянные минами и снарядами.

– Немало народа погибло от них. Иные подрывались вместе с тракторами.

Нередко плугом выворачивало из земли кости погибших солдат – и советских, и немецких. Что уж там греха таить, пахали и по немецким солдатским кладбищам, о которых напоминали только полусгнившие березовые палки.

– Немцы были мелко похоронены, поэтому их выпахивало наверх. Бывало, выверну плугом шинель с костями, пойду, опять прикопаю, положу их обратно. Была у нас в колхозе женщина. Любила ворошить кости немецких солдат. Я всё с ней ругался. «Не трогай кости», – говорю. Уж если я их вывернул, значит, мне убирать.

Когда Ивану Андреевичу пришло время служить в армии, работники райисполкома «встали на дыбы» перед военкоматом.
«У нас, – говорят, – землю пахать некому, а вы его в армию забираете». Все равно забрали.

А потом было возвращение домой, работа в колхозе. В общем, жил человек и честно трудился.

Опочивалово  опочивает

Я вот обмолвился еще в самом начале, что Иван Андреевич Афанасьев – последний коренной житель деревни Большое Опочивалово. Обмолвился, а теперь думаю: каково это – быть последним коренным в родной деревне, когда на твоих глазах уходили навсегда один за другим родные, близкие и соседи-односельчане. Все ушли, и остался только ты один. Ну, не совсем один. Живут сегодня в Большом Опочивалове дачники. Мимо, по трассе Москва-Санкт-Петербург проносятся машины. Но всё-таки это уже не те, с кем ты был связан семейными и трудовыми узами не одно десятилетие. Другие это.

Во время нашей встречи я не догадался спросить об этом Ивана Андреевича. А теперь ловлю себя на мысли – стоит ли оно того? Стоит ли тревожить чью-то душу, может быть, пустыми вопросами?

Даже само название деревни – Опочивалово – теперь звучит с каким-то смирением: здесь всё уснуло, покоится. Опочивает.

Вынужденное дополнение

Однажды услышал в свой адрес такой упрек. Как можно получить полное представление о какой-то деревне и ее жизни в настоящее время на основании беседы с одним местным жителем. Тогда я не нашел, что ответить, чем возразить. Но, как говорится, хорошая мысля приходит опосля. И вот теперь, задавая себе этот вопрос, я могу на него дать ответ. Если бы я ставил перед собой задачу написать аналитический материал о буднях конкретно взятой деревни, то воспользовался бы комментариями нескольких разных людей. Но мне-то интересен диалог с отдельно взятым человеком, затерявшимся среди просторов огромной страны. Мне интересна судьба этого человека, его мысли. Мне интересны забытые и незамеченные люди, про которых никто и никогда не напишет статей и книг, не сделает документальных и художественных фильмов. Да и сами они после себя не оставят мемуаров, хотя им есть, что вспомнить и рассказать. Есть, что сказать следующим поколениям. Поэтому я и стараюсь писать про таких людей, чтобы они не ушли неуслышанными. Это моя коренная тема.

В нашей стране уже давно муссируется вопрос – что такое гражданское общество и есть ли оно в России? Боюсь, его нет и не будет. Гражданское общество, это когда один человек думает обо всех, а все – об одном человеке. У нас же пока такое внимание друг к другу носит своеобразный характер. Не станет никогда общество гражданским, если его граждане больше внимания уделяют, например, обсуждению очередной темы «Пусть говорят» и совершенно безразличны к проблемам своих земляков на другом конце города или в соседней деревне.

 

Подпись к фото: Одни дороги проходят через города и веси, другие – идут от человека к человеку. Последними мы пользуемся все реже и реже.


Фото автора

Автор: Владимир Семёнов Оцените материал:
количество голосов: 2
3.50 out of 5 based on 2 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить