Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Судьбы кинохроника

11 : 30    |    06.11.2015

Колыбелью жизни Зинаиды Николаевны Лапиной стала война

Она родилась ровно через две недели после страшного воскресенья 41‑го и, конечно, не может помнить то время, знает по рассказам матери, старших братьев и сестёр, отца-фронтовика. Но война оставила на жизни их семьи свой отпечаток, и сейчас, много лет спустя, всколыхнула воспоминания архивная справка о награждении отца, Григорьева Николая Борисовича, орденом Славы.

Материнское сердце

Родная деревенька Константиново находилась когда-то в живописном месте в 2,5 км от Лажин. Летом 41‑го в семье Борисовых ждали рождения пятого ребёнка. И вдруг, как гром среди ясного неба — война! Она не остановила ход жизни, но лишила её радости, подвергла и мирных людей тяжёлым испытаниям. «Папу забрали на фронт, и не успела я родиться, как маму отправили копать окопы — я даже грудь не сосала, — рассказывает Зинаида Николаевна. — Уж где она брала силы, чтобы ещё сохранить и меня, младенца. Я родилась слабенькая, болела, что свекровь даже ей посоветовала: «Сютка, оставь её в бане — надо кому, так найдут, а умрёт, так умрёт». После этих слов мама до конца дней с ней не разговаривала — не могло понять и простить её материнское сердце таких слов. Со мной водились старшие. Рассказывали, что посадят меня в окоп, дадут брюквину, а сами на прикролике играют, пока немцы не начнут стрелять. Говорили, бомбили днём и ночью. Знаю, что вместе с другими нас эвакуировали, что папа приходил на побывку, а старшему брату Ивану после ранения чуть не отняли ногу, и он добровольно ушёл на фронт, воевал под Ленинградом. В памяти же моего раннего детства осталась лишь такая картина: сижу на печи, открывается дверь, и я говорю: «Ой, никак мама пришла!», а она схватила меня, прижала к себе и заплакала».

Сколько пришлось ей пережить и потрудиться, чтобы сохранить своих пятерых детей в страшное военное и трудное послевоенное время! В 1952‑м году не выдержало материнское сердце. Тяжелее всех перенесла эту утрату самая младшая, десятилетняя Зина: когда кто-то шёл по дороге к деревне, ей чудилось, что это мама, и она выбегала навстречу. Тогда казалось, что жизнь кончилась. Отец уже работал в Поле инструктором в райкоме партии, и они остались с сестрой Аннушкой. «Хозяйство было немаленькое — корова, свиноматка, 15 штук овец, — вспоминает Зинаида Николаевна. — В десять лет уже доила корову: в обед как нацежу целый подойник, что не снести. С реки в гору воду носила поливать огород. Дрова тоже были моей заботой: по лесу хожу, собираю и пою. Боровские скажут, Зинушка, что ты всё песни-то поёшь? Говорю, волков боюсь, а так они не подойдут».

Борисов — Григорьев

Такое удивительное преобразование фамилии отца Зинаиды Николаевны из Борисова в Григорьева произошло на фронте. Там он вступил в партию, и как уж перепутали, когда выписывали партийный билет? Может, сбило отчество его отца — Борис Григорьевич. Потом можно было поменять, но хлопотное это дело — партбилет был основным документом. Так Николай Борисович и остался Григорьевым. Да и для родных тогда это было не важно, главное, он вернулся с войны.

Односельчане знали его как хорошего хозяина, строгого и порядочного в делах, и уговорили возглавить после войны колхоз, в который входили деревни Константиново, Ямы и Бор. Потом Григорьев Николай Борисович работал председателем сельсовета. «Мука-то вся тогда шла через него, — вспоминает дочь. — Мама скажет, батька, ты всем раздаёшь, у кого детей много, а у нас-то — пятеро, хоть бы немножко. А нам нельзя — я здесь работаю. За честность и справедливость его уважали. Думаю, он и до войны был при такой же власти. Помню, сам рассказывал, что когда раскулачивали, он посылал к людям старших, Ваню или Аннушку, предупредить — к вам завтра придут. Вспоминал всё Субботкина, что жил в соседних Квитинах: тот гнал льняное масло, и у него была семья 12 человек, и он знал, каким трудом и потом всё ему достаётся, и, подвергая себя опасности, предупреждал. За это многие ему были благодарны».

Орден Славы

Сегодня, как и многие, Зинаида Николаевна сожалеет о том, что в своё время не расспросила отца о его войне. О многом могли рассказать его военный билет и многочисленные награды, но они, к сожалению, сгорели вместе с ним в доме в 1980 году. Но один случай, который он рассказывал, памятен Зинаиде Николаевне, и он говорит о многом: «Они брали высотку, почти всё подразделение полегло. У отца были перебиты ноги, он еле дополз до кустов. В пистолете — один патрон. И вдруг подползает к нему наш солдат и говорит: «Ну, что? Коммунист! Теперь немцы тебя помучают!», и ушёл. Я бы, говорит, его убил, но оставил пулю для себя, чтобы не попасться в плен. Вдруг услышал громкое «Ура!» и не мог сдержать слёз радости. Высотка была удержана. Отца увезли в госпиталь, он долго лечился, но все равно после этого ранения плохо ходил. И вот как-то после войны к нему в сельсовет приходит мужчина из деревни Старый Двор. Это был тот, кто бросил его на поле боя. Он его сразу узнал. Я представляю, что творилось в душе отца. Но он сказал ему единственное, что я не хочу, чтобы из-за тебя страдали дети, родные, чтобы здесь я тебя больше не видел. И тот уехал из наших мест».

По всей видимости, Николай Борисович воевал в пехоте, вспоминаются Зинаиде Николаевне Псковская и Ленинградская области. В День же Победы часто говорил о погибших девушках, просил дочку спеть любимую песню: «Выпьем за тех, кто командовал ротами, кто умирал на снегу, кто в Ленинград пробирался болотами, горло ломая врагу».

«Все награды отец хранил в ящичке, это были медали с барельефами Ленина, Сталина, и хорошо помню, что орденов среди них не было. И вот недавно племянник нашёл в сети Интернет на сайте «Подвиг народа» данные о награждении отца орденом Славы 3 степени. Почему он его не получил? Это всё удивительно, но факт остаётся фактом, и я очень рада об этом узнать хоть и через много лет. Я тронута и горжусь своим отцом. Он был скромным человеком, не кичился своими подвигами и ничего не требовал. Я уже говорила, что у него были перебиты ноги, и ему полагалась инвалидность, но он не ходил, не выбивал, считал, жив и ладно. Когда вскрыли после смерти, у него в лёгких нашли осколок — он и сам не знал, и всё время жил с ним. Вот и награда много лет не давала о себе знать и стала для нас приветом от отца, деда, прадеда к 70‑летию Великой Победы».

Из наградного документа: «Григорьев Николай Борисович, 1906 года рождения, старшина. Место призыва Полавский РВК, Ленинградская область, Полавский район. Описание подвига: «Тов. Григорьев во время наступления наших частей в районе д. Федорухново, Воево, Казачина умелым руководством в командовании взводом прорвал сильную оборону противника. Взвод, хорошо подготовленный и боеспособный, отбил две контратаки противника. Тов. Григорьев своим примером и бесстрашием вёл бойцов вперёд и закрепил занятую территорию».

Жизнь как кино

В 1955 году Зинаида переехала в Полу. Молоденькой девчонкой по направлению поступила в школу киномехаников в город Советск Калининградской области. Выучилась и приехала в родной район. Ездила по деревням с передвижкой, показывала кино. Её участком были деревни лажинской округи — Преслянка, Городок, Мысницы, Бабки, Кстечки и ещё много других. «Сколько людей в кино ходило! — рассказывает Зинаида Николаевна. — В Лажинах набьётся в клуб народа, и стар, и мал — не протолкнуться. Билет стоил 20 копеек. В Рябчикове жил такой дядя Федя, подойдет и скажет, дочка, денег-то у меня нет, а ты меня в кино-то пусти. Конечно, пущу, а потом получит деньги и приносит. Дороги-то какие были! Ямы, грязь непролазная, но все равно ехали — люди ждали кино. А в деревнях — красота! Как-то весной приехали в Ивашово, завели кино, я вышла из будки — мостик, под ним речка журчит, птички поют — не налюбоваться! А в Бабках у меня жила, да и сейчас живёт, моя подружка Настя Алексеева. Бывало, кино поставлю, и пойдём с ней по деревне песни петь. Молодёжи было много. Потом появился адаптор, и я после фильма включала и устраивала танцы».

Вот только на мотористов девчонке не везло — они менялись часто. Прислали Лапина Виктора из Яблонова. «Надеюсь, это последний, — сказала она начальству и как в воду глядела. Вскоре они поженились. Переехали в Парфино, сняли частную. Устроились работать на Парфинский фанерный комбинат, в фанцех. Но некому в Доме культуры было ставить кино, и в профкоме её убедительно попросили поработать, и она по совместительству «крутила», как и прежде, кино. Муж перешёл в районную киносеть, некоторое время возглавлял её, потом 15 лет был киномехаником в Доме культуры. Сама она 11 лет заведовала хозяйством в подведомственном фанерному комбинату детском саду и 30 лет была кассиром предприятия. Так что её хорошо знают парфинцы разных поколений.

Как киноленту прокручивает Зинаида Николаевна свою жизнь. Многое остаётся за кадром, но не оставить там потери и горе — ранний уход братьев и сестёр, безвременную смерть самых близких — сына и мужа, когда, как после мамы, жизнь рухнула. И вновь любовь родных помогла выстоять.

Вера НЕШУМОВА

На снимках: папа, мама и старшая сестра Аннушка Зинаиды Николаевны Лапиной до войны;

Николай Борисович Григорьев с внучкой Галей.

Фото автора и из семейного архива

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить