Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Знать, судьба такая…

17 : 42    |    16.09.2011

Говорят, судьбу не изменишь, как не изменишь свой облик, характер, жизненную энергию, полученные в наследство от предков. Эти родословные корни дают людям силы, как бы ни менялась их жизнь. Вот и в судьбу наших героев, как остриём ножа, вклинилась война. Как ни парадоксально это звучит, - у одних отняла, другим дала жизнь, а вместе с ней – в наследство характеры и силу предков.

Иван

У Бобровых в Пустыне было крепкое хозяйство – держали много коров и жили справно: и дом – 8 окошек наперед, и своя часовня. Глава семьи Степан Алексеевич был человеком серьезным, основательным, пережившим 1-ю Мировую, революцию, Гражданскую войну. Ценил жизнь и знал, что только родная земля прокормит, поможет выжить в любое смутное время. Своё крестьянское старание и трудолюбие передал детям. Старший Иван родился в 1899 году. К 1941 году он тоже уже крепко стоял на ногах – держал свое хозяйство, работал в заготконторе. Подрастали дети – Тоня, Нина, Аркадий и Алевтина: старшей – почти шестнадцать, младшей – шесть. Жена работала в деревне учительницей.

Война быстро добралась до Пустыни. Мужчин в первые ее дни забрали на фронт. Ивану Боброву пришлось воевать недалеко от дома – под Старой Руссой, на холмском направлении они держали оборону. Он вспоминал, что бои были страшные, порой, неравные – фашисты всеми силами рвались к городу. В одну из многочисленных бомбежек весной 42-го ему оторвало ногу. «Удивляюсь его выносливости, - рассказывает дочь Серафима Быстрова. – Он часто вспоминал, как его кладут на носилки и он говорит медсестре, мол, погоди, дочь, ногу-то прикопаю – после войны вернусь, найду».

Приезжал Иван Степанович в эти места, но ничего не нашел – перепахана снарядами была не раз эта земля. Как и родная деревня Пустыня. Родным пришлось многое перенести здесь, прятались и жили по лесам. Его отца фашисты расстреляли, когда тот возвращался из деревни в лес. Но о судьбе родных он ничего не знал еще долго. После излечения в госпитале получил освобождение от воинской службы и был направлен председателем колхоза «Верный путь» в село Фешево Бежецкого района Калининской области. Только в 1944-м году, когда освободили Старую Руссу и район, он смог побывать на родине.

Елизавета

Елизавета Королева в 1940-м году закончила Бежецкую районную колхозную школу и получила квалификацию пчеловода 1 разряда. Работать пошла в родной колхоз «Парижская коммуна», который и направил её на учебу. Молодая, симпатичная девчонка приглянулась парню из соседней деревни – Гордину Николаю и он заслал сватов. «Мы с ним и не гуляли-то. Родителям он понравился – обстоятельный, серьезный, отслужил армию. Он был уже председателем в соседнем колхозе. Я замуж-то и не хотела, а поперек воли родительской пойти не могла. Но и не пожалела потом – муж был хороший, заботливый», - так мама рассказывала о своем первом замужестве», - говорит Серафима.

Но счастье молодых было недолгим: 26 января 1941 года они расписались, а 25 июня Николай был мобилизован на фронт. Прежде, чем уйти на войну, он написал прошение в сельский Совет – «принять участие в помощи моей жене – обеспечить хлебом, который заработан лично мною за 1940 год», а жене оставил «доверение» на получение заработанных им трудодней.

Получила Линячка (так ласково звал он свою молодую жену) два письма с фронта. Первое написано уже 28 июня 41-го.

«…Спешу сообщить, что доехал благополучно. Нас привезли в Вышний Волочёк, но здесь пробудем недолго, пока одевают – дня два, а потом, наверное, на фронт… Обо мне не беспокойтесь, что будет дальше, пока не известно. Как будет известен адрес, сообщу… Линячка, писать пока особо нечего. Пишу письмо, но все одно расстроившись: что будет дальше с нами? Но что сделаешь, Линячка, как-нибудь будем жить. Знать, судьба наша такая…».

Второе, и последнее, письмо пришло 25 июля 41-го. На штемпеле адрес – поселок Демянск Ленинградской области. Пишет, что пока жив, но «обстановка опасная для жизни, мне вам писать не предоставляется возможности». Видимо, чувствовал, в какую мясорубку попал, что из этого «котла» живым не выйдет, и письмо завершил: «Целую вас всех, возможно, навсегда…» Так и случилось: в августе 41-го пришло извещение, что красноармеец Гордин Николай Яковлевич, находясь на фронте, пропал без вести.

Елизавета Григорьевна всю жизнь бережно хранила эти письма, документы, фотографии, воспоминания о своей первой любви.

Горький мед

В колхоз, где работала Елизавета, в 1943 году был назначен председателем Бобров Иван. «Все для фронта, все для Победы», - таков был девиз жизни того времени, и люди трудились, не жалея себя. Не жалел себя и бывший фронтовик, хотя ему было тяжелее вдвойне. Когда освободили родные места, Иван поехал домой. Но здесь ждала страшная весть: люди сказали, что его жена и дети погибли при бомбёжке. Все в его жизни померкло. Он пытался «залить» горе. Не помогло. С таким «грузом» рядом жили многие. Вот и счетовод Елизавета Гордина в 22 года уже вдова. Именно она и стала той ниточкой, которая вернула его к жизни. «Ты одна, и я – один, - говорил он ей. – Может, вдвоем нам будет легче!».

Елизавета долго не соглашалась стать его женой. И не разница в возрасте в 20 лет, и не инвалидность были помехой: она все еще надеялась, что придет ее Николай. Но настал час Победы, а он не вернулся. И у нее началась другая жизнь…

Но не все так просто оказалось в этой мирной жизни. Вдруг к ним в Фешево приехали старшие дочери Ивана – Тоня и Нина. Они разыскали отца по адресу, который он оставил на родине. Радости не было предела – они все живы! Как быть? Уже не исправить ошибку людей, которые посчитали их погибшими. Здесь новая семья и скоро появятся дети. Он не мог и не хотел их бросать. И та семья ни в чем не виновата – они все тоже его самые близкие люди. Елизавета понимала и приняла дочерей, как родных. Они их обогрели, обули, одели, дали продуктов с собой.

Елизавета долго не хотела ехать на родину мужа. Уже появился на свет старший сын Валерий, когда они приехали в Кузьминское. Здесь не было ни кола, ни двора. Сначала жили у сестры Варвары, во времянке, а потом Иван построил для своей семьи дом. Работал он пчеловодом в колхозе, потом переманил его к себе на пасеку лесхоз. «Пасека была большая, 70 домиков, - вспоминает Серафима. – Как начиналась весна и до осени он жил там. Это километров пять от деревни. И мы всегда ходили к отцу, носили еду, помогали. На летний сезон устраивали на работу маму. Так она не работала – нас ведь было шестеро. Она, кстати, награждена «Медалью материнства» 2 степени».

Без обид и претензий со стороны первой семьи поначалу не обошлось и, как сказали бы в деревне, пытались извести молодую жену. Так что не всегда был мед сладок. Была в нем и горечь утраты. В 1970 году на месте бывшей обороны подорвался, разряжая снаряд, сын, который должен был идти в армию. Хоронили его 9 мая, и День Победы в семье стал вдвойне печальным.

«Отец жил без злобы и обиды в сердце, никогда не сетовал на свою жизнь, - говорит Серафима. – И между нами, детьми, построил хорошие отношения. Старших всегда привечал, помогал, а уж мед для них был обязательно. Аркадий жил неподалеку, на станции Беглово. Ходили друг к другу в гости: он тоже успел повоевать – с Японией. Даже имена нам дал те же – Аркадий, Нина, Тоня. И мне было приготовлено, как и в первой семье, имя Алевтина, но мама запротестовала и назвала в честь своей сестры Серафимой».

Уважали отца в деревне. Он всех в Кузьминском научил пчел держать. Был добрый, но что касается дела – строг, общительный, доброжелательный, любил гостей принимать. Бывало, скажет: «Симушка, не делай! Выйдешь замуж, наработаешься».

Серафима

Серафима была младшая и любимая дочка у родителей, и именно она осталась жить рядом с ними. Досталась от отца и деда ей крестьянская жилка и хватка, предприимчивость, энергичность и трудолюбие. И поработано у нее немало. В совхозе она возглавляла бригаду Беглово. Когда все развалилось, стала во главе большого фермерского хозяйства, в которое вошли три семьи братьев Быстровых. Потом создала свое крестьянское, держала по 6 коров, свиноматок. Сейчас в семье занялись разведением овец.

Именно на таких людях, как Быстровы, и держится деревня. Восхищает их основательность во всех делах, уверенность в себе, оптимизм и желание на фоне развала хозяйств  жить хорошо, красиво. И ещё великое трудолюбие, ведь дворы их не пустуют, а огороды – не ровня нашим шести соткам.

Невозможно без этого чувства пройти и мимо усадьбы Николая и Серафимы Быстровых в деревне Беглово. Они не раз были героями наших материалов. У них по-прежнему большое хозяйство, где содержатся овцы, нетель. И огород, как всегда, одарил обильным урожаем: картофель еле умещается на грядках, красуются огромные кочаны капусты, обильно плодоносит перец и т. д. Но больше всего восхитил цветник – его буйные краски, множество различных цветов. Здесь  астры, и цинии, флоксы и георгины, настурция и гладиолусы, розы и хризантемы. На эту красоту любуются хозяйские «лебеди» и внук с друзьями, когда играют на площадке, обустроенной тут же. Действительно, не уходил бы отсюда – так всё красиво и хорошо сделано! А ещё основательно и добротно. И это требует немалых усилий, времени, ведь в отличие от городского благоустройства, здесь всё приходится делать своими руками. Но, как говорит хозяйка, было бы желание,  а трудолюбивые руки сделают. Так же основательно, добротно и красиво, как жил и её дед Степан в деревне Пустыня. Так что корни они питают и дают силу.

Автор: Вера НЕШУМОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить