Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Главное – оставаться человеком

13 : 39    |    01.11.2013

Кириллу Михайлову 31 год, из них вот уже 10 лет он трудится судебным приставом ОСП по Парфинскому району. Его хорошая работа отмечена в благодарственном письме судьи Старорусского суда. «Хочется выразить ему особую благодарность за добросовестное отношение к исполнению обязанностей, проявление высокого профессионализма, мастерства и инициативы», - говорится в нём.

О том, насколько она сложна и интересна, он рассказывает в преддверии своего профессионального праздника.

Из грузчиков в приставы
- Кирилл, а как ты вообще попал в судебные приставы?

- Я очень хотел служить в армии и сразу после школы поступил на водительские курсы от военкомата. Честно говоря, о продолжении учёбы не мечтал. Окончил курсы, служил в погранвойсках в Питере. Поскольку была профессия водителя, за мной закрепили пожарную машину. Правда, выезжать мне на ней не приходилось.

Отслужил, вернулся домой. Устроился грузчиком в один из магазинов. Но проработал недолго. Мне подсказали, что ведётся набор судебных приставов по обеспечению установленного порядка действия судов. Решил попробовать. И мне, честно говоря, сразу понравилось. Даже в колледж поступил заочно, думал юридическое образование получить. Но через год бросил. За учёбу платить надо было, а денег не хватало, от родителей же зависеть не хотел. Я ведь ушёл из грузчиков на меньшую зарплату. Посчитал, зато государственная служба, стабильная работа. И в этом оказался прав. Того магазина уже давно нет.

Да и вообще, считаю, что результаты работы во многом от самого человека зависят, от его характера и ответственности. Можно ведь и высшее образование иметь, а толку «ноль».

Я с первых дней старался вникать во все тонкости нашей работы и честно исполнять свои обязанности. Теперь уже большой опыт за плечами.

- Несведущий человек, пришедший в здание  суда, может принять вас за охранника, да ещё и порадоваться такой работе…

- У нас очень много обязанностей и все они главные. Мы обеспечиваем безопасность судей, участников судебного процесса, охрану зданий в дневное время, соблюдение установленного порядка в суде… В здании действует контрольно-пропускной режим. Мы осуществляем проверку документов, ручной клади у граждан. А когда срабатывает металлодетектор – проводим ещё и личный досмотр. И это очень важно. Ведь примеров в стране, когда в зданиях судов возникали различные чрезвычайные ситуации, немало. К счастью, у нас ничего особо серьёзного не случалось. Но меры к некоторым гражданам применять приходилось.

Как-то пришла молодая женщина в неадекватном состоянии – то ли в алкогольном, то ли в наркотическом – устроила скандал при входе: размахивала руками, ругалась нецензурными словами, мешала работе. На мои требования покинуть помещение не реагировала. Пришлось составить протокол за воспрепятствие законной деятельности судебного пристава. А приехавшие по вызову сотрудники полиции составили ещё один – за нарушение общественного порядка.

Бывают случаи, особенно летом, когда граждане, направляясь на дачу, берут с собой запрещённые предметы и по пути заходят в суд. Чаще всего это – растворитель для краски, являющийся огнеопасным веществом. Уже сколько было по России случаев самоподжога, которые устраивались в зданиях суда с целью повлиять на правосудие! Поэтому огнеопасные жидкости тоже занесены в список запрещённых предметов. И нам приходится объяснять это людям.

В моей практике случалось, когда кто-то приходил в суд с оружием, имея на него разрешение, газовым баллончиком, но в здание не допускались. Наш посёлок небольшой, друг друга все знают. А если люди приезжают из района, мы осведомлены – кто и зачем идёт. Пристально присматриваемся к спецконтингенту, к тем, от кого можно чего-то ожидать. А вообще, с опытом развивается интуиция. Всё чувствуешь уже одним взглядом. Это помогает в работе и в помещении судебного участка № 17, где мы также несём службу по обеспечению безопасности мирового судьи и установленного порядка, и где нет того же стационарного металлодетектора.

Нужно быть психологом
- Работу судебного пристава люди чаще всего ассоциируют не с охраной, а с «выбиванием» долгов по решению суда. Такое представление складывается на основе телевизионных сюжетов. Как ты лично относишься к этому?

- Это часть нашей работы. Мы обеспечиваем безопасность судебных приставов-исполнителей, которые лично выезжают к гражданам, чтобы довести до них решение суда, либо выяснить, почему оно не выполняется. Мы обеспечиваем их охрану. Ведь встречают моих коллег по-разному: кто спокойно, а кто-то, если, к примеру, не оплачен штраф, вызывающе, агрессивно. Нашим молодым сотрудницам и страшновато при этом бывает. Людям не нравится, что мы приходим. И наш неожиданный приезд, бывает, вызывает вполне объяснимое поведение – не открыть дверь или спрятаться где-нибудь. Таких случаев в моей практике было немало.

Однажды приехали с судебным исполнителем в Новую Деревню к женщине, которая не выплачивала долги. Машина с логотипом отдела судебных приставов остановилась возле одноэтажного двухквартирного дома, где она проживает. Дверь была не заперта, и мы вошли в квартиру. Походили по комнатам – никого. Но такое сложилось впечатление, что в доме только что кто-то был. Это подтвердил, как нам показалось, брошенный клубок, нитки от которого протянулись по полу. Стали искать и обнаружили в шкафу женщину. Она знала о своей проблеме и, увидев в окно машину, испугалась и спряталась.

Другой подобный случай был в п. Парфино. Приехали к молодой «мамаше», которая не платила алименты на своего ребёнка. Нам открыла женщина, вероятно, её мать, и сказала, что той нет дома. Мы всё же попросили разрешения войти. И я сразу же интуитивно почувствовал – бывают такие моменты, что человек рядом. «Мамашу» нашли под кроватью. Провели с ней необходимую работу.

Чтобы построить с человеком разговор, нужно быть психологом. Уже после первых слов: «Здравствуйте, у нас решение суда…» - чувствуешь, как поведёт себя собеседник. Конечно, стараюсь быть предельно вежливым. Ведь как начнёшь разговор, так, чаще всего, и с тобой говорят. Будешь с порога грубить, требовать – тебе хамить в ответ начнут. Ни к чему это. Даже один пристав, поведи себя так, может испортить представление о всей службе. Люди скажут: «А приставы все злые».

Но встречаются разные категории людей. Бывает, заходишь в квартиру, а там пьяная компания за столом. Здесь уже без жёсткости, требовательности не обойтись. Но при этом всё равно стараюсь говорить по-хорошему, убеждать.

Хотя иногда приходится напоминать о своих полномочиях, имея ввиду применение физической силы, специальных средств типа наручников и составление административных протоколов.

Я считаю, какой бы статус не имел тот или иной работник, он, в первую очередь, должен оставаться человеком. Конечно, всё зависит от воспитания. И я благодарен своим родителям за то, что привили мне такие ценные качества, как вежливость, тактичность, умение общаться с людьми.

Вся сила в правде
- Кирилл, а силу или специальные средства доводилось когда-нибудь применять?

- Да, было дело. В начале моей деятельности был один случай. В д. Юрьево отец-пьяница ударил своего ребёнка сковородкой по голове, тот остался инвалидом. На суд мужчина не явился, пришлось принимать меры. Мы подъехали к дому, видим – входная дверь не заперта, окно открыто настежь. Вошли – никого. Но опять же интуитивно чувствуем, что кто-то только что здесь был. Стали искать, а хозяин, оказывается, спрятался в низком подвале, где полно воды. Я со своей крупной комплекцией полез за ним. Он и там пытался укрыться за стойками. Хожу по воде, фонариком свечу – не видно. Выждал, когда зашевелится. Ну, прямо, как в кино. Крикнул своему напарнику: «Возьми электрошокер, сейчас мы его отсюда «выкурим». Мужчина испугался, сам вышел. Но пришлось надеть наручники. Хотя обычно ими не пользуемся. Стараемся убедить другими методами. Если человек не выполняет законные требования судебного пристава – составляется протокол, руками начинает махать – и до возбуждения уголовного дела недалеко. Недаром же герой моего любимого фильма «Брат» говорит: «Вся сила в правде. У кого правда, тот и сильнее».

А вообще, по явке на судебные заседания приходится много работать. Не пришёл человек в суд, будь то подозреваемый или свидетель, хотя были приняты все меры, чтобы его известить, он может быть подвергнут принудительному приводу. Если же участник судебного процесса отсутствует по месту жительства, стараюсь установить его местонахождения через родственников, знакомых, соседей и даже с помощью других служб, того же уголовного розыска. Тут уж с личным временем считаться не приходится.

А ситуации и здесь бывают разные. И иногда приходится, что называется, «и власть, и силу употребить».

Недавно был случай. На судебное заседание, где рассматривалось дело об убийстве, нужно было доставить свидетеля, который не получал повестку.

Женщина, вернувшаяся домой с ночной смены, категорически отказывалась идти в суд. Я уже ей и протоколом «пригрозил», и понятых позвал, при которых сказал: гражданка (к примеру) Иванова, требую проследовать со мной в служебный автотранспорт. Она ни в какую. Тогда предупредил, что вправе применить против вас физическую силу и специальные средства. И слышу в ответ: «И вообще не поеду». Пришлось нам действительно взять её под руки и повести к машине. И тогда она говорит: «Дайте хоть одеться. Я думала, что отстанете от меня и уедете. Не рассчитывала, что всё так серьёзно». А потом извинилась перед нами.

Полномочий у судебных приставов становится всё больше. С этого года мы имеем право задерживать лиц, находящихся в розыске. И такой случай уже был в моей практике.

Из оперативных данных узнали, что один из жителей посёлка привлекается к уголовной ответственности за неуплату алиментов и объявлен в розыск. Я хорошо знаю этого человека. И вот в день своего дежурства в здании суда на мониторе системы видеонаблюдения увидел, что он проходит мимо по тротуару. Вышел, попросил пройти со мной. Мужчина был нетрезв. Провели личный досмотр, доставили его в полицию.

- А чем тебе нравится эта работа? Ведь приходится сталкиваться с семьями, попавшими в крайне трудные жизненные ситуации, где за долги вынуждены арестовывать имущество. Не жаль людей?

- Конечно, жаль! Жаль, что люди не могли предвидеть её. Но немало и таких граждан, кто просто не хочет платить, что называется, по счетам. Но закон есть закон, он одинаков для всех. Задолжал – плати.

Лично мне не приходится проводить эти действия. Как уже говорил, я отвечаю за безопасность судебных исполнителей, у меня много других обязанностей.

Мне просто нравится общаться с людьми.

Фото автора

Автор: Елена КОСТРОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить