Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Протез стоял, как часовой

19 : 06    |    17.06.2011

Галина Васильевна Самусенкова – жительница п. Пола бережно листает твёрдые картонные страницы. В её руках альбом Полавской больницы. В нём, подобно семейному, есть близкое и родное, что согревает душу. В семидесятых годах она, молоденький фельдшер, пришла сюда на работу. Была акушеркой, медсестрой. Однажды, устав от медицины, решила переучиться – заочно окончила сельхозтехникум и стала работать бухгалтером в райпо. Но сердце замирало при виде больницы. И она вернулась обратно. Возглавлял в те годы лечебное учреждение её свёкор – Николай Григорьевич Самусенков.

Со всей страны

Здесь не было блестящего кафеля, современной сантехники. Если и сверкали, то набалдашники на железных кроватях, на которых лежали больные, а вот стены, выкрашенные тёмной краской, только добавляли мрачности в низкие постройки барачного типа, сооружённые, если можно верить свидетельствам, ещё во время войны под госпиталь. Но вот в эту больницу, расположенную в сосновой роще между Полой и д. Борки, ехали люди с самых разных концов - что области, страны! Добирались кто на чём, чтобы получить медицинскую помощь от врача, который стал человеком-легендой ещё при жизни.

Испытания

Николай Григорьевич Самусенков, родившийся в Смоленской области в семье обычных колхозников, был тринадцатым ребёнком. Несчастливое число, словно отметина на всю жизнь, напоминание о будущих серьёзных испытаниях. Они себя ждать не заставят. Совсем маленьким Коля заболеет оспой, выживет благодаря матери, которая буквально вырвет его из лап смерти. Шестнадцатилетним парнем при работе в ночную смену попадёт в конную молотилку и останется без ноги. Позже, уже имея за плечами огромную врачебную практику, он скажет своим близким: «Я таких ног тысячу спас. А мне её тогда ни за что ни про что взяли да «отпороли». Решение пойти учиться в медицинский институт будет твёрдым и осмысленным. В правильности своего выбора он не усомнится ни разу. Трудно сказать, что тогда его заставило стать именно гинекологом – благодарность медсестре, выходившей его после рук врача-эскулапа, и преждевременно умершей при родах, или его путь определили послевоенные годы бурного строительства, большой рост рождаемости людей. Но всё это будет потом, сначала его учёбу прервёт война.

Он, студент-медик, будет помогать людям и в тяжелое военное время - работать санитаром, рентгенологом, стоматологом в прифронтовых и фронтовых госпиталях. Вместе с матерью под видом нищего инвалида, а был он в то время невысокого роста, худенький, ходили в разведку по немецким тылам. Играя на гармошке, выведывал для партизан нужные сведения. Однажды немцы отобрали у него пальто и музыкальный инструмент, да ещё к врачу повели ногу показать, чтобы определил – старое или новое у него ранение. Он пройдёт вместе со всеми тяжёлый и сложный путь к победе и продолжит учёбу. Впрочем, ему было очень нелегко и в те мирные годы. Протез доставлял настоящие мучения. Надо было переходить на лекции из одного здания в другое, и это было для Николая сложным испытанием. Студенты шли на обед, а ему с одной ногой за ними было не успеть. Он ел практически одни макароны и позже на них смотреть просто не мог.

«Жили настолько бедно, - рассказывает сын Николая Григорьевича Владимир Николаевич, - что приходилось идти на хитрости. Я родился 30 апреля, а записали меня только 18 июня. Сделали это лишь для того, чтобы отец мог получать до вручения диплома стипендию. Если жена была из деревни, то деньги в то время не платили, и жить студенту было просто не на что. И с мамой они расписались позже. А прожили всю жизнь. Любили и уважали друг друга. Были скромными людьми, и о трудностях, которые им довелось пережить, говорили мало».

В сельской больнице

Родившийся в деревне и выбравший для работы сельскую местность, Николай Григорьевич держали с женой корову, сам он ухаживал за садом, который был при больнице. Его коллеги вспоминают, какие урожаи собирались с яблонь, ягодных кустарников. А доктор, ставший в Полавской больнице сразу главврачом, сам каждую яблоньку обойдёт, подрежет, подскажет, что с ней сделать. Субботники в саду были настоящими праздниками для персонала. Когда собирался весь коллектив больницы, а приезжали даже из Парфино, в руках Самусенкова оказывалась гармонь, играл он русские народные песни, плясовые. Но при всём этом лично пропагандировал здоровый образ жизни – принципиально не курил и никогда не употреблял алкоголь. Чтобы быть в хорошей физической форме, брал дома в руки гири и поднимал их.

За медицинской помощью откуда только к нему ни ехали. «Он постоянно пропадал на работе, - вспоминает сын. - Уходил утром рано и приходил заполночь. Отец был универсальным доктором, то, что свойственно земской медицине. Заменял хирурга, делал операции, в том числе полостные. Мог челюсть вправить, вылечить зубы. На этот случай при себе всегда держал специальный ящичек с медицинскими стерильными инструментами. Двери его дома были открыты для всех нуждающихся в любое время суток. Помню, как однажды, когда мы все были дома, пришёл директор школы Павел Михайлович Калитов и спрашивает меня: «Володя, ты видел, как сомов ловят?». Я покачал головой отрицательно. Он тут поворачивается, а у него за ухо блесна зацеплена, да забита так плотно, что не знаешь, как вытащить. И таких случаев, когда к отцу шли как за единственным спасением, было много. По доброте своей душевной, да и как сам переживший сильную физическую боль, он никогда никому не отказывал. Протез стоял у кровати, как часовой. Единственной проблемой было пристегнуть искусственную ногу и перекинуть лямку через плечо. И можно было двигаться вперёд».

Помимо всего Самусенков выполнял большую общественную работу. Возглавлял общество Красного Креста, сам сдавал кровь и людей организовывал на это доброе дело. Больше двадцати лет составлял его депутатский стаж. Питание больных, здоровье работающих в сельхозпроизводстве, забота о подростках, материнстве и детстве – это те вопросы, которые он решал. Николай Григорьевич был опытным организатором и не менее мудрым, понимающим руководителем. Он приходил на работу задолго до пересменки, проходил по палатам, беседовал с больными, медперсоналом, заглядывал в каждый уголок. Утаить от него что-то было невозможно.

Родные

«Я хоть и невестка его, - рассказывает Галина Васильевна, - но слабины мне не было никакой. Требовал от меня Николай Григорьевич, как и от других. Помню себя беременную, с токсикозом страшным. В палате тяжелобольной мужчина, жара, запах. Пытаюсь к нему подойти, но начинается рвота. Я бегом к главврачу, думаю, уж сейчас-то он мне поможет. Но не тут то было: «Ты на кого училась? – услышала я. – На медика. Чего же тогда ко мне пришла? Иди и находи выход. Смочи маску формалином и сделай перевязку. Я приду утром, проверю, как ты справилась». Вот такой он был человек, любящий свою работу, не желающий мириться с недостатками в ней».

Галина Васильевна уйдёт на пенсию из Полавской больницы. А вот её муж, сын супругов Самусенковых, отношения к медицине не имел. Он мастерски освоил другие профессии – сварщика, водителя. Впрочем, работая на «скорой помощи», однажды принимал роды у роженицы прямо в дороге, вместо неопытного, растерявшегося фельдшера. Справился с этим на «отлично», будто опыт отца помог ему в важном деле рождения ребёнка.

Судьба словно метит людей этой породы. Вот и внук врача, память о котором хранят парфинцы, взял в жёны дипломированного медика. Елена Самусенкова работает заведующей аптекой и, как специалист, грамотными советами помогает людям справляться с болезнями.

Помнят люди

Последние годы сильно прихрамывающему Николаю Григорьевичу было трудно стоять на протезе, и его часто видели около акушерского кресла на скамеечке. Он перенесёт инфаркт. В эти дни в больнице находились врачи из Ленинградского военного госпиталя, собирающие материал для диссертации. И они скажут ему: «Неделю отлежал, давай вставай, уже можно». Болезнь повторится вновь и на этот раз никаких шансов Николаю Григорьевичу не даст. «Свои-то медики поберегли бы, - с горечью говорят и сейчас близкие, - и не позволили какое-то время ходить, а чужие не пожалели». Ему было всего 67 лет. Родственники, приходя на его могилу, видят, что чужие люди кладут на неё цветы. Это знак уважения тому, кто вылечил тысячи людей, помогал не только делом, но и словом, остаётся славой не только Полавской больницы, но и всего района.

На снимке: главврач в палате рядом с больной.

Фото из семейного альбома

Автор: Нонна МАКСИМОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить