Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Не жить друг без друга

15 : 06    |    07.06.2013

На днях супруги Николай Иванович и Евдокия Александровна Гоноболины отмечают 60-летие совместной жизни. В народе эту знаменательную дату называют «бриллиантовой» свадьбой. И не случайно. Бриллиант – символ счастья и прочности. Правда, самого камня супруги ни разу в жизни не видели.

Дети войны
Про юбилей родителям напомнила дочь Татьяна. Евдокия Александровна, не любительница никаких торжеств, на это вопросительно ответила: «Праздновать что ли надо?» Не игравшие свадьбу в молодости – не до этого было, в свои 82 год они не хотят шума и суеты вокруг себя. Для них сегодня покой – дороже всего на свете.

Их судьбы, как впрочем, судьбы всех детей войны, очень схожи. В одночасье все они стали взрослыми. Недомечтали, недоучились, недолюбили…

«В первые дни войны отец ушёл на фронт, - вспоминает Николай Иванович. – Мама осталась с пятерыми ребятишками на руках. Я – самый старший. Она работала на фанерном заводе. И когда завод эвакуировали в Тавду, нас тоже туда отправили. 8 августа это было. Немцы уже Старую Руссу захватили».

Вернулись в 44-ом. Отец пропал без вести под Ленинградом. А в родном Парфино – ни жилья, ни школы, ни работы. Первое время жили в блиндаже. Позже его разобрали, построили домишко на Парковой улице.

Оставшийся на правах старшего, за хозяина, Николай пошёл пасти коров. А когда исполнилось 18, устроился в СМУ. Вместе с вернувшимися с фронта и из эвакуации парфнцами восстанавливал завод и родной посёлок.

«На месте завода 2 трубы стояло,- рассказывает он. – Всё в развалинах было. Строительные специальности осваивали на ходу. Один умеет – другим подскажет. Тая я и бетон месить научился, и кирпичи класть, и штукатурить. Землю копали, фундамент заливали. Строили ТЭС, фанерный цех, а в морозы, когда кирпичные и бетонные работы не велись, жилые дома штукатурили. Я их строил на ул. Мира; раньше она Ждановой звалась. Бывало, работаешь, а за тобой посыльный – на заводе срочное дело. Всё бросаешь и бегом туда. Цеха торопились быстрее запустить».

Впоследствии его жизнь с этим заводом была связана. Трудился мотористом в лесопильном, стропальщиком в деревообрабатывающем цехе. Но до пенсии не доработал – тяжёлый труд подорвал здоровье. Пришлось уйти на инвалидность.

Евдокия же была обычной деревенской девчонкой, сызмальства познавшей нелёгкий физический труд. Её мать с утра до ночи трудилась на ферме, а она, как старшая, для младших своих сестёр и брата была и нянькой, и мамкой. И ещё успевала на ферме помогать – телят кормить и поить.

«Когда война началась, мне 10 лет было, - вспоминает Евдокия Александровна. – Два класса окончила. Но работала наравне со взрослыми. После изгнания немцев нас в Любытинский район эвакуировали. Там тоже пришлось, не покладая рук, в колхозе трудиться».

Спустя много лет Евдокия Александровна, как труженица тыла, была награждена медалью. Эта единственная в жизни награда, бережно хранящаяся в красной коробочке, – её гордость. И память о той страшной и далёкой войне.

В школу она больше не вернулась. Работала в родном Щечкове на ферме, мечтала вырваться из колхоза и утроить свою личную жизнь. Николай в её жизни появился неожиданно. И навсегда.

Познакомил случай
В Парфино жила Дусина тётка – родная сестра матери, которую девушка очень любила. Личная жизнь и той не сложилась и она, ещё во время войны, бросив всё в Прибалтике, вернулась на родину и опекала девочку, мать которой добровольно ушла в действующую армию. Евдокия часто бывала у неё в гостях в бараке, стоявшем в начале 50-х годов на ул. Карла Маркса.

«Я на неё давно глаз положил, - говорил Николай Иванович, - но познакомиться повода не было. А тут случай подвернулся. К ней один из «фэзэушников» нагло приставал. На заводе тогда и неместные работали. А она девушка хоть и невысокая ростом, но красивая, крепкая такая была. Я заступился, оттолкнул парня. И мы познакомились, стали встречаться. То она в посёлок приходила, а то я к ней в деревню. Года не прошло, как замуж позвал. Она сразу согласилась».

Евдокия Александровна призналась, что до этого Николая не знала, хотя видела в посёлке. «Зацепил» он её вовсе не своей внешностью, а тем, что сразу показался человеком степенным, что значит, серьёзным, основательным.

« Что выходит любовь с первого взгляда?» - улыбаясь, спрашиваю Евдокию Александровну. А она, поглядывая на мужа, и говорит о своих чувствах, отвечает: «Да кака така любовь, как бы только с колхоза быстрее уйти да где-то пристроиться».

«Ой, ли, - парирует супруг, хитро улыбаясь. – А помнишь, как говорил тебе: «Да возьму я тебя замуж, не плачь». И уже серьёзнее добавляет: «Ни разу в жизни об этом не пожалел».

Никакой свадьбы у них не было. «Расписались» в ЗАГСе и пришли жить к матери Николая. Евдокия сразу же устроилась на фанерный завод сортировщицей шпона. Её мечта сбылась.

Их союз как алмаз
В их жизни всякое бывало. Как признаётся Николай Иванович, не без греха он, случалось и  рюмку-другую «пропускал», за что жена ругала. Но она – человек отходчивый, не злопамятный, умела прощать.

Они многие годы жили большой семьёй. Отец Евдокии пришёл с фронта израненный и вскоре умер. А спустя время, когда уже родилась дочь, Гоноболины взяли к себе и мать, и её родную сестру, опекавшую Дусю во время войны.

«Моя мама всех жалела и принимала, - рассказывает дочь Татьяна. – В нашей тесной двухкомнатной квартире всегда были какие-то тётки то с города, с соседних деревень. Но главное, что отец с этим мирился. Меня всегда удивляло его тёплое отношение к свое тёще и её сестре. Он их ни разу в жизни не обидел. И хотя по характеру папа вспыльчивый, зато очень добродушный. И ещё оптимист по жизни. Мама  - та переживательная, чуть какая проблема, сразу: «ой да ах!» А он всем душу давал. И всегда говорил: «Всё будет хорошо!» И сейчас нас всех поддерживает, несмотря на то, что сам очень болеет, несколько операция перенёс».

Татьяна рассказывает, что её родители всегда заботились друг о друге. Когда Евдокия Александровна после операции лежала в больнице, муж с утра до ночи сидел у её кровати, переживал, но, как всегда, виду не показывал. А когда сам слёг и с трудом восстанавливался после хирургического вмешательства, от него не отходила жена.

«Мне кажется, что их чувства с годами крепнут, - утверждает дочь. – Они вообще не могут друг без друга. Как-то зимой мама была у нас, и уходя, поскользнулась и упала. Пришлось ночевать у нас. С раннего утра, она уже ходила по дому и говорила: «Как-то дед, ну что там дед?» Мы набрали домашний номер, и надо было слышать, как они почти час разговаривали. Как-будто не вчера расстались, а год не виделись».

Татьяна признаётся, что она всю жизнь чувствует заботу и ласку своих родителей.  И не только к себе, а и к своим детям, и к мужу. Они радуются успехам всех, огорчаются, когда случаются неудачи. «Особенно мамуля всё близко к сердцу принимает, - говорит она. – Запомнился случай. Сын, теперь уже дипломированный специалист, закончивший институт, учась в школе, принёс в дневнике двойку и очень переживал, что я буду его ругать. Маме было и внука жаль, и меня, чтобы я не расстроилась. И она – надо же догадаться! – стёрла двойку и поставила вместо неё тройку. Я, конечно же, заметила. Досталось обоим. Хотя потом пожалела об этом».

Сегодня молодёжь, слыша о «золотых» и «бриллиантовых» свадьбах, говорит: «Да столько и не живут», имея в виду даже не супружескую, а человеческую жизнь. К долгому же браку многие вообще скептически относятся. Выдержать испытания трудностями не у всех получается

А Николая Ивановича и Евдокию Александровну жизненные трудности только сплотили, укрепив их возможно не столь сильные чувства в молодости. Пережив годы, лихие и голодные, они всю жизнь берегли друг друга, хранили свой семейный очаг. Их союз оказался крепок, как алмаз.

Фото автора

Автор: Елена КОСТРОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить