Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Влюблённый в небо

20 : 50    |    16.11.2012

На протяжении всего того времени, что существует наш посёлок, самые разные люди славили его своими делами: одни - трудовыми успехами, другие - творческими победами. Удивительные страницы вписал в историю п. Парфино Михаил Колчин. Его нет уже четверть века, но до сих пор о нём говорят, как об уникальном изобретателе, человеке-легенде, который сделал собственными руками самолёт и поднял его в небо.

Когда деревья были большими

На семье Колчиных, которые жили когда-то в Залучском районе (упразднён в 1961 г., часть его территории передана Старорусскому), стояло клеймо «кулаки». У дедушки Симеона, от которого пошёл род будущего изобретателя, было три сына и три невестки. С утра до вечера они трудились на своей полосе – сажали, пололи, собирали урожай. Но их, не пожелавших войти в колхоз, раскулачили. Увели корову, выловили всех кур, сняли с потолка лампу, унесли стулья. Впрочем, один из них всё-таки остался. На нём сидел старенький дедок, свидетель происходящего, и рассказывал бегающим около него ребятишкам о том, как он воевал с Чапаевым. Таковы детские воспоминания родной сестры Михаила Колчина Алевтины Павловны Черкасовой, которая и сегодня живёт в нашем посёлке.

«Несмотря на то, что у нас ничего не осталось, - рассказывает она, - мы не пропали. Отец вместо стола как-то приладил доски, так и обедали на них. Сам он возил на лошади товар по магазинам, мама пекла хлеб и шила ночами. Трудное было детство, а тут ещё и война».

Деревня Черенчицы оказалась на самой передовой. Она, Коровитчино, Рамушево переходили из рук в руки. Ребятишкам очень хотелось есть. Маленький Миша бегал к военным с котелочком. Еды, налитой в него, на всех не хватало, и поэтому он придумал такую уловку: стал менять свой головной убор – то зимнюю шапку наденет, то кепку, в надежде, что его не узнают и примут за разных людей. Но не всегда это проходило,  иногда мальчишка за свою сообразительность и тумака получал.

«Ещё папа рассказывал, - вспоминает дочь Михаила Колчина Римма Агафонова, - что маленькими они бродили по полям, где было недавно сражение. У убитых солдат в карманах гимнастёрок лежали галеты. Однажды занявшись их поисками, он не заметил немца. Тот стоял с широко расставленными ногами, высокий, рыжий. Наперевес держал автомат и со словами: «Пук, пук, пук!» - наглядно продемонстрировал мальчишке, что сделает, если тот сейчас же не уберётся восвояси. Миша бежал без оглядки, с ужасом ожидая выстрела в спину. Детский страх из того времени, когда деревья были большими, долго жил в душе».

Два года «одиночки»
Со школьных лет Миша любил делать что-то своими руками. Одно время семья жила на ул. Ворошилова, и к нему часто приходил Игорь Володин. Вместе они столько строгали, что домашние стали ругаться - за мальчишками было просто не убраться. И вряд ли будущий создатель самолёта, который поднимется в небо над Парфином, мог предугадать, что его изобретательность, ум сыграют с ним злую шутку, и всего-то в шестнадцать лет подросток окажется в камере-одиночке.

В тюрьму он сядет за детекторный приёмник с наушниками, который соберёт сам. По нему поймает «голос Америки», запишет из-за любознательности какие-то позывные, номера, звуки, затолкает это всё за обналичник, а позже похвастается своим изобретением одному из друзей. Тот всё расскажет учительнице. «Когда Мишу посадили, как врага народа, - говорит его сестра Алевтина Павловна, - люди чего только не наговорили. Например, что из подвала дома что-то в Америку передавал. А он не шпионом, а мальчишкой был, увлечённым, целеустремлённым и влюблённым в небо. Уже в то время сделал, примерно со стол, макет аэродрома с холмиками, деревцами. На кнопку нажмёшь - холмик поднимается, и оттуда выскакивает самолёт на пружинке. «Они» этот макет в подвале и нашли. Дали ему очень много,  но отсидел он четыре с половиной года, из них два – в камере-одиночке». Заступился за талантливого мальчишку какой-то генерал, а может, и одна из амнистий помогла. Уже позже родственники узнают, что и «там» он не сидел без дела: из щепочки какой-то, обрывка бумаги делал свои любимые макеты самолётов. Это всё позже расскажет жене его сокамерник. Впрочем, он, приехавший издалека, на встречу с Михаилом опоздает.

На самолёте – за молоком
Пройдя такое жизненное испытание, Михаил мог обозлиться на весь мир. Но его неокрепшая психика выдержала удар судьбы. Выйдя на свободу и вернувшись в посёлок, он женится, и для него начнётся яркий, творческий и радостный этап жизни, связанный с работой в Доме культуры Парфинского фанерного комбината. Там, на столах большого помещения, парфинские ребятишки под руководством Михаила Павловича станут делать макеты самолётов.

Вот выдержка из книги «Парфинский фанерный», где рассказывается об общественной и культурной жизни того времени: «В 1966 году в ДК работали народный университет культуры, драматический, музыкальный, хореографический кружки с участием в них 200 человек. Большой популярностью пользовались судостроительный, радиотехнический и авиамодельный кружок. Коллектив последнего, а это Валерий Колпаков, Виктор Ефимов, Георгий Баранов во главе с Михаилом Павловичем Колчиным сконструировали и изготовили самолёт, который 23 февраля 1968 года, то есть в День Советской Армии, поднялся с Колчиным в воздух, сделал несколько кругов над посёлком Парфино, приветствуя колонны демонстрантов, направлявшиеся на братское кладбище».

Вот этот самолёт, а если точнее моноплан, с полётным весом 195 кг, мощностью мотора 18 лошадиных сил, приборной доской, где были установлены высотомер, спидометр, компас для лучшей ориентации в воздухе, станет для Михаила ещё и обычным средством передвижения. Он будет летать на нём за молоком в деревню Юрьево, где в то время жил его двоюродный брат Женя Соболев, державший на подворье корову. Прилетая,  самодеятельный авиаконструктор ставил самолёт у реки, а к родственникам шёл пешком, будто не от диковинной воздушной «птицы», а от обычной машины. Может быть, для него самого это и не было из ряда вон выходящим, но у других вызывало неподдельный интерес, уважение к его таланту и способностям.

Его снимали кинооператоры. Ленинградские тележурналисты назовут свой фильм «Икар-68». Он продемонстрирует им чудеса пилотирования – пролетит на своём самолёте, как Чкалов, под железнодорожным мостом. Вся съёмочная группа ахнет от изумления. Фильм показали не только в нашем Доме культуры, но и по центральному телевидению, в том числе в популярной в то время программе «Очевидное - невероятное», вел которую профессор Капица. О Михаиле и его учениках будут писать журналы. В нашем музее бережно хранится письмо из Оренбургской области, присланное на имя юных конструкторов Михаила Колчина. Мальчик, увидевший на картинке у своего товарища самолёт, просит парфинцев прислать его чертежи. Мы не знаем, стал ли этот Вася авиамоделистом, а вот наш земляк уж точно прославил своей любовью к небу наш посёлок на всю страну.

«Взлёт разрешаю!»

Его приглашали на работу в КБ Антонова. Но он отказался от заманчивого предложения. Человеком был скромным. А может быть, ему просто хорошо было здесь – в кругу единомышленников, любимых учеников. Он очень много работал с детьми. Вот опять выдержка из книги «Парфинский фанерный»: «Всех жителей п. Парфино приятно удивляют ребята из акробатического кружка во главе с Михаилом Колчиным. Они создали цирковую группу, которая оказалась единственной в Новгородской области. На одном из областных смотров Таня Полякова, Зина Сидорова, Валя Тимошина, Галя и Тоня Николаевы были удостоены высоких наград».

Вот таким человеком он был, за что ни брался – всё получалось. Увлекался историей, астрологией и даже писал стихи. У тех, кто общался с ним, создавалось впечатление, что он знает обо всём на свете. И это притом, что весь багаж его школьных знаний – восемь классов. К чужим ребятишкам относился, как к своим. С увлечением водил их в походы, учил выживать в трудных условиях, переживал за каждого ребёнка, ездил с ними в Москву, где показывал её достопримечательности. Новогодние «огоньки» в Доме культуры с его участием были незабываемы. Он натягивал материю, чтобы дети могли скатиться с лестницы, словно с горки, наряжался цыганкой и гадал. Перевоплощался так, что его не узнавали.

Но небо по-прежнему манило, святым для него было всё, что связано с ним. Больших усилий стоило ему доказать, что нам в райцентре нужен аэродром. Для этого ходил и в райком партии, и в райисполком. Сам лично пропадал на поле. Там было топкое место, возили щебень, и он подсказывал, как и что делать. Потом, когда все работы были выполнены, стал начальником аэродрома. Полёт на «кукурузнике» до Новгорода стоил 2 руб. 50 коп., до Ленинграда – 7 руб. Алевтина Павловна Черкасова – сестра Михаила Павловича Колчина работала в то время кассиром на аэродроме. «Рация у меня была огромная, - вспоминает она. - Я принимала и самолёты, и метеосводку. Однажды, когда был закрыт Новгород ввиду плохой погоды, у меня сели сразу пять самолётов. Кто пролетал мимо, все приземлялись в п. Парфино. Потом я их отправляла, говорила по рации: «Взлёт разрешаю!». Хорошее время было, интересное. Думаю, что и брат испытывал большую радость, что у нас есть свой аэродром. Его хорошо знали в новгородском аэропорту,  по-доброму к нему относились, ценили».

Икар не забыт
Председатель районного совета ветеранов Эльвира Меликова, вместе со мной собирающая материал о Колчине, говорит, что неплохо было бы получить копию фильма «Икар-68», чтобы показать ее сегодняшним мальчишкам и девчонкам, как пример целеустремлённости и воплощения мечты в жизнь. Ведь Михаил шёл к ней долго и упорно. Достаточно сказать, что первые четыре машины, созданные юными авиамоделистами под его руководством, не хотели летать. И только пятая поднялась в воздух. А сам Колчин мечтал о ещё более современной модели самолёта - не одноместном, а двухместном.

Он тратил много денег на своё увлечение, покупал двигатели для моделей самолётов. Всё держалось на личном энтузиазме и инициативе, да ещё поддержке близких. «Мама видела, что он человек творческий, - говорит дочь Римма. – Что для него всё это очень важно, и старалась не попрекать ничем». Но придёт время, и всё это отойдёт на задний план. Михаил Павлович будет трудиться, помимо аэродрома, на фанерном комбинате, очистных сооружениях. И хотя его рабочие места им самим же оснащались всем необходимым, ему очень не хватало окрылённости, того дела, которым он занимался с большой любовью. Никогда раньше не прикасавшегося к рюмке, его всё чаще стали замечать в компаниях нетрезвых друзей.

Однажды от тяжёлой болезни умер его любимый ученик – Володя Томилов. Он, занимаясь авиамоделизмом в клубе, после школы поступил в Кременчугское лётное училище и стал профессиональным лётчиком. Но на похороны своего ученика учитель в Новгород не поехал. Когда его спросили, почему, ответил: «А мы с ним скоро встретимся». Эти слова оказались пророческими. Обострились болезни, как тут не вспомнить годы, проведённые в тюрьме. Умер Михаил Колчин 9 мая 1987 года. Сходил на митинг, помянул не вернувшихся с войны солдат, прилёг и больше не проснулся. Ему было всего 52 года.

Если в День Победы была нормальная погода, то потом начался дождь. Но когда стали выносить гроб с телом, тучи расступились, и выглянуло солнце. И вдруг люди, провожавшие в последний путь Михаила Павловича, а их было очень много, замерли. В голубом небе прямо над ними показался самолёт. Он летел высоко, красиво, словно отдавая дань памяти тому, кто всю свою жизнь так рвался в небо.


 

Фото автора и из архива музея

Автор: Нонна МАКСИМОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить