Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

«Я шлю письмо из 41-го…»

14 : 39    |    10.02.2012

Эта исследовательская работа «Фронтовое письмо» ученицы 6 класса школы п. Пола Влады Осиповой открывает самую дорогую для человека страницу военной истории.

«Ваш друг по жизни»

Письмо от родных, знакомых - это великая радость, и можно представить, сколько её приносил с собой каждый солдатский «треугольник». Солдаты читали и перечитывали письма из дома вслух, показывали фотографии своих близких. Дома тоже очень ждали весточку с фронта, и буквально до дыр зачитывали редкие письма. Такие письма сегодня не только домашняя реликвия, они стали историей и хранятся в нашем школьном музее – их около полутора десятков. С особым чувством берешь их в руки и читаешь – как будто слышишь писавшего его солдата, окунаешься в то суровое военное время, в происходившее тогда, в заботы и переживания людей. Как о многом может рассказать каждое письмо, крохотная страничка великой истории.

Письма начинаются с обращений. И в каждом оно свое: «Многоуважаемая  милая подруга жизни» - это к жене и «любимые мои ненаглядные цветочки детки» – к детям. В нескольких письмах встречается такой оборот - «подруга жизни», солдат и подписывает письмо соответственно: «Ваш друг по жизни». В другом письме несколько иное обращение: «Дорогие мои мама и татка», - совершенно удивительное с точки зрения современного человека, но такое тёплое и домашнее!  Встретились и такие: «Милая моя, дорогая моя, родная моя» -  каждая такая фраза буквально кричит о любви, тоске и нежности солдата.

Писались письма на листках, вырванных из тетради, и сладывались в треугольник. Но есть в школьном музее и другие, особенные, написанные на специальной бумаге с трафаретным рисунком - наш солдат бросает гранату в движущийся на него фашистский танк. Снизу текст - «Боевой новогодний привет с фронта всем родным и знакомым». И дальше - чуть мельче - «Будьте уверены, мои дорогие, в новом году я стойко буду драться за Родину и за вас. Буду бить немецких захватчиков до полного истребления! Смерть немецким оккупантам!». Это письмо датировано  31 декабря  1941 года и говорит о многом. Положение на фронте очень серьёзное. Наверное, была острая необходимость в том, чтобы в столь трудное время выпускать почтовую бумагу с текстом, похожим на пропагандистскую листовку. По всей видимости, такой текст должен был внушать твёрдую уверенность в скорой победе. И солдат Николай Маликов своей жене Степаниде пишет: «Я поздравляю вас с Новым годом, годом, в котором будет много событий. Новый 1942 год должен положить конец существованию фашизма. Новый год будет знаменоваться освобождением из-под ига фашизма не только в нашей стране, но и во всей Европе. Это будет очень интересный год. Кто будет в нём жить - счастливый человек!».

«Проверено цензурой»

Далее Николай успокаивает своих родных, слегка приукрашивая реальную действительность: «На фронте, ты сама знаешь, дела идут неплохо, каждый день приносит всё новые и новые победы Красной Армии (в 1941-то году!?). Враг бежит, не выносит Красноармейского (орфография автора) натиска. Недалёк тот день, когда фашист будет изгнан с нашей земли». В учебнике за 9 класс «История России» А. А. Днилова об этом периоде читаем: «Внезапность и мощь удара противника, его численное превосходство были настолько велики, что уже через три недели оказалась оккупированной большая часть нашей территории. Враг продвинулся в глубь советской земли на 350-600 км. За короткий срок Красная Армия потеряла более 100 дивизий. Основные силы войск Западного фронта оказались в окружении, военная катастрофа казалась неминуемой».           По всей видимости, солдат знает, что письмо будет проверено цензурой, и поэтому так пафосно пишет  о тех очень трудных первых месяцах войны. Через полгода после этого письма Маликов Николай погиб.

Некоторое время назад к нам в музей передали письма сына одного из последних священников Борковской церкви. Сам священник Знаменский был репрессирован ещё до войны, а его сын - призван на фронт. Эти письма - тоже на специальной почтовой бумаге с трафаретным рисунком. Боец сетует, что давно не получает весточку из дома. Все письма, которые он посылает, почему-то возвращаются обратно. Что это? Или за ним, как неблагонадёжным человеком, присматривали специально поставленные люди? В семье сохранились его письма с фронта и письма супруги к нему. Она пишет, что скучает, что хочет приехать к нему на праздники. Но её письма тоже возвращаются. И  на его, и на её письмах стоит штамп: «Проверено военной цензурой».

Интересные мысли возникают при чтении этих писем. Что означает, что «она надеется приехать к нему на фронт на праздники?». А что, это было возможно? Обратившись к двум ветеранам Великой Отечественной войны, выяснила, что они подобных примеров не припомнят. Но из писем видно, что на фронт, а, самое интересное, что и с фронта тоже, бойцы получают и посылают посылки и денежные переводы.

В письме домой Кондарева Алексея Петровича читаем, что «посылку ему присылать не нужно, так как кормят хорошо, и тёплые вещи (носки, варежки) тоже выдают».  Советует поберечь лишние средства для себя и детей. Видно, что солдат, приукрашивая действительность, просто успокаивает свою семью, которой и без того очень трудно.

А вот в письме  Васильева Михаила (датировано 1943 годом) читаем, что он послал домой нитки и иголки, и спрашивает, получили ли они эту посылку? Как же жила деревня в эти годы, если боец посылает домой такие предметы?

Из письма того же Кондарева А. П. узнаём, что он выслал домой почтовым переводом деньги и обещает ещё прислать. Значит, бойцам платили ещё и деньги? Документальных же подтверждений пока не удалось получить.

«Как хочется домашней картошки…»

Во всех письмах сквозит сильная тоска по дому. Так, Кондарев заканчивает письмо: «Тоня, если бы ты знала, как хочется побыть с вами хоть минутку. И во всём этом виноват Гитлер, сволочь. Но ничего, разгромим бандитов, тогда обо всём подробно поговорим».

А Васильев Михаил (в 1943 году ему исполнилось только 18 лет) пишет с тоской: «Как хочется домашней картошки в шелухе поесть  с маслом и с солью. Да хоть бы и без масла!»

Увы, мечтам и планам этих бойцов не дано было осуществиться. Кондарев А. П. писал письмо 25 ноября 1941 г., а смертельно ранен был 28 октября 1942 г. Его сослуживец пишет  жене Алексея Петровича: «Он умер  у меня на руках и до последнего мгновения беспокоился о своей семье, жене и детях».

Васильев Михаил, чьё письмо датировано 1943 годом, был ранен в голову в самом начале 1944 года и, по всей видимости, умер от этого ранения. Семью известили, что он пропал без вести в Прибалтике.

Некоторые наши земляки ушли на фронт добровольно, причём  вопреки родительской воле. Например, Васильева Ольга, сестра уже упомянутого  Михаила Васильева, добровольно ушла в партизаны. Причем тайно, не послушав мать. И вот что пишет в письме: «Я пока жива и здорова, но слова ваши, которые вы мне говорили, каждый день вспоминаю со слезами. Как только самолёт приходит, так я всё жду письмеца, а его всё нет и нет. Может, вы на меня обиделись, что оставила вас? Дорогие родители, простите меня. Может, и не увидимся больше. Бьёмся с проклятым врагом не на жизнь, а на смерть».

Она погибла в возрасте 19 лет на Псковщине в 1942 году.

В школьном музее хранится  письмо Федулова Семёна, которое написано за 5 дней до его гибели. Когда письмо пришло домой, солдата уже не было на этой земле. Само же письмо очень бодрое по содержанию. Чувствуется, что боец был оптимистом. Он пишет, что «у него всё хорошо, ребята подобрались все весёлые и с боевым опытом, уже награждённые». Советует своим сестрёнкам учиться хорошо и по приезде домой обещает проверить. Но, увы…

…После такой встречи с письмами ближе и понятнее стали люди, жившие в далекое  военное время.

Автор: Вера НЕШУМОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить