Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Живёт в душе надежда

12 : 54    |    02.12.2011

Те, о ком мы пишем, становятся нам как бы и не чужими. Поэтому иногда разговор с героями наших публикаций прямо на улице - дело обычное. Вот и с Татьяной Семёновой, жительницей одной из близлежащих к нашему поселку деревень, мы говорили о ее подворье, возможностях его развития, ребятишках, и когда я уже собралась идти дальше, молодая женщина вдруг сказала: «А Вы знаете, в моей жизни произошел крутой поворот…».

Жила-была девочка

Таня с детства была светловолосой, улыбчивой, словно солнышко, которое согревает своим присутствуем любого. Такая она и сейчас. Многодетная мама, хозяйка большого подворья, шутка ли сказать, на нем две коровы, три поросенка, кролики. Ее ребятишки – сын и две дочки приучены к крестьянскому труду с самых малых лет. Старший Саша,  еще учась в школе, со знанием дела рассказывал о том, что теленок, которого родила их корова, крепнет день ото дня, и то, что двор, где стоят животные, пора ремонтировать. Сейчас хозяйственный мужичок в армии. Служит далеко от дома, в Мурманской области. «Посмотрите на моего солдатика», - говорит Татьяна, бережно доставая фотографию сына. По нему скучают все – мама, папа, сестры. Его проблемы обсуждают в кругу семьи. Украли у парня бушлат и это-то в условиях северного холода. Восемь тысяч рублей стоит новый, но таких денег у родителей нет. «У него характер боевой, выкрутится как-нибудь», - не теряет надежды мама.

Она вспоминает, как в старорусском родильном доме рожала Сашу в условиях настоящего стресса. Учитывая ее состояние здоровья, врачи предупреждали о возможных последствиях, да и беременность свою скрывала, боясь, что мама на аборт отправит. Но доходила до положенного срока и родила нормально. А потом слова одного из врачей, как пощечина по лицу: «Ты тоже, как твоя мать, ребенка бросишь?». Татьяна схватила сына и прижимала его к себе так, что даже взять у нее перепеленать мальчика никто не мог. Старенькая санитарка едва уговорила: «Отдай его мне на чуть-чуть, я помою младенца, все сделаю как надо и верну тебе обратно».

То, что мама была беременной, Татьяна не знала. Это скрывалось. Поэтому и слова врача стали для нее шоком. Она, еще как следует не оправившись от родов, пошла искать брата по отделению. Сосредоточенно и настойчиво обходила палаты, пока другие молодые мамы с восхищением рассматривали носики, глазки, бровки и волоски своих новорожденных сыночков и доченек. Танины поиски тогда ни к чему не привели. Приехав домой, она оказалась в гуще своих личных дел и забот. Но про брата не забывала никогда. «Я не одна в этом мире», - вновь и вновь повторяла подругам. Однажды снова предприняла его поиски. Дважды приезжала в роддом. «Вряд ли ты его найдешь, - сказала одна из старых работниц отделения, - отказника могли отдать роженице, у которой умер собственный ребенок, и документы оформить соответствующим образом». Приехав в роддом второй раз, Таня уже не нашла свою прежнюю откровенную собеседницу.

Надежда

Во дворе деревенского дома, где живет Татьяна, на хлипком ноябрьском снегу крупными буквами выведено «Надежда». То ли имя женское, то ли то, что дает человеку силы на будущее, чтобы жить и бороться. Судьба каждому возвращает долги сполна. И иногда тогда, когда человек к этому абсолютно не готов. Так случилось и с Татьяной. Не так давно в дверь ее дома постучали. Открыв ее, она увидела девушку. «Я Ваша сестра», - сказала та, от утвердительного тут же перейдя к вопросительному: «Вы что, мне не верите?». Татьяна, много лет грезившая встречей с братом, только и смогла ответить: «Верю!». Именно так ей подсказало сердце. Сегодня она вспоминает: «В ту секунду у меня перед глазами пронеслись все мои прожитые годы. В голове постоянно сверлила мысль о брате, а вот про сестру не было ни одной зацепки. Но мы начали говорить, я вглядывалась в лицо собеседницы и словно видела себя и мать».

За плечами Нади охранниками стояли двое таксистов. Они вели из Боровичей машину попеременно. А когда девчонки начали говорить, деликатно отошли в сторону. Слова давались Надежде с трудом, нижнюю челюсть от волнения у нее словно свело. Несколько минут назад перед ее носом мать со словами: «У меня одна дочь» - закрыла дверь. Водители, поспрашивав соседей, привели девушку к Тане.

Судьба сестры, которой двадцать два года, ее потрясла. До двух с половиной лет девушка находилась в приюте. Помнит с того времени очень мало, например, как везли ее куда-то на машине, похожей на «скорую помощь». Выросла она в семье приемных родителей. Те, похоронив погибшего сына, решили взять ребенка из казенного учреждения. Мама работала штукатуром-маляром, отец – сварщиком. Перенесенное горе для них не прошло бесследно. Женщина умерла от кровоизлияния в мозг, когда Наде было пятнадцать лет, а через два года она уже хоронила отца, у которого отказало больное сердце. Его родственники, приехав, забрали несовершеннолетнего ребенка к себе на Украину. Спустя несколько лет она вернулась домой и пошла по инстанциям со словами: «Мои приемные родители умерли, откройте мне тайну усыновления». И ей рассказали, кто ее настоящая мать, как ее зовут и где она живет. Так девушка приехала в наш район.

Как и Татьяне, упорства ей не занимать. Решив, что настоящая мама, если уж не верит словам, то документам поверит обязательно, Надя уехала домой за подтверждением своих слов. Так на стол кухонного стола в деревенском доме легли официальные бумаги с печатями Парфинского районного Совета народных депутатов о том, что девочка, рожденная такой-то и такой-то, отправляется в Дом малютки. Все это девчонки тут же показали матери. «Что вы мне их суете, - сказала та. - Я все равно ничего без очков не вижу». Стена равнодушия из слов «не помню», «не знаю», «уже забыла» продолжала стоять как каменная.

Сестры

Впрочем, реплики матери, как плохой актрисы, в этой не театральной, а жизненной драме, уже никого не интересуют. Главные в ней сестры. Они сидят плечо к плечу. Татьяна то и дело прижимает к себе Надежду. Та доверчиво к ней льнет. Им не надышаться друг на друга и не наговориться. Когда они встречаются, то не спят ночами, лежат на кровати вместе рука к руке и разговаривают. Словно торопятся наверстать упущенное, дорогие сердцу минуты и часы общения, рассказать друг другу что не успели.                                  Когда Надя уезжает, они созваниваются. Иногда разговор по телефону длится по полчаса, иногда они просто молчат. «Ну, скажи что-нибудь, - просит одна другую, - я хочу слышать твой голос». Надя, которая после смерти приемных родителей чувствовала вокруг себя пустоту, не верит происходящему. У нее появились близкие люди. Девушка одета, как и ее сверстники, у нее есть современный и модный телефон, работа и даже двухкомнатная благоустроенная квартира, которую оставили ей приемные родители, но все это несоизмеримо с тем, что она ощущает сейчас, когда общается с той, которую с полным правом может назвать сестрой. Слово это и для одной, и для другой слаще меда. Они обе радуются тому, что подарила им жизнь.

Но сердце Тани все равно неспокойно: «Я чувствую, что найду брата, - говорит она. - Мой Санька привезет его из армии. Я уже сказала ему: если ты сейчас с кем-то познакомился, возможно, это мой брат». Уже предприняты поиски родственников родного отца Нади. Ведь это так важно, когда рядом много близких людей. В силу своего добросердечного характера Татьяна хочет, чтобы все в жизни было правильно, как должно быть.

…Растаял снег во дворе дома, а вместе с ним написанное на снегу слово «Надежда». Но она осталась в душе девчонок на то, что все  в будущем будет хорошо – они найдут брата, выдадут замуж Надю и, может быть, простят свою маму.

 

Фото автора

Автор: Нонна МАКСИМОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить