Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Душа крестьянская живёт надеждой, верой

16 : 25    |    21.10.2011
Золото опавшей листвы хоть и украсило деревенские улицы, но не сделало их более многолюдными. Тишина, отсутствие людей – характерные особенности сельских проулков. Впрочем, кого-то мы все-таки встретили, и общение у автомагазина райпо, приехавшего в этот день в деревню Бабки Федорковского сельского поселения, оказалось приятным. И нас знали, и мы помнили людей, пришедших сюда за покупками. А потом отправились дальше…
Сюда приехали не отдыхать
Деревня Залесье стоит на пригорке. Она заслонилась от окружающего мира ветками деревьев и смотрит скептически на каждого проходящего мимо. На замке один дом, второй, третий. У одних хозяева есть, другой продается, причем, цена, которую за него просят, приличная – около шестисот тысяч рублей. Сюда тоже когда-нибудь приедут питерцы и, отжив теплые летние месяцы, соберутся в город.
Любовь Николаевна и Александр Николаевич Догадовы каких-то несколько лет назад тоже были жителями Санкт-Петербурга. Приехав в наш район, прожили «наверху» - в Залесье полтора года, а потом спустились «вниз» - в деревню Малые Бучки, тем самым отодвинув себя еще на один километр с лишним от цивилизации, людей и большой дороги. Они, эти сотни метров, все в лужах, жидкой и непролазной грязи. Приехавший в гости из города сын не без доли иронии сказал матери: «Вы бы еще дальше куда-нибудь забрались». На что та искренне ответила: «С удовольствием, да просто за нами уже нет никаких населенных пунктов – один лес».
Их добровольное отшельничество, ведь долгие зимние дни и вечера супруги Догадовы коротают одни в окружении верных четвероногих друзей, вызывает интерес у журналистов. Они не раз были в гостях у Александра и Любови. Один из них как-то спросил хозяина дома без всяких предисловий: «А когда ты назад убежишь?». Однозначный ответ последовал незамедлительно: «Никогда!»
Предысторию их переезда в сельскую местность знает не каждый. Хоть и вся жизнь в Питере прошла, родные места, где прошло детство, у каждого свои. Она родом из Рязанской области, химик по образованию. Он – сибиряк, со стержнем внутри, характером твердым, правильным. По профессии сварщик. Да и кроме этого умеет делать практически все. При этом добровольно отказался от курения и алкоголя даже в малых количествах. Когда-то заработанные честным трудом деньги, они решили вложить в долевое строительство. Квартира, на которую рассчитывали, предполагалась в элитном кирпичном доме. Но вместо радости новоселья, - годы мытарства по судам, и даже житье по съемным углам. Все финансы за проданное жилье они вложили в будущую квартиру и еще добавили, благо работали и жили неплохо. «Представляете, - говорит глава семьи, - назначают суд, вы приходите, а вам говорят – квартира не ваша». Жалко было не только денег, а и себя, попавших в такую ситуацию. Выбрались из нее хоть и с отвоеванной квартирой, но подорванным здоровьем. Только лишь за полгода Александр Николаевич перенес два микроинфаркта. Так что ничего не оставалось, как уезжать из душного, пыльного города, принесшего столько неприятностей, на чистый, свежий воздух в деревню.
Здесь жизнь совсем другая – несуетная, заставляющая много времени проводить на свежем воздухе. Телевизор смотреть некогда, Интернет существует лишь для получения интересующей информации. А еще Александр и Любовь выписывают районную газету и изучают ее от первой до последней полосы. Тем более, здесь советов для садоводов и огородников немало. А для супругов вопросы урожая, надоев на сегодня главные.
«Никогда не думала, - рассказывает хозяйка дома, - что обзаведусь таким хозяйством. Ведь мы, переезжая в деревню, рассчитывали посадить, ну в лучшем случае, три грядки, завести кошку, кур, на всякий случай козочку. Но хорошая знакомая сказала: для деревни коза - не животина, бери сразу корову. И вот однажды, поехав в райцентр за какой-то покупкой, вернулись с ней. Ни разу не пожалели, что приобрели корову. Теперь пьем молоко с большим слоем сливок. Потом за курами съездили в Крестецкий район. Постепенно добавились тёлка, бычок, гуси, овцы, пчелы». Молоко дома расходуется, что-то берут соседи. Иногда Любовь Николаевна ездит продавать в Полу творог. Изредка выбирается в Питер, где едва не обманутые дольщики, как одна большая семья. Там Люба продает деревенские продукты по совсем не городским ценам. Ей жаль людей, которые перенесли столько страданий и сдружились. Она вспоминает, как они носили воду друг другу, когда ее полгода не было, и продавать мед и молоко по высокой стоимости просто не может.
В их деревенском хлебосольном доме все еще идет обустройство. Купили супруги Догадовы, считай, крышу, и не один год все что-то делают в своем жилье. Но, как сами говорят, в этих заботах выходят на финишную прямую. До этого они немало поездили в поисках пристанища. Были в Псковской области, Любытинском районе. Но все как-то шло против них. То документов на дом, который им понравился, не окажется, то на другой цена поднимется в два раза. Сама судьба привела их к нам. Чему они очень рады. Александр Николаевич находит много примеров, доказывающих чистую экологию нашего Приильменского края. Недаром в соседних деревнях питерцы дома охотно скупают. «Действительно, - подтверждает еще одна гостья Догадовых – специалист администрации сельского поселения Нина Москвина, - приезжих много, но таких тружеников мало». Они провожают нас до самой машины, минуя непролазную грязь и находя только им известные сухие тропинки, разговаривая при этом об очень простых вещах – погоде, природе, детях, которые редко наведываются в отдаленную глушь, где живут родители. Становится очень понятной мысль о том, что с возрастом не хочется, глядя на молодые лица Догадовых, говорить о старости: у людей появляются другие ценности.

Автор: Нонна МАКСИМОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить