Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Исчезнувшая деревня

19 : 01    |    16.08.2013

Каждый молодой человек стоит у истоков своего жизненного пути, но нельзя идти вперёд, не оценив прошлого, пережитого и выстраданного предыдущими поколениями. Знать мало, надо действовать.

Стремится делать жизнь лучше, выступать против зла и насилия, поддерживать хорошее дело. Дело, которое делается не за деньги, а по велению души и сердца.

Ученики школы села Левоча Ксения ГОЕРЦ и Никита ДОВБНЯ совершили великое дело: вновь вернули к жизни Тарханово. Они по крупицам собрали информацию о деревне, встретились с её бывшими жителями, записали их воспоминания. Дети умеют слушать, а услышанное оставляет в их сознании глубокий след.

Мы предлагаем вам, уважаемые читатели, познакомиться с исследовательской работой учащихся (руководитель Надежда КОЛЕНЧИКОВА, библиотекарь школы с. Левоча). Воссоздание истории малой родины, считают Ксения и Никита, поможет восстановить утраченную связь поколений.

Как всё начиналось
Тарханово — это деревня. Но не стоит искать её на современной карте Хвойнинского района. Деревни с таким названием не существует. Она осталась только в памяти живших там когда-то людей, тех, кто считает её своей родиной.

У этой деревни своя история, тесно связанная с историей нашего района. Тарханово находилось на территории Кабожского сельского поселения, через него проходила дорога ст. Кабожа — д. Яковлево. От районного центра деревню отделяло 50 км, а от ст. Кабожа — 5 км. Точной даты образования Тарханово старожилы не помнят, но цифры, приведённые ниже, наводят на мысль, что примерно в середине 19 века.

По архивным документам 1892 г. деревня с названием Тарханово Левочской волости упоминается в «Материалах для оценки земельных угодий Новгородской губернии, Боровичского уезда» (том 1. Новгород. Паровая типография. А. С. Федоров.)

«3017. Дер. Тарханово, б. Теглева — усадьбы — 3,0; пашни навозной — 70,0; сенокоса — 15,0; леса и прочих угодий — 20,7; итого удобной — 108,7, всего с неудобной — 110,6 ».

В нескольких километрах от Тарханова были расположены небольшие хутора, названные по фамилиям их основателей: Захаров хутор, Нива — Мигунов хутор, Головехин хутор, Жуков хутор, Зуев хутор, Крылов хутор и др. (Хутор — отдельная крестьянская усадьба с обособленным хозяйством. Прим. автора.) Там жили трудолюбивые люди, не боявшиеся никакой работы. Несмотря на удалённость от центра, хутора процветали.

20–30‑е годы
Началась коллективизация сельского хозяйства. Создавался колхоз и в Тарханове. Привыкшие к единоличному ведению хозяйства люди отказывались в него вступать. Одним из методов нажима на зажиточных крестьян было раскулачивание (забирали в колхоз лошадей, коров, зерно, имущество) и высылка в другие места. По воспоминаниям старожилов, раскулаченных на хуторах не было.

В 1931 г. жителей окрестных малых населённых пунктов, им пришлось переехать в деревню, объединили в колхоз, который назвали «Осоавиахим», председатель Степан Захаров. (ОСОАВИАХИМ — общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству. Прим. автора.) Постепенно жизнь начала налаживаться. В 1939 г. в Тарханове стояло 30 добротных домов, ведь строили их для себя и надолго, была одна улица и два переулка. Население — 156 человек.

Дом Семёна и Ириньи Егоровых был окружён хорошо ухоженным садом, в котором находилась большая пасека. Сейчас лишь только этот сад, заброшенный, заросший бурьяном, и напоминает о существовании деревни.

Крыши домов в Тарханове были покрыты лучиной. Рассказывает Михаил Александрович Филиппов, 75‑ти лет:

— Щепали лучину из свежесрубленной сосны, ели, осины, распиливая ствол предварительно на чурки длиной 35–50 см. Первое время лучинку щепали большим ножом, потом у Степана Захаровича появился самодельный станок, механизировавший процесс щепания. Обрешётка стропил под лучину должна состоять из жердей обязательно одинаковой толщины. На них уже наколачивали лучину. Способы выкладки лучинки были очень разнообразны: по прямой, косыми рядами, в шашечку, в ёлочку, по — круглому. Крыши наших домов были узорчатые и нарядные.

Бани имелись не у всех, стояли они у ручья за домами, топились «по-чёрному». У тех, кто жил побогаче, были и амбары, на левой стороне деревни стояло 4 амбара: у Яковлевых, Захаровых, Егоровых и Журавлёвых. На правой стороне амбаров не было, там находился скотный двор, колхозная кладовая, кузница, родник, где поили лошадей и коров, дальше были поля.

Нам удалось восстановить схему деревни и всех её построек. В ней не было крупных объектов: ни магазина, ни школы, ни медпункта. Это обычная деревня, все жители которой — колхозники.

В магазин ездили в Кабожу, на лошадях, в больницу — в Левочу, в начальную школу ходили в д. Носково. 1–3 классы учила Ольга Александровна Невинская, второй учитель — Федор Михайлович (фамилия неизвестна) — работал во 2–4 классах. В Тарханово привозили и показывали немое кино, смотрели его в доме Андрея Захарова.

— Жили небогато, но радостно, с какой-то светлой верой в лучшее будущее, которое всеми силами и приближали. Я трудилась вместе с родителями в колхозе «Осоавиахим», — вспоминает Мария Дмитриевна Богданова, бывшая жительница Тарханова, сейчас ей 87 лет. — Мы пахали, сеяли, молотили, косили. Все работы в колхозе выполнялись на лошадях. На полях сеяли рожь, овёс, ячмень, пшеницу, горох. На своих огородах выращивали картофель и капусту, репу и морковь, лук, огурцы и чеснок. Для возделывания земли пользовались сохой с железными сошниками, деревянной бороной, серпом, косой-горбушей. (Коса такой формы наиболее пригодна для косьбы травы в условиях почти полного отсутствия удобных сенокосных угодий. Прим. автора.)

Территорию деревни окружали леса, в них было много ягод: черники, клюквы, малины и брусники. Собирали грибы, солили и сушили их на зиму. Хлеб пекли сами. Мололи зерно на жерновах, на мельнице в Носкове. В Тарханове умели плести корзины, ткали половики и сукно на одежду, шили одежду сами.

Работали тархановцы здорово, но и отдыхать умели. Старые люди вспоминают свою молодость с удовольствием: какие бы изменения ни происходили в стране, а она брала своё. На работу шли с шутками, с песнями и частушками, тархановские женщины были знатные певуньи, а вечером собирались в центре деревни, водили хоровод. Пели и плясали под гармошку «бологовку». Гармонистами в деревне были братья Филипповы. В нашем районе сохранилась единственная гармонь «бологовка» — у Никиты Петровича Никифорова.

Широко в деревне отмечали и престольные праздники. Александров день — 12 сентября — главный в Тарханове. Готовились к нему тщательно. Дома наводили чистоту и порядок, полы оттирали вениками-голиками. Варили пиво, ставили квас, резали курицу. Гостей было много, собирались жители всех окрестных деревень. Ходили толпами из избы в избу и везде пили и ели. Хозяин с хозяйкой радушно принимали гостей. Так праздновали на протяжении трёх дней.

В ноябре 1939 года началась советско-финская война. Из деревни были призваны два человека: Василий Егоров и Дмитрий Николаев. Егоров погиб, а Николаев вернулся домой, получив ранение в голову.

1941–45 годы
Наступило страшное лихолетье — война. В первые же дни мужчины ушли на фронт. Женщины, дети и старики работали не покладая рук: сеяли, пахали, жали вручную. Они отказывали себе в самом необходимом, отдавая всё для фронта, для победы.

В деревне существовала кузница, её незаменимого кузнеца, эвакуированного из Ленинграда, Воробьёва, помнят и сейчас.

Похоронки шли одна за другой. В этой войне Тарханово потеряло почти всех своих кормильцев. Из 21‑го призванного вернулось только трое: Степан Захаров, он охранял аэродром в Боровичах, Василий Николаев, вернулся без ноги, и Николай Ушаков.

50–70‑е годы
В начале 50‑х г. произошло укрупнение колхозов. Объединили колхозы в Носкове, Савкине, Тарханове и Тимошкине в один и назвали его «7‑й Съезд Советов». Было несколько этапов укрупнения колхозов. В один из них «7‑й Съезд Советов» присоединили к колхозу «Борьба». В 1961 г. на базе беднейших колхозов был создан колхоз «Путь к коммунизму».

Жить в деревне в эти годы было нелегко. Коров в колхозе не давали, купить их было очень сложно, но ещё сложнее заготовить сено. Косить на полях не разрешали, люди находили в лесу полянки, там и косили на свою скотину. В большом количестве держали овец. Из шерсти катали валенки, вязали тёплые вещи, из овчины шили полушубки. С каждой семьи государство брало налог на всё, что содержал колхозник на своём подворье. Он был настолько велик, что держать скот или выращивать фруктовые деревья оказывалось попросту невыгодным.

Денег в колхозе не платили, работали за трудодни, многие ребятишки трудились наравне со взрослыми. (Трудодень — мера оценки и форма учёта количества и качества труда в колхозах в период с 1930 по 1966 годы. Прим. автора.) Приусадебный участок был основным источником существования для колхозника. С него он получал продукты питания для себя и своей семьи. Реализация их излишеств была единственным путём получения денежных средств.

Колхозник не имел права свободно перемещаться по стране, только с согласия председателя колхоза мог покинуть место проживания. Он был лишён возможности иметь паспорт, на него не распространялась оплата по временной нетрудоспособности. Пенсии старикам не платили, жили они со своими детьми. Детских садов не было. Всё это привело к тому, что молодёжь всеми путями стремилась уйти из колхозов.

В 1958 г. в Тарханове проживало 60 человек, а в 1973 только 10. Деревня обезлюдела. Работать стало некому. К тому же в 70‑е годы многие деревни считались неперспективными, в том числе и Тарханово. Людям поневоле пришлось оставить свои родные места, покинуть добротные дома и переехать на другое местожительство.

В конце 70‑х деревни Тарханово не стало.

Заключение
Деревни стояли веками. Их защищали, в них жили, их любили. А уходят они в полном молчании. Словно провинились пред нами. Мы только в начале пути по восстановлению доброй памяти забытых деревень. Мы продолжим исследование, разыщем жителей бывших деревень, и они поведают нам о том, что было. Пока ещё не поздно.

Мы, живущие сейчас, должны сделать всё возможное, чтобы вернуть исчезнувшие деревни. Ведь с каждой такой деревней теряется часть духовности, изменяется исторический облик родины.

Знать историю земли, на которой мы живём, мы обязаны.

В качестве приоритетного направления областной целевой программы «Патриотическое воспитание населения Новгородской области на 2011–2015 годы» определено патриотическое воспитание подрастающего поколения. Одна из задач программы — формирование у детей и молодёжи нравственного и патриотического сознания, чувства верности своему народу и Отечеству, воспитание личности гражданина — патриота Родины, изучение истории и культуры области и России.

Фото из архива
авторов исследования

 


Автор: Галина ЕГОРОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить