Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Записки члена императорского русского географического общества

23 : 52    |    11.01.2013

Я очень рада, что материал о Кошелях вам, дорогие читатели «районки», понравился и даже заставил некоторых из вас «рыться» в исторических документах, поднимать семейные архивы. Многие вдруг почувствовали, что слишком мало знают об истории своего родного края, кому-то захотелось побывать на месте «рождения» своей семьи и вспомнить её истоки. Я благодарна нашим краеведам Владимиру Ларионову и Вадиму Звереву, которые предоставили такой интригующий материал. Сегодня вы познакомитесь с не менее интересным документом, посвящённым Левоче.

Летом нынешнего 1898 года я ездил, по поручению Географического Общества, в командировку для собирания этнографических сведений в Новгородскую губернию в село Левочу. Избрал я эту местность потому, что она представляет одно из наиболее глухих мест в губернии: находится в 100 верстах от Боровичей и от Устюжны, на границе трёх уездов Боровичского, Устюженского и Тихвинского; а главным образом потому, что здесь моя родина, здесь мне всё знакомо, в свою очередь меня все знают, так что я всякое время мог добыть все нужные для меня сведения без особого труда, но, конечно, за плату.

С 5 июля по 5 августа, то есть ровно в продолжение двух месяцев, я ездил и ходил по Левочской волости и соседним с нею: Минецкой Боровичского уезда, Белокрестской Устюженского уезда; описывал домашний быт крестьян: постройки, одежду, пищу, занятия, приходы и расходы их, снимал фотографии и, кроме того, записывал народные сказки и былины.

Вот с этою работою я и хочу познакомить читателей «Новгородского Вестника».

История села Левоча
Погост Левоча расположен на правом нагорном берегу небольшой речки Левочки, в полуверсте от впадения её в речку Кобожу, вытекающую из озера Великого или Кобожского и впадающую около Устюжны в Мологу. Погост Левоча существует несколько столетий. К какому времени относится его основание, я сказать не могу. Знаю только, что в книге Неволина «Новгородские пятины» содержатся данные о нём, заимствованные из «писцовых книг» за 1581–1583 гг. На листе 382–410 говорится: «В Никольском погосте в Левоче, в волости в Александровской Самсонова, на речке на Левоче» … «порожжие земли, что были преж того за помещики в поместьях, а ныне не владеет ими нихто». Ещё ниже, на листе 411–412 сказано: «В Никольском погосте в Левоче живущих селений 14, пустых 140».

Там же говорится о двух причинах, повлиявших на уменьшение населения: о бывшем за 13 лет до составления описи сильном поветрии и о нашествии Литвы. А что там действительно Литва была, так памятником нашествия её остались курганы или, как там называют, «сопки». Между селом Левочей и усадьбой Петровское, на расстоянии 3 с половиной вёрст, я насчитал 22 сопки. Самая большая из них, около 70 сажен высоты, находится на поле, в селе. Что сопки искусственные, а не естественные, видно из того, что, по большей части, они окружены кольцеобразным глубоким рвом, свидетельствующим о провале. Одна из сопок так и называется «Проваленною сопкою». Под этими сопками погребены были тела, а когда последние сгнили, сопки рухнули и провалились. Лет 20 тому назад, когда при постройке новой каменной церкви в погосте понадобился песок, духовенство распорядилось разрыть две сопки, находящиеся за селом, и свезти песок к церкви. И вот тогда вырыли много человеческих костей, лапти и секиру. Последняя долго сохранялась у одного старожила, а потом, за ненадобностью в хозяйстве, куда-то была заброшена, затем и исчезла. Из других исторических памятников осталось только название одной площади «Боёк».

Преданий о старине в Левоче сохранилось мало. Есть только глухие рассказы о монастыре и о Литве. Впрочем, относительно большой сопки ходят рассказы, что старики видели, как с этой сопки катилась бочка с золотом и скатилась по полю на луг, а оттуда в завод, где и утонула. Рассказывая об этом предании, которое, кстати сказать, существует и во многих других местах, пожилые люди обыкновенно прибавляют, что, если б кто-нибудь крикнул в то время, как бочка катилась: «аминь, аминь, рассыпься!», то бочка непременно остановилась бы и рассыпалась; но только никто тогда не догадался сказать это.

Я с особенною подробностью остановился на истории Левочи потому, что о существовании сопок в Левочской волости неизвестно даже нашим археологам.

Особая порода
В селе Левоча, кроме церкви во имя Николы и домов духовенства, находятся: волостное правление, училище, ночлежный приют для учащихся с читальней, лавка, мельница, винная лавочка, булочная и мясная, и усадьба, прежде принадлежащая губернскому предводителю дворянства Г. М. Коковцеву, а ныне перешедшая от наследников его к купцу Завитаеву.

В Левочской волости числится по последней переписи 4321 крестьянин, 2101 мужчина и 2220 женщин. Все они живут в 45 деревнях. Деревни маленькие: от 2 до 40 дворов. Построены все по одному типу. С одной стороны деревни расположены гумна и пелевни, с другой бани, или как там говорят, «байны». В каждой деревне находится одна не отличающаяся прямизной улица и иногда несколько разбросанных в беспорядке переулков. Улицы никогда не мостятся и ничем не засыпаются, от чего на них в сырую погоду стоит грязь непролазная. Около домов в последнее время стали производится посадки деревьев, но почему то они худо прививаются.

Дома или избы строятся, по большей части, в два ската, с фасадом на улицу, а иногда в огород. Избы одножилые или двужилые, при чем во втором случае одна изба летняя, а другая зимняя. Между избами помещаются сени. Иногда вместо второй избы строится клет или кладовая. Рядом с избою ставится двор. Двор строится на столбах. Внутри его помещаются хлебы, а над ними сапелевня, баня и гумно на несколько человек. Только богатые имеют гумна на одно семейство.

При описании внешнего вида крестьян Левочской волости я должен указать на следующую особенность: одни из крестьян роста небольшого, другие, правда меньшая часть, высокие от 2 аршин 6 вершков до 2 аршин 12 вершков, так что, когда мне приходилось стоять в толпе — а я 2 аршина 8 вершков, — то всегда я видел людей или значительно выше себя, или значительно ниже, как будто там обитают две различные породы людей. (прим. ред. Аршин — 71,12 см, вершок — 4, 45 см)

И те и другие крестьяне плечисты, плотны, коренасты и, как вообще трудолюбивый народ, отличаются значительным здоровьем и выносливостью. Почти все они блондины (брюнетов в волости можно по пальцам сосчитать), с голубыми или серыми глазами, со светлорусыми или тёмнорусыми волосами и с такою же бородою. Волосы мужчины стригут под скобку, но бороду никогда. Замужние женщины и девицы отпускают косы, но девицы носят косы свободно, а замужние, и это общее правило, завивают их спиралью в клубок и завязывают тесёмками.

Что носили земляки…
Мужчины летом в будни одеваются в полотняные белые или пестрятинные клетчатые, домотканные рубахи с вышитыми воротами и рукавами и в порты. В дождливую погоду поверх рубахи надевают кафтан из серого домашнего сукна. На голову войлочные шляпы, иногда с цинковыми бляхами, а на ноги лапти с ременными оборами, ступни или же саноги. Зимою мужчины одевают нагольные с борами полушубки, а на них кафтаны или же белые, тканные из ряднины балахоны. За свои белые балахоны мои земляки получили прозвище «лебедей». С наступлением зимы, по первому снегу, боровичские крестьяне отправляются в казённые и частные леса, расположенные около Николаевской железной дороги. И вот на станциях обыватели, как только увидят белые балахоны, обыкновенно говорят друг другу: «А! вот и лебеди прилетели!». Так что появление этих лебедей служит несомненным признаком наступления зимы.

По праздникам богатые крестьяне надевают пиджаки или куртки с бортами и плисовые или триковые штаны, а бедные одежду как в будни, только почище.
Женщины обыкновенно носят холщевые, набойчатые сарафаны, надетые поверх белых с вырезанными воротами и грудью рубах. По праздникам девицы одеваются в сарафаны ситцевые, а более богатые в шёлковые и штофные. Необходимою принадлежностью головного убора замужних женщин служит повойник. Украшение наряда девиц составляют серьги, стеклянные или хрустальные, разноцветные широкие ленты в косах, стеклянные бусы на шее и серебряные кольца на руках. В будни крестьянки летом ходят босые, а в праздники обувают полусапожки. Зимою женщины на работу одеваются в такие же шубы и такие же балахоны и лапти, как и мужчины, а голову покрывают громадными цветными шерстяными шалями. По праздникам одеваются в крытые сукном или триком шубы с борами.

И что они ели. В будни…
Пища крестьян не вкусна и мало питательна. На завтрак хозяйка готовит блины или оладьи, варёный картофель, кислину из квашни с луком или же болтушку из толокна; на обед купоросные щи, лук с квасом, пустоварку, то есть суп из овсяной крупы с картофелем и какую — нибудь кашу. На ужин то же. В пост крестьяне едят грибы и иногда рыбу, в мясоед — молоко, яичницу, щи со сметаной, а иногда и с мясом. Замечательно, что крестьяне почти никогда не едят свежего мяса, а чаще вяленое.

Для этого свежее мясо солят, а затем солонину, пролежавшую с осени до великого поста, вывешивают от половины до двух месяцев на грядке пред избой и только после этого употребляют её в пищу в супе или щах.

Зимой крестьяне едят трижды в день, а летом четыре, между обедом и ужином бывает ещё пабед.

Крестьяне в Левочской волости отличаются хлебосольством. Угостить гостя каждый считает непременно обязательностью, безразлично, будет ли гость знаком или первый раз у него. Это особенно заметно на деревенских праздниках. Тут, что называется, «вали комар и муха!».

И в праздники
Родственник, сосед, приятель, знакомый и незнакомый, — все иди! угощение готово, двери раскрыты для всех. В какую-нибудь деревушку, имеющую 10–20 дворов, собираются целыми сотнями крестьяне окружающих деревень и ходят толпами, из избы в избу, и везде пьют и едят. А хозяин и хозяйка только и делают, что принимают гостей: хозяин сажает их за стол, угощает, занимает разговорами и в промежутках покрикивает на хозяйку, чтоб сняла или переменила блюдо; хозяйка же то и дело лазит в печь или бегает в другую избу, клет или чулан за новой сменой. Ни хозяин, ни хозяйка ни за что за стол с гостями не сядут, считая это, то есть сидение за столом, бесчестием для последних. Напьётся, наестся толпа, часто совсем незнакомая хозяину, и идёт в другой дом; а на смену ей садится другая, уже давно стоящая в избе и ждущая очереди. Бедные хозяйки, поднявшиеся утром до зари и хлопочущие без отдыху до полуночи, к вечеру делаются совсем без ног. И так празднуют в продолжение трёх дней, а иногда и до семи.

Чтоб угостить такую уйму народу, должно и запасти к празднику много. Посмотрим теперь, что готовят и расходуют богатые крестьяне на праздник. Пива варят ведёр 30. Вина покупают 1 ведро. К празднику на мясо колют телёнка или ягнёнка и запасают рыбы около пуда. Пекут: оладьи решета два на день, блинов решето, ржаных пирогов с картофелем, гречневой и гороховой мукой — 50, пшеничных с рыбой — 20, с черницами, с яйцами и рисом — 5. Варят: студень, холодное из рыбы, уху, щи мясные, кашицу, грибы, гущу с сытой; каши — картофельную, гречневую, овсяную, пшеничную; кисели — ржаной, гороховой и овсяный и ещё картофельный. Жарят рыбу в латках, картофель, яичницу и мясо.

Подают на стол сначала оладьи, блины, затем похлёбки, студень, каши и прочее без всякого порядка. Гость, сидящий за столом, должен есть всё, что подадут, иначе он оскорбит хозяина. А есть иногда бывает прямо невозможно: рыбу, например, подают настолько пересоленную, что, если возьмёшь её в рот, то буквально сожжёшь всё во рту.

Спешу оговориться. Приведённое меню записано у богача средней руки, а бедняки расходуют гораздо меньше: например, водки четверть ведра, пива ведёр 5, муки белой 5 фунтов и так далее.

Фото из архива музея
Подготовлено на основе материала,
предоставленного местными краеведами
Владимиром Ларионовым и Вадимом Зверевым

Автор: Галина ЕГОРОВА Оцените материал:
количество голосов: 2
1.50 out of 5 based on 2 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить