Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

«А были вместе – детство и война»

13 : 06    |    30.08.2013

«У войны не детское лицо», «Детство, опалённое войной», «Ах, война, что ты сделала подлая?»

Эти пронзительные горькие строки сочинили писатели и поэты, первыми обратившие внимание на трагические страницы в истории нашей Родины. Это действительно так, Великая Отечественная, война, хотя и ушла в историю, но из истории не уйдёт никогда, ибо у целого поколения «детей войны» она отняла детство.

Самой природой, условиями существования рода человеческого детям предназначено жить в мире, оберегаемом взрослыми. Но когда случилась «година лихая», самыми беззащитными и ранимыми оказались в это время дети, как произошло и с героем моего повествования Евгением Константиновичем Ловцовым из Молвотиц.

Все ещё вместе, все ещё живы
А начиналось всё в тридцатые годы. Большая дружная семья Вуколовых жила в деревне Наумово. Во главе дед — Антон Вуколович, один из первых вступил в колхоз, сначала работал конюхом, затем пошёл на повышение — стал бухгалтером. Отец Евгения Константиновича — уроженец Старой Руссы, приехал в наши края, когда образовался Молвотицкий район. Он возглавил артель «Стахановец», в которой изготовливали бочки, тачали сапоги, катали валенки. Называет Евгений Константинович фамилии и других «чиновников», работавших в молодом Молвотицком районе: судья Тимофеев, директор льнозавода Маков, инструктор райкома партии Козар.

Как это бывало раньше, под одной крышей жила большая семья — дед, бабушка, отец, мать, её сестра. Маленький Женя — всеобщий любимец: столько взрослых на одного мальчонка! Больше всех с ним занималась тётя, Прасковья Антоновна. Она уже работала в школе учителем, а дома обучала племянника премудростям школьных наук. Мальчик рано научился читать, писать, считать, к школе был подготовлен вполне.

Кончилось мирное лето
Но первое сентября для Жени Ловцова не наступило. Началась война. Помнит он, как по радио объявили о её начале. Во многих деревнях к тому времени транслировались радиопередачи. Принимали их устройства в виде репродукторов‑«тарелок». Отец в первые недели мобилизации сопровождает мужчин от военкомата до станции Лычково, Прасковья Антоновна эвакуировалась в Новосибирскую область. Другая героическая тётушка Анна Антоновна, работавшая трактористкой в МТС, погнала трактор своим ходом до станции Лычково, где его и другую технику погрузили на платформы эшелона и отправили в тыл. Брат матери, Михаил Антонович, окончил артиллерийское училище, участвовал в обороне Москвы. Впоследствии остался в армии, командовал взводом в одной из частей, расположенных в Тюмени.

Несколько раз прерывал беседу Евгений Константинович, закрывая лицо руками, так тяжело было вспоминать близких людей, жизнь которых горела в пламени войны. И возможно, чтобы снять напряжение, рассказал интересный эпизод из жизни Михаила Антоновича. В армии он встретился с Евгением Матвеевым, будущим знаменитым артистом, вместе служили. Уже тогда Евгений Семёнович выступал на сцене, проявлял свой талант.

А война тем временем продолжала своё чёрное дело. Мать отправили на оборонные работы под Старую Руссу, и больше она не возвратилась — умерла (в 29 лет). Отец ушёл на фронт. Остался мальчишка с бабушкой и дедом, который вскоре тоже умер. Немцы оккупировали район уже в 1941 году. Часть людей переселяли в Германию.

Легла на маленькие плечи огромная недетская беда
Скоро семилетний Женя и бабушка, малый и старый, оказались на дороге, которая вела через унижения в рабство. Помнит Евгений Константинович саночки, на них нехитрые пожитки, а дальше путь, долгий, тяжёлый. Людей, которых согнали с родных мест, называли беженцами. Длительная остановка была под Демянском, беженцы оказались на территории «Демянского котла». Начался голод, болезни, часть беженцев, среди них и Женю с бабушкой, отправили в Старую Руссу и поместили в здании тюрьмы. Кормили так: в бочку с водой насыпали рожь и давали есть и взрослым, и детям. Затем погрузили в эшелон и отправили в город Остров Псковской области. Там формировали группы для отправки в Польшу, Германию и Прибалтику. Женя заболел сыпным тифом, немцы очень боялись заразиться и выбросили его в отдельный барак. Бабушка несколько раз приходила, плакала, и больше Женя её не видел. Ангел ли хранитель, крепкий организм, но не умер мальчик, ещё полтора года скитался в городе. Таких мальчишек было много, они, как волчата, сбились в стаю, появился свой вожак.

Снова остановка в беседе. И снова закрыл лицо руками, как бы спасаясь от страшных воспоминаний. Бегали мальчишки по помойкам в поисках еды, приходили к немцам на полевые кухни, когда те чистили котлы. Помнит рассказчик, как приходили к ним монахи, приносили еду. Любители порядка, немцы, всё-таки собрали детей и на подводах отправили в сторону Латвии. В конце концов все разбежались. Женя с одним парнишкой сумели пройти пограничный кордон и оказаться на территории Латвии. На хуторе и подобрала его хозяйка по имени Мейда. Так Женя стал батраком в её большом хозяйстве — пас коров и овец. Работали и два её сына, приходили военнопленные на уборку урожая. Это потом, став взрослым, Евгений Константинович узнал, что такой была политика оккупантов. Хозяйство вести не возбранялось, но каждый хозяин должен был платить налог в виде сельхозпродуктов. Надо было кормить армию. А тогда Женя работал, терпел побои, хозяйка больно таскала за волосы, когда разбегался скот. Ночью плакал, вспоминал дом и родных. Потом началось освобождение. Хутор располагался недалеко от дороги, видел мальчик, как прошли наши войска без боёв. Недалеко расположились танкисты на ночлег. Командир, старший лейтенант, увидев плачущего мальчика (он снова был наказан), стал расспрашивать, потом кричал на Мейду: «Эксплуататор, негодяйка!» Пригрозил застрелить, если ещё будет обижать. Женя не мог рассказать, почему он здесь. Только повторял, что позволяла удержать детская память — Молвотицы, Демянск. Муж хозяйки Мейды был начальником пограничного кордона. Несколько раз видел Женя, как он приходил в дом. Однажды мальчик играл на сеновале с собакой и провалился вниз, как оказалось, в «схрон». Прямо на него. Схватил его «лесной брат» за горло, пригрозил убить, если скажет кому.

— И не сказал, когда приехали за мной наши. Помню старого солдата с усами, сахару мне дал, сказал, что забирает отсюда. А как везти? Одежда вся оборвана в клочья, волосы не стрижены. Он подошёл к шкафу, взял костюм, топором обрубил рукава и брюки, одел меня и повёз в Остров. Было это в августе 1944 года.

Так оказался Женя в детском доме, пошёл в первый класс. Учился хорошо, пригодились уроки тётушки Прасковьи Антоновны. Учителя посоветовали написать письмо домой.

— Я, конечно, написал, а адрес вот такой на конверте: «Степановой Сюты, Ленинградская область, деревня Демянск, деревня Молвотицы». И дошло письмо.

Отец искалечен ранами ноги и руки, жил в Симферополе. Поиском племянника занялся дядя, живший в Тюмени. В феврале 45‑го года он сопровождал группу подготовленных курсантов училища, где преподавал. Написал в Молвотицы, что довезёт мальчика до Любницы, а там пусть его встретят родные.

— Как-то после отбоя приходит в комнату воспитатель, а с ней военный. Стал расспрашивать, я не помню ничего. Он целует меня, плачет, а я бежать от него. Снова привели меня, дядя называет родных, я молчу. Потом вспомнил, как я нашёл 3 рубля, а дядя (молодой парень) отобрал. Дед поколотил его. Тут я всё вспомнил.

Отдали мальчика Михаилу Антоновичу, и отправились они в Псков, оттуда на поезде до Любницы. Там уже несколько дней ждала его знаменитая тётушка трактористка Анна Антоновна. Скитания закончились.

Не так тяжела дорога, когда рядом родное плечо
Отец так и не забрал к себе сына. Сначала отсидел срок 8 лет по политической статье. После расстрела Берии по амнистии выпустили, но у него уже была другая семья: жена, две дочки. Воспитывали Женю тётки. Учился в школе, закончил семь классов, курсы трактористов с отличием, работал в МТС. Женился. Призвали в армию. Три с половиной года служил в Германии. Отца всегда хотел увидеть, помог случай. Подошло время демобилизации из армии. Первыми отпускали тех, кто призывался издалека. Уж очень хотелось побыстрей оказаться дома. Написал письмо на начальника управления милиции города Свердловска (отец уже жил там), что так и так, где-то в ваших краях живёт его отец. И удивительно быстро пришёл ответ с адресом отца. Так и демобилизовали Евгения со свердловскими ребятами. По дороге маршрут изменил в сторону дома. Вроде бы слукавил, но ради благих намерений. Тем более что побыв неделю дома, вместе с женой отправился к отцу в Свердловск. Так были связаны воедино ниточки родства, разорванные проклятой войной.

Женечка, Женя, Евгений Константинович
А дальше река жизни потекла по ровному спокойному руслу. Своими руками поставил дом в Молвотицах. И сейчас он в хорошем состоянии, просторный, удобный, добротный. Чувствуется рука хозяина. Приехала я к нему без предупреждения и застала за работой, точно так, как изображено на фотографии. Настоящие хозяева знают, что собственный дом требует постоянного внимания и заботы, чем и занимается наш герой, находясь на заслуженном отдыхе.

За плечами большая трудовая жизнь, в основном связанная с МТС: слесарь по ремонту моторов, кладовщик запчастей, техник-дефектолог, инженер-контролёр, такие должности занимал Евгений Константинович. Но он не только работал, понимая, что кроме опыта, необходимы знания. Поступил в Валдайский совхоз-техникум и закончил его с отличием. Работа всегда нравилась и относился к ней со всей душой. Последние годы перед выходом на пенсию работал в совхозе Молвотицкий главным инженером. Приезжали инженеры с высшим образованием, но начальство не спешило расставаться с прежним. Ценили его опыт и трудолюбие. Многочисленные награды показывает собеседник. Но самая большая награда — это жизнь, не оборвавшаяся в страшные годы войны. И конечно же, семья. Дом построил, сад вырастил, сына, правда, Бог не дал, но дочь Елена, известный в районе фельдшер «скорой помощи», умная, грамотная, трудолюбивая, вся в отца, как говорится, большое отцовское счастье. Вместе с мужем Сергеем приезжают к отцу погостить, помочь при необходимости. А он у них молодец! Общается с людьми, радуется жизни, ценит каждый её миг, хранит память о покойной супруге Александре, с которой жили душа в душу.

Признаюсь, в конце беседы Евгений Константинович поведал мне семейную тайну, которую я, конечно, не открою, но поверьте, каждая женщина мечтает о том, о чём я услышала от этого уже не молодого человека. А по-другому мой герой не может. Столько пришлось пережить ему в самом начале жизни, что его «душа, уж коль она обожжена, добрее, справедливей и праведней она».

Фото автора

Автор: Валентина ГОЛУБЕВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить