Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Сизифов труд

15 : 26    |    17.06.2011

Сотрясание эфира?

Постоянно участвуя в заседаниях районной антинаркотической комиссии, не могу избавиться от двойственного чувства. Да, вроде бы и говорим правильно, и делаем много – судя по информации докладчиков. Но не исчезает ощущение: всё это как-то не по-настоящему, словно предоставляем друг другу возможность высказаться, отметить факт «проведённой большой работы», отчитаться о выполнении показателей, поставить галочку, наконец. Словно не о реальных проблемах идёт речь, а о виртуальных. Причём о таких, которые, решай - не решай, польза - нулевая. Воз как стоял, так и стоит. Хуже того, под гору норовит скатиться. Как тот камень, который известный античный герой безуспешно пытался закатить на гору.

Не просматривается системного подхода, поступательного движения, при котором каждое последующее действие является естественным продолжением предыдущего, уже стоящего на твёрдой почве. Вместо этого – отдельные попытки отдельных действий отдельных служб и ведомств, несогласованные, неувязанные в единое целое. В итоге пытаемся побить противника растопыренными пальцами. С предсказуемым результатом. Единственное утешение, и то слабое – не мы инициаторы столь неэффективной программы борьбы с алкоголем и наркотиками, Мы идём по проторенной дорожке, в русле методических рекомендаций, спущенных сверху. Иного не дано.

Спиваемся, однако…

В традиционном ключе проходило и очередное, майское заседание комиссии. Как водится, для начала заслушали медицину. Фельдшер ЦРБ Анна Утаралиева довела до присутствующих информацию о работе врача-нарколога, об «обеспечении мотивации наркоманов и больных алкоголизмом на лечение» и «о проведении лечебных мероприятий, направленных на снижение уровня показателей заболеваемости алкоголизмом и снижение алкогольных психозов».

Что же говорит статистика? Наркомании в Марёве по-прежнему нет, как бы ни сомневались в этом скептики. Зато алкоголиков – точнее, тех, кто официально состоит на учёте – предостаточно. На начало года их числилось 171, но к маю «контингент» сократился до 155 единиц. По причинам естественным: кто-то допился до гробовой доски, кто-то на нарах оказался. Замену убывающим просто ещё не успели на учёт поставить – пить-то у нас не стали меньше. Да и эти 155 – только верхушка айсберга, цифру можно смело умножать на 3-4. На учёте состоят, как ни прискорбно, 34 представительницы прекрасного пола, а где-то около сотни алкоголиков представлены мужчинами «в расцвете сил», в возрасте от 40 до 59 лет. Подавляющее большинство - неработающие. 29 алкоголиков – в возрасте старше 60. По словам главврача Магомеда Магомедова, «с этими уже всё ясно».

Как же мы боремся со злом? С октября прошлого года в районе раз в неделю появляется врач-нарколог. Более 60 человек прошли тесты на содержание наркотиков. Один больной решением суда отправлен на излечение в Валдай. 154 раза «скорая» выезжала к перепившим пациентам. Алкоголики, состоящие на учёте, время от времени вызываются на лечение в ЦРБ, но идущих навстречу – единицы. Медработники взаимодействуют с милицией, образовательными учреждениями. Ведётся профилактическая работа с молодёжью. В школах и ЦДО прочитано 11 лекций на соответствующую тематику, привлёкших 140 слушателей. А ещё проводятся медосмотры школьников. В апреле «досматривали» выпускников и учащихся коррекционных классов. Но – визуально, без тестирования.

Ну, посмотрели. Ну, обследовали. Галочку поставили. А дальше-то что? Принудительное лечение у нас похерено, желающих добровольно избавиться от напасти – кот наплакал. А уж молодёжь всё активнее в «вакхический хор» включается, уж и школьники «среднего звена» подпивать начинают. Алкоголизм молодеет не по дням, а по часам. Порукой тому – множество доступных слабоалкогольных напитков, словно специально для втравливания школьников и производимых. Нормальный мужик не будет покупать разные джин-тоники, или непонятного состава напитки, преподносимые под маркой «специальное пиво», на деле ничего общего с пивом не имеющие - вроде «Алко» в полуторалитровых ёмкостях, или «энергетики» вроде «Ягуара». Пробовавшие убедились: от этой отравы не пьянеешь, а, скорее, дуреешь. Что называется - «крышу» сносит. То, что молодёжи и требуется. Что-то сродни наркотикам. Не удивлюсь, если когда-нибудь выяснится, что в отраву вроде «Алко» добавляются ингредиенты, способствующие формированию зависимости от алкоголя. Ради сверхприбыли алкогольная мафия пойдёт на любое преступление. А торговля слепо следует закону спроса и предложения.

Но как же решать проблему, волновались члены комиссии. Сколько стоит курс лечения? Магомед Магомедов разочаровал коллег: по большому счёту, алкоголизм не лечится. Способы лечения используются коррекционные, где многое зависит от силы воли больного. Ну, а широко практикуемое кодирование представляет реальную угрозу для жизни пациента.

Существует ещё так называемое «реабилитационное отделение». Где больные содержатся в закрытом режиме: проживают, работают. И долго – два года. Но желающих пойти на добровольное заточение, хоть и с благой целью, - единицы. Тем более, что излечение не гарантировано.

А тем временем

- У нас в районе – самая высокая алкоголизация населения, - констатировала заместитель председателя комиссии Олимпиада Ильина. – Мы – самые спившиеся в своей группе районов.

Поправить ситуацию предлагалось способом «ресоциализации пациентов наркологического профиля». В переводе на обычный язык – необходимо мотивировать больных на лечение. Используя разъяснительную работу, меры социальной поддержки, до материальной помощи включительно, перспективы трудоустройства.

В «мотивационный процесс» должны включаться органы власти, работодатели. Но, по всеобщему признанию, дело это не простое.

А что же милиция? Начальник местного ОВД Сергей Тёркин «конспективно» прошёлся по вопросу «Об организации работы правоохранительных органов и КДН по противодействию распространения алкоголя в местах массового пребывания молодёжи и подростков». Приводились факты задержания правонарушителей, привлечения к ответственности, упоминалось о профилактической работе, - в форме совместных рейдов по «злачным местам» с представителями комиссии по делам несовершеннолетних. Но насколько эффективны предпринимаемые действия – можно только догадываться. Во всяком случае, в «Парадизе» нередко можно лицезреть такую «картину маслом»: проверяющий-контролёр спокойно сидит по соседству с несовершеннолетними подростками, потягивающими во «внеурочное» время пивко, а то и что покрепче…

Как слону дробинка

Сказать, что на местах ничего не делается для приобщения молодёжи к здоровому образу жизни – значит погрешить против истины. Пытаемся делать – в меру сил и возможностей. И контроль какой-никакой присутствует, и рейды проводятся, и лекции читаются, и нормальный досуг в летние школьные каникулы детям предоставляется – лагеря дневные и загородные, профильные смены. Педагоги, культработники задействованы в организации детского отдыха. И всё же, следует признать, наши усилия направлены на борьбу с последствиями пагубного явления, а не с причинами, до которых нам снизу не дотянуться. Слишком могучие силы задействованы в спаивании россиян. Для алкогольной мафии, неразборчивой в средствах получения прибыли, наши усилия, по большому счёту – как слону дробинка. Тем более что и законы не на нашей стороне. Благодаря пресловутому 134-му федеральному закону мы даже не можем проверить – безопасны ли для здоровья «лёгкие» алкогольные напитки, популярные в молодёжной среде. По документам – всё в порядке. Но ведь сертификаты соответствия сегодня легко можно купить у «предпринимателей» в «офисе» на автотрассе. А официально торговую организацию можно проверить раз в пять лет. («Убийственный закон», - констатировал Магомед Магомедов).

Ситуация - критическая. Когда-то пробьёт час «Икс». Наверное, сегодня уже нужно сменить акценты. И больше говорить не о том, как вылечить людей от алкогольной зависимости, а о том, как обезопасить молодёжь от притока в «пьяную армию». Здоровых надо спасать. А для этого необходима вменяемая государственная программа борьбы со злом. Не популистская «импотентная», спускаемая на места, а настоящая, где государство берёт на себя всю ответственность за судьбы людей. Главное, что необходимо сделать – создать высокую мотивацию для отказа от зелья. А для этого молодым людям, как минимум, необходимо жильё, где они могли бы строить семью. Нужна постоянная и хорошо оплачиваемая работа как гарантия от увлечения пагубными привычками. Нужна уверенность в завтрашнем дне. Сегодня многие спиваются от неустроенности, ничегонеделанья, неприкаянности. Особенно на селе, где нет работы. Рабочие места должны создавать либо бизнес, либо власть. Местное самоуправление – власть декоративная. Потому что власть без денег – это нонсенс. На бизнес особо рассчитывать не стоит – он действует исключительно в собственных интересах. Решить проблему создания рабочих мест может только государство. Никому иному это не по силам. И, пока не поздно, это надо делать. Даже если придётся поступиться частью принципов «свободного рынка», даже если придётся пожертвовать огромными средствами. Которые в казне есть: достаточно урезать «трансферты» республикам Северного Кавказа, по сути, находящимся на содержании у федерального центра. Надо определиться: в чью пользу делать выбор. Чему отдать предпочтение – сомнительным политическим интересам или спасению гибнущего генофонда? Ситуация такова, что промедление – смерти подобно. Одно поколение мы уже потеряли. Очередь – за другими?

Автор: Анатолий КАСАТКИН Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить