Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Орден подарил ему жизнь

12 : 51    |    24.08.2012

Знакомство
В строгом костюме с портфелем в левой руке и заправленным в правый карман рукавом пиджака, идёт по деревенской улице мужчина среднего роста. С ним здороваются, он с улыбкой приветствует каждого. Таким впервые я увидела Александра Фёдоровича Лунёва. «Это директор нашей школы», — пояснила мне двоюродная сестра Надя.

Шёл 1974‑й год. На вопросы, возникшие у меня при первой встрече, я узнаю точные ответы позже, в кругу семьи, когда стану его невесткой: так распорядится судьба.

Он покажет выписки из фронтовых госпиталей со сложными медицинскими терминами и свои многочисленные военные награды. Гвардии старший лейтенант Лунёв был славным защитником нашей Родины в годы Великой Отечественной войны. Среди всех наград меня заинтересует странный орден Красной звезды с выбитой сердцевиной и погнутыми лучами. Хозяин ордена расскажет о своём спасителе следующее.

— Это был мой второй орден. Его вручили незадолго до ранения. Это он спас мне жизнь.

А потом с горечью в сердце поведал он мне о павших боевых товарищах, тяжело раненых друзьях и о своём тяжёлом ранении.

Ранение
Шурка — так ласково называла его мать, пришёл в сознание. Дышать становилось всё труднее. Жара стояла нестерпимая. Через маленькое оконце палатки санчасти светило солнце, глазам становилось больно от яркого света. Рядом стонали раненые. Люди лежали на боку, плотно прижавшись друг к другу. Казалось, кислород убывает со страшной скоростью, дышать становилось всё труднее, но люди боролись за жизнь.

— Жив! Я жив! Вижу, дышу, но боль распирает грудную клетку и правую руку.

В одночасье промелькнуло перед глазами счастливое детство в весёлой деревеньке Крушинское, окружённой высокими, пахнущими свежей смолой сосновыми борами, и полями с цветущим густым разнотравьем, любимые мать с отцом, стоящие за околицей и благословившие его на святое дело- борьбу с врагом.

Позже вспомнились высотки сибирского города Омска, друзья, ещё безусые парнишки- курсанты командного училища, учебный плац, где он выступает с показательными выступлениями на турнике, первые ученики Усадьбинской начальной школы, где начался трудовой путь учителя… Мысли путались, голова страшно гудела. Он то надолго проваливался в небытие, то снова сознание тонкой нитью возвращалось. Молодой, сильный организм яростно боролся за жизнь, ведь командиру было всего 20 лет.

Снова перед глазами проплывали картины детства: отец запрягает выездного жеребца, чтобы отвезти его в Холм в педагогическое училище, где Саша слыл одним из лучших учеников по успеваемости и подающим надежды музыкантом (прекрасно играл на скрипке). Видит он и мать, стоящую на коленях перед иконами в большой чистой горнице и горячо молившуюся за своих четырёх сыновей — Александра, Алексея, Евгения, Николая. У Александра была своя любимая икона, ему казалось, что именно она стоит у него за спиной, но оглянуться назад был не в силах, острая боль пронзала тело снова и снова, и наступала темнота.

Молодой лейтенант служил на передовой в зенитной артиллерии, командовал ротой пулемётчиков на участке Белорусского фронта в нескольких километрах от станции Поныри. Она была важным стратегическим объектом, откуда наши поезда доставляли военную технику и живую силу. Зенитки и крупнокалиберные пулемёты охраняли Поныри от бомбёжек немецкой авиации. Вражеские самолёты летели и бомбили, бомбили и летели, казалось, им не будет конца. Пулемётные очереди резали ночное небо на части. Гвардии старший лейтенант координировал цели противника. И вот удача — немецкий бомбардировщик со шлейфом чёрного дыма завис над ближайшим лесом. Это был 18‑й самолёт, сбитый в 1943‑м году. Две недели назад гвардии старший лейтенант Лунёв был награждён орденом Красной Звезды за мужество и героизм, проявленные в боях на Курском направлении.
Вдруг горячая волна настигла командира роты. Небо и земля постепенно сливались воедино и уплывали из — под ног. Он почувствовал, что падает и потерял сознание. После этого боя в роте осталось в живых всего 7 человек. Старший сержант Кочергин пронёс на своих плечах молодого командира до ближайшей санчасти.

Борьба за жизнь
Раненого осмотрел фельдшер и констатировал смерть, сержант не поверил и попросил пригласить врача. Проведя визуальный осмотр, он согласился с мнением коллеги. Сержант закричал: «Не может быть! Он дышал! Помогите!» Тогда врач приложил к носу раненого зеркало. Оно запотело. «Жив, — промолвил врач. — В операционную!» После операции ему рассказали, что заботливость и требовательность старшего сержанта определили во многом судьбу молодого офицера, и та первая успешно проведённая операция дала надежду на выздоровление. Раненый находился без сознания — большая потеря крови, полная ампутация правой руки, проникающее ранение плеча, ключицы, контузия давали о себе знать.

Одиннадцать дней он был без сознания, врачи боролись за его жизнь, провели ещё четыре операции. Но лейтенанта тревожила глубокая рана левой груди. Что-то острое кололо и жгло, кровоточивость раны привлекла внимание хирурга, и была проведена последняя операция, которая принесла неожиданный результат: из груди был извлечён орден Красной Звезды с выбитой сердцевиной и двумя погнутыми лучами. Это осколок глубоко вогнал орден в грудную клетку вместе с гимнастёркой. Именно орден и спас офицеру жизнь, не будь его на груди, осколок пробил бы сердце. Жизнь спасена, операция прошла успешно, но ещё восемь долгих месяцев проведёт он в госпиталях. На жаре воспаление плеча и грудной клетки обострялось, раны затягивались плохо. А тут ещё тело начало странно чесаться, было ощущение, что по нему кто-то ползает. Через несколько дней, раздвинув бинты единственной уже левой рукой, Александр начал извлекать из своего тела… червей! Тяжёлые мысли одолевали раненого.

«Остался жив после страшного боя и многочисленных операций и умру от червей», — думал он. Он поведал о своей новой беде навестившим его друзьям. Майор Вересов обещал передать его в руки травнице, работавшей в их санчасти. Когда медсестра сняла с тела повязки, у неё не выдержало сердце, упала в обморок, ей на помощь пришла травница тётя Фрося. Увидев изуродованное ранениями и исполосованное ходами червей тело, видавшая на своём веку немало тяжелобольных людей, она пришла в ужас.

— Держись, сынок, будем тебя спасать. Кости целы, мясо нарастим, жить будешь.

Видимо мать вымолила тебя у смерти, а теперь — терпи.

Намочив часть простыни в крутом щёлоке, тётя Фрося обмотала тело до пояса. Раненый потерял сознание. Сняв повязку, женщина стала извлекать из тела червей. Такие процедуры проводила ежедневно. На ночь тётя Фрося обильно намыливала хозяйственным мылом свежий сфагнум и обкладывала тело, фиксируя мох повязкой. Каждый день поила Александра душистым целебным настоем из трав. На пятые сутки лечения раненый проспал уже целую ночь, а на 12‑й день сам помогал обкладывать тело мхом. Через три недели встал на ноги. Работникам санчасти он поведал, откуда у него на груди вмятина, похожая на звезду.

— Слышал, что можно поменять «раненый орден» на новый.

— Не советую, сынок, — промолвила мудрая тётя Фрося. — Если он тебе жизнь спас, гордись им, береги, а вершины ордена тебе помогут выправить друзья.

Возвращение
Только весной 1944 года вернулся Александр в родную деревню Крушинское, где ждала и молилась за его жизнь мать Мария Германовна. Грудь гвардии старшего лейтенанта украшали три боевых ордена — Отечественной войны первой и второй степени, Красной Звезды, множество медалей. Увидев сына, она горько расплакалась — ведь увидела его без правой руки. В письмах он не сообщал о подробностях ранения, хотя денежное довольствие присылал исправно. А когда он разделся до пояса в горячо натопленном родном доме, матери сделалось плохо. Впервые она увидела обезображенную культю правого плеча, исполосованную швами и странным рисунком грудную клетку. Как он будет жить? Сможет ли учительствовать, как и до войны? Уже безмолвно прочтёт она справку из военного госпиталя № 4093 и узнает, что её сын был тяжело ранен осколком и получил общую контузию. Мать поседеет за три дня; после возвращения сына станет для него первой помощницей и будет готовить его к уже другой, мирной жизни.

Дань памяти
После войны Александр Федорович окончит два института и Высшую партийную школу, проработает в Аполецкой школе более сорока лет, организует для детей кружок юных следопытов. Под его руководством будут восстановлены фамилии всех воинов, погибших в годы войны на территории Аполецкого сельсовета. Он лично разыскал многих родственников погибших защитников тогда Молвотицкого района. Они будут приезжать к 9 мая на братские захоронения, чтобы почтить память отцов и дедов из Орла, Ярославля, Оренбурга, Москвы, Каменец — Подольска…

Во время его работы собраны сведения о 162 воинах — земляках, погибших в годы войны, их имена увековечены на стенде «Они погибли за наше счастье». Учащиеся исследовали боевой и трудовой путь ветеранов войны, проживающих на территории Аполецкого сельсовета — документы с фотографиями хранились в кабинете истории. Два сына погибшего у д. Аполец майора Н. С. Хохлова, приезжая на могилу отца, сердечно благодарили Александра Фёдоровича за военно — патриотическое воспитание молодого поколения. Гвардии старший лейтенант запаса станет хорошим оратором при проведении им митингов у братского захоронения. Многие присутствующие не смогли сдержать слёз, его ораторское искусство наблюдали жители при проведении дней красного календаря. Многие вдовы и дети окрестных деревень будут благодарны Александру Федоровичу за помощь в оформлении документов на право получения пенсии по потере кормильца, погибшего в годы войны. В течение всей послевоенной жизни он боролся с последствиями контузии, непрерывно ныла израненная культя руки, боль будто затаилась в раздробленных костях и наступала во время бессонных ночей. Эту боль он заглушал чтением. Мог читать до 4 утра, а днём его ждала детвора. С ним было интересно беседовать. Эрудированный, грамотный, аккуратный, душевный человек для многих был любимым учителем.

Всю жизнь помнил он о своих спасителях. Через Подольский архив министерства обороны до конца жизни будет искать старшего сержанта Кочергина, майора Вересова, тётю Фросю. На его запросы будут приходить, к сожалению, ответы о неизвестном местонахождении друзей.

Умер Александр Фёдорович Лунёв 25 ноября 1987 года. А 28 августа 2012‑го ему бы исполнилось 90 лет… Светлая память о нём до сих пор живёт в сердцах многочисленных учеников, земляков, родственников, защитников Родины, погибших на территории Аполецкого сельсовета.

Фото из семейного архива

Автор: Нина ЛУНЁВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить