Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

«Жить до последнего!»

14 : 28    |    18.11.2011

– под таким девизом живёт марёвец Егор Иванович САДОВНИКОВ
Преодолев парализацию правой стороны тела, которая случилась с ним 10 лет назад, изнуряя себя физическими упражнениями, он всё же сумел поставить себя на ноги: начал двигаться, да ещё и заказал себе по каталогу из Москвы маленький садовый трактор, на котором ездит по селу до магазина и своих родных, поскольку ходить ему трудновато. А оставил ему этот оптимистичный девиз его друг Валерий Степанович Пузиков, (увы, не доживший до сегодняшнего дня), с которым Егор Иванович подружился, когда «выкарабкивался» из болезни, живя у сына Адольфа.
Родился Егор Иванович в деревне Сысоево. Семья была неполной — отец бросил мать, когда ему, самому младшему из четверых детей, был всего годик. К моменту начала войны ему было 11 лет, успел окончить 4 класса.
— Стояла в деревне часовня, и в этот день почему-то почти все жители собрались возле неё. Пришёл крёстный, дядя Лёша, и сказал, что началась война. Все заохали, закричали. Через несколько дней забрали всех мужчин, «конфисковали» лошадей, — вспоминает Егор Иванович летний воскресный день школьных каникул. День, который разделил жизнь всех людей на «до» и «после» — 22 июня 1941 года. Детство его, как и у миллионов советских ребятишек, закончилось. Начались страшные военные будни — с рытьём окопов, побегом в лес, бомбёжками, слезами, смертью…
И хоть разом пришлось повзрослеть, дети есть дети — как же без шалостей, как же без риска?
— Зимой снега много было, немцы дорогу расчищали деревянным угольником на двух лошадях, а по обочинам дорог вешки ставили, чтобы край дороги был виден. Мы с сестрой Галей принялись переставлять эти палки подальше в снег, чтобы немецкие машины могли ночью в снегу забуксовать. Однажды нас немцы заметили. Галя-то убежала, а я пару подзатыльников схлопотал, — вспоминает свою, хоть и детскую, шаловливую, но всё же борьбу с врагом Егор Иванович.
— Незадолго до прихода наших немцы всполошились, по одному не ходили, минимум по трое. И с оружием. А когда фашисты пропали из деревни, пошли мы с дружком к месту их дислокации. Думали: может, что на их кухне покушать найдём? А нашли мы много тарелок, погрузили их на санки и повезли. Но тут, как потом поняли, немецкая разведка стрелять начала. Кинули мы санки и — перебежками по домам ринулись. Прибежал домой — заснул, слышу сквозь сон — наши солдаты разговаривают. Говорят маме: «Хозяюшка, нет ли чугунка и картошки?». Глаза открываю — наши лыжники. Полезла мама в подвал картошку набирать, приходит другой лыжник, говорит: «Что ж так долго?». И тут сквозь стену пуля ему прямо в висок — сразу насмерть. Затем начался бой. Мы с мамой — ползком к её сестре, тёте Шуре, чтобы уж вместе умирать. Три дня мы прятались у неё в подвале. Всё это время стреляли так, что изба словно подпрыгивала.
Выйдя из подвала, как только бои утихли, увидели они, что горит их родной дом. Хоть стены и успели спасти, жить в доме без крыши было невозможно. Стали жить в конюшне, что стояла в их дворе. Затем была эвакуация в Аполецкий район, в деревню Хвоиново, вновь возвращение в родную деревню, житьё в амбарчике на колхозном дворе, непосильный труд и ожидание долгожданной Победы.
Многому за свои годы научился Егор Иванович. Сначала работал в кузнице Горного сельсовета молотобойцем.
— Отец Таисии Шутиловой многому меня научил: плуги ремонтировать, бороны, телеги. Хороший он кузнец был, — с теплотой вспоминает своего наставника Александра Алексеевича Бахвалова.
После войны выучился на автослесаря, плотника. Работал связистом на почте. Оттуда ушёл в армию.
Наверное, каждый мужчина навсегда запоминает номер своей воинской части. На вопрос: «Где Вы служили?» — Егор Иванович выпалил без запинки: « Рязань. Воинская часть № 01986». И достал удостоверение парашютиста, где отмечено, что на его счету 26 прыжков. Также в «архиве» Егора Ивановича множество грамот, удостоверений ударника коммунистического труда, ударника соцсоревнований, значок ГТО пятой степени, грамота ДОСААФ. Он занесён в Книгу почёта Марёвской ЦРБ, где проработал много лет и откуда ушёл на пенсию. Имеется у него и диплом наставника молодёжи.
С 1997 года Егор Иванович вдовец. Со своей женой Зинаидой Августовной они вырастили пятерых детей. Сейчас у него 3 внука и 3 внучки, 4 правнука и 4 правнучки. До сих пор он сажает огород, складывает потихонечку дрова, убирается в доме. В общем, полностью себя обслуживает.
— Степаныч мне всегда говорил: «Ну-ка, не унывать! Жить до последнего!» — бодро говорит Егор Иванович, вспоминая своего друга Валерия Степановича, чей сын Андрей и помог найти по каталогу Егору Ивановичу «помощника» — маленький садовый трактор.- Вот я и живу сам себе хозяином. Захочу, на технику свою сяду — поеду в гости к детям. Едет мой «помощник» не шибко, так что аварию не сделаю, — смеётся мой обаятельный собеседник. — Захочу — пойду уток смотреть.
Это Егор Иванович имеет ввиду озеро, что находится за его домом. Где, сидя на скамеечке, он любуется этими самыми утками, вспоминает свою жизнь, грустит о тех, кто не дожил до сегодняшнего дня, радуется успехам детей, внуков и правнуков. В общем, живёт и не унывает, как бы трудно временами ни приходилось.
Говорят, если невозможно изменить ход вещей, то почти всегда в наших силах изменить отношение к ним. И Егор Иванович, вступив в немолодой возраст жизни, словно вторит мудрецу Сенеке: «Что ж, встретим старость с распростёртыми объятиями: ведь она полна наслаждений, если знать, как ею пользоваться».


Фото автора

Автор: Елена ДМИТРИЕВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить