Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

«Вода... Шумит вода»

09 : 30    |    30.05.2016
Анатолий Бойцов углубляется в проблему

По стечению обстоятельств, первый визит в Марёвский район нового Уполномоченного по правам человека в Новгородской области Анатолия БОЙЦЕВА совпал с неожиданно для многих возникшей и вызвавшей всплеск недовольства напряжённой ситуацией в сфере водопотребления, которая могла больно ударить по карманам потребителей коммунальной услуги.

Анатолий Бойцев, известный новгородцам по многолетней законотворческой деятельности, назначен Уполномоченным по правам человека в Новгородской области (на новоязе — «омбудсмен») в феврале этого года, сменив Галину Матвееву, занимавшую этот пост почти 10 лет, с момента образования в нашей области института уполномоченных. Вступив в должность с 29 февраля, Анатолий Александрович успел посетить 13 районов области, где проводил приёмы граждан и встречи с общественностью. 14‑м по счёту стал Марёвский район, где приём граждан был назначен на 17 мая. Здесь омбудсмен вынужден был с ходу включиться в «разруливание» проблемы, возникшей как-то спонтанно.

Предварительно записавшихся на приём к Уполномоченному не значилось. Из чего можно было сделать вывод — с защитой прав человека в Марёве всё нормально. Но... «Возмутителем спокойствия» стал местный «Водоканал» — не в первый раз и, вероятно, не в последний. По случайному совпадению, именно в день визита омбудсмена жители райцентра — владельцы придомовых земельных участков начали получать счета за потребление воды на полив огородов.

О том, что будет взиматься соответствующая плата, до этого говорилось как-то невнятно, без конкретики — потребителям услуги было непонятно, о каких суммах пойдёт речь. Фигурирующие в счетах цифры — от 1500 и выше рублей в месяц — всех ошеломили: к таким расходам люди оказались не готовы. Пошла волна возмущения. Марёвцы решили, что введение непомерной платы за полив грядок — «инициатива» руководителя «Водоканала». Впоследствии выяснилось, что это не совсем так. Но, посчитав подобные «поборы» нарушением своих прав, несколько марёвцев обратились за помощью к омбудсмену. Сразу трое «пострадавших» (по большому счёту, представлявших интересы многих «осчастливленных» счетами от «Водоканала») — Иван Пономарёв, Людмила Павлова и Владимир Догадкин — решили прибегнуть к защите, придя на приём к Уполномоченному по правам человека.

Понятно, возмущение «огородников» вызвали суммы платежей, фигурирующие в полученных ими «письмах счастья». Простой арифметический подсчёт — исходя из тарифов на водопотребление — показывал, что расход воды на полив завышен.

— Получается, 22 тонны в месяц. Да я весь огород залью, — справедливо возмущался Владимир Николаевич.

Людмила Николаевна и вовсе, предъявив претензии местной власти по поводу такого «беспредела», грозилась обратиться с жалобой к президенту Путину.

Непонимание вызывали и другие «сопутствующие» моменты: по каким нормативам взимается плата, кто их установил, принимается ли во внимание при расчёте «поливочная» площадь огорода. И потом, в традиционно-привычном представлении, коммунальные счета выставляются за уже потреблённый ресурс, по итогам месяца. Выходит, полученные в мае — за потребление в апреле? Но в апреле огороды ещё не поливают. И т. д., и т. п.

Стали выяснять, «откуда растут ноги» у выставленных счетов. Оказалось, суммы взяты не «с потолка», отчасти базируются на нормативно-правовом акте. Как пояснила глава района Олимпиада Ильина, существует постановление правительства Новгородской области от 7 октября 2015 года за номером 396 «Об утверждении нормативов потребления коммунальных услуг по холодному водоснабжению при использовании земельного участка и надворных построек», в котором «прописаны» объёмы водопотребления — на домашний скот, баню, полив огородов. Величина нормативов зависит от того, имеется ли в домовладениях техническая возможность для установки водосчётчиков.

При отсутствии таковой с 1 января 2016 года норматив потребления воды на полив земельного участка составляет 0,16 кубометра на 1 квадратный метр, при наличии — 0,22 куба в месяц. (На сотку — 16 и 22 тонны соответственно).

Выяснилось также, что плата за полив огородов вводилась соответствующим постановлением администрации области ещё в 2012 году. В Марёве плата взималась, но «по-божески» — местная власть и коммунальщики «щадили» земляков, принимая во внимание степень их платёжеспособности. Теперь, с приходом в муниципальное коммунальное предприятие нового руководителя, ориентированного на максимально возможное взимание денег с потребителей услуги, лафа закончилась: плату предполагается взимать без учёта финансовых возможностей владельцев личных подсобных хозяйств. И, похоже, при молчаливом согласии местной власти.

Ссылка на областной нормативный акт пришедших на приём не удовлетворила: оставалось много «прикладных» вопросов. Оперативно был призван для разъяснения директор «Водоканала» Владимир Львовский. Пояснивший, со ссылкой на вышеназванный документ, что плата за полив может взиматься за весь земельный участок, находящийся в собственности, но с учётом неподъёмности для потребителей набегающих в этом случае сумм принято решение брать деньги за полив только 1 сотки (100 кв. м. — авт.). В течение трёх месяцев — мая, июня и июля.

Но огороды у всех разные, почему плата одинаковая? — недоумевали «жалобщики». Согласившийся с таким доводом руководитель ВКХ сослался на отказ сельских администраций от проведения предлагавшегося совместного «мероприятия» по обмеру используемых под посадку земельных участков, отчего и решили пойти по более простому пути, «выставив» потребителям услуги «унитарную» 1 сотку. (Получается — ещё и осчастливили земляков).

— Но у меня пять маленьких грядок, и полсотки не наберётся, — возмутилась Людмила Николаевна.

— Обмерим, — отреагировал директор. Продемонстрировав рулетку. И добавив: оптимальное решение проблемы — установка водосчётчика, автоматически снимающая повод для претензий. Установка прибора обойдётся в 1 тысячу рублей, не считая затрат на его приобретение.

Похоже, в «нормативе» площади и «зарыта собака». Давайте разберёмся. Постановление правительства устанавливает нормативы водопотребления на полив «при использовании земельного участка» (выделено мною — авт.). Следовательно, речь идёт о реально востребованной земле для посадки овощей, нуждающихся в поливе. Посадки картофеля в искусственном орошении не нуждаются. Установленные документом нормативы на квадратный метр, понятно, не изменишь, но препятствий к корректировке «оплачиваемой площади», как можно понять, нет. Почему же за «точку отсчёта»взята именно 1 сотка земли, а не 0,5, например — с учётом платёжеспособности потребителей? Выяснить это не удалось.

Представители учредителя «Водоканала», к которым я впоследствии обратился за разъяснениями, дали понять, что администрация района не имеет отношения к установке именно такого «норматива». Выходит, он установлен «самостийным» решением руководителя предприятия, поставщика ресурса, без согласования с администрацией, являющейся его учредителем? Не напоминает ли это улицу с односторонним движением: ради увеличения доходов одной организации отнимать деньги у многих жителей района?

Не следует забывать и о том, что наиболее пострадавшими оказываются как раз малообеспеченные граждане: «молодые» пенсионеры, бюджетники, многие из которых живут на «минималку». То есть, установленные «поливочные» нормативы, относительно площади используемой земли, обременительны как раз для тех, для кого огород и является дополнительным источником выживания. И вполне объяснимой представляется реакция на нововведение, высказываемая многими «огородниками»:

— На те 5–6 тысяч, что заплачу за полив, могу летом на рынке овощей накупить на весь год, зачем мне такой огород?

Получается: «одной рукой» призывая земляков к развитию личных подсобных хозяйств, другой рубим инициативу на корню.

Как в процессе общения на приёме у омбудсмена, так и впоследствии, проявились и другие «неувязочки». Во‑первых, счета за полив выставлялись с опережением графика — по сути, в форме предоплаты за услугу, и по унитарному принципу — всем за сотку. Во‑вторых, из-за отсутствия предварительно проведённого «мониторинга» оказались неучтёнными такие моменты, как площадь реально используемой земли, степень использования водопроводной воды для полива огорода: у кого-то в наличии пруд или колодец, кто-то пользуется водой из речки. Теперь домовладельцы данной «категории», а также использующие под овощи менее одной сотки земельного участка, в заявительном порядке будут обращаться (и уже обращаются) в администрацию «Водоканала», и коммунальщики вынуждены бегать по огородам с рулеткой и блокнотом, а затем вносить коррективы в счета.

(Вечером после приёма позвонила Людмила Николаевна и сообщила: обмерила свои пять грядок, «потянули» на 20 квадратов. Следовательно, и плата должна быть в пять раз меньше обозначенной в счёте).

Будь плата более умеренной — удалось бы собрать больше денег. А так — появится много «отказников», нашедших причины для уклонения от оплаты (наличие альтернативных источников воды). Наверное, многих недоразумений можно было избежать, подойдя к вопросу сбора денег за полив более обдуманно, заранее просчитав совместно с местной властью все действия и последствия от нововведения, при необходимости скорректировав «норматив» поливочной площади. Последнее, думается, не поздно сделать и сейчас. (Хотя установление платы за виртуальную, а не фактически используемую земельную площадь, уже представляется незаконным).

Понятно, установка водосчётчиков снимает проблему. На это обратил внимание и Анатолий Бойцев, посоветовав марёвцам не медлить с этим. А пока этот вопрос не решён, совместными усилиями разобраться со счетами за полив огородов, не допустив нарушения прав граждан.

На приёме звучали и другие вопросы. На одни из них Уполномоченный дал оперативные ответы, другие принял к рассмотрению. Визит омбудсмена в Марёво не ограничился запланированным приёмом граждан — Анатолий Бойцев посетил Марёвскую ЦРБ, а затем встретился с главами поселений, депутатским активом и представителями общественности. Встреча прошла в «демократичной» атмосфере. Омбудсмен обозначил своё место в служебной «иерархии», пояснив, что должность «не относится ни к законодательной, ни к исполнительной власти, стоит как бы над ними». При необходимости Уполномоченный по правам человека может «выходить» со специальным докладом на губернатора области.

В процессе общения с марёвцами Анатолий Александрович ответил на вопросы «депутатского актива», а также прояснил для себя состояние медицинского обслуживания населения в отдалённых деревнях («скорая помощь», фельдшерско-акушерские пункты), высказав мнение: ФАПы необходимо обеспечивать собственным транспортом.

Анатолий КАСАТКИН
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить