Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Когда-то было наше время...

12 : 35    |    22.01.2016

Наверняка многие маловишерцы помнят те интересные времена, когда в нашем городе была хоккейная команда «Луч», участвовавшая в первенстве области. Как игрок этой команды я постараюсь донести до читателя свои воспоминания, заранее извиняясь за возможные неточности, связанные со свойством человеческой памяти, и особенностью восприятия одних и тех же событий разными людьми.

Во времена моей юности хоккеисты сборной СССР побеждали практически во всех чемпионатах мира и на Олимпийских играх. Матчи транслировались по телевидению, и редкий человек не интересовался хоккеем. Мальчишек же просто неудержимо тянуло на лёд гонять шайбу. Тем более зимы были стабильно морозными. Игра в хоккей с шайбой была потрясающе востребована подрастающими мужчинами. Командная борьба складывалась из индивидуальных единоборств, игра требовала мужества, силы, ловкости, скорости – всего, что созревало в юноше. Не обошло эта страсть и маловишерских ребят. На карте города можно было обозначить четыре ледовых точки-водоёма, где мои сверстники играли в хоккей, – «Карьер», «Коммунистическая», «Третья Поперечная» и мой родной «Московский прудок».

Можно сказать, в городе было четыре команды хоккеистов, поначалу не контактировавших друг с другом, но, что вполне естественно, впоследствии заигравших между собой. Долгое время доминировала Коммунистическая улица, где собрались спортивные ребята из этого района, района стекольного завода. Упущу подробности соревновательного плана по причине давности лет и детскости восприятия. Но результатом этих баталий стало выпестовывание и объединение истинных фанатиков хоккея в одну команду. Так зародилась команда, с лёгкой руки игрока Алексея Михайлова получившая официальное название «Луч» и канувшая с этим именем в Лету.

Этому «Лучу» в области равных не было

В конце 60-х хоккейная команда Малой Вишеры, состоящая в основном из школьников, под чужими документами играла на первенстве области ДСО «Трудовые резервы», где заняла первое место среди десятка участников, выиграв предварительно «группу» в Боровичах и финал в Новгороде. Курьёзы сопровождали нашу команду на протяжении этих соревнований. Перед финалом практически не осталось клюшек, и наш руководитель Яков Михайлов, по известным одному ему причинам, закупил клюшки для хоккея с мячом, убеждая нас играть финал этими клюшками. В конце концов клюшки нашлись, и мы одержали трудную победу. Следующим недоразумением была церемония награждения. В нашей команде не было ни одного учащегося ПТУ (в училище не было команды вообще), и естественно мы играли не под своими именами. Я оправдываю наш не совсем честный поступок безграничной любовью к хоккею. Другого шанса проверить свои силы вне города у нас тогда не было, как не было и формы, то есть защиты хоккеистов, играли в самодельной, спрятанной под дешёвенькие х/б спортивные костюмы. Щитки в основном вырезали из листового алюминия или кровельного железа. Единственными настоящими атрибутами были коньки, клюшка и шайба.

На церемонии награждения мы сидели усталые и счастливые, естественно позабывшие, кто мы по документам. Когда организаторы соревнований вызвали игрока Воробьёва для получения диплома, раздались аплодисменты, но никто к трибуне не вышел. Я, как и все, крутил головой в поисках Воробьёва, пока меня не толкнули в спину с негодующим шёпотом: «Воробьёв, заснул, что ли?». Воробьёвым был я. И диплом на имя Воробьёва был как бы наказанием за эту микроаферу. За редким исключением, мало кто помнил «свои» фамилии. Но овчинка стоила выделки: ребята поверили в себя после этой победы.

Следующим этапом становления хоккея в Малой Вишере стало строительство корта и приобретение настоящей защиты. В этом основную роль сыграл Маловишерский стекольный завод – предприятие богатое, передовое, с выдающимся директором В.В. Груздевым, председателем завкома Т.Н. Николаевой. Завод выделил материал для строительства «коробки», рабочих. Проблему с хоккейной защитой решал глава спорткомитета района Юрий Керимов, деньги на покупку, естественно, выделил МВСЗ. Вот форму-то купить было очень нелегко. Рассматривался даже фантастический план, по которому я через своего дальнего родственника по матери Вячеслава Старшинова должен был приобрести эту супердефицитную продукцию.

План был нереален, ибо я знал Вячеслава Ивановича, как и вся страна. А он, как и вся страна, меня не знал. Вячеслав Старшинов, игрок московского «Спартака», сборной СССР, хоть и приходился сыном сестры моего деда по матери, был вряд ли доступен для общения. И что я мог ему сказать? Моя мама вас нянчила, и за это бросьте всё и по блату помогите купить форму? Конечно, вариант интересный, но нереальный. При всей моей любви к хоккею и «Спартаку» я не сделал ни полшага, чтобы примазаться к этой суперзвезде мирового хоккея, хотя имел основания. Просто это не нужно было ни мне, ни Вячеславу Ивановичу. Наши корни уходят в деревню Харино Ржевского района Тверской (Калининской) области – это неоспоримый факт.

Не помню подробностей, но и коробка была построена, и форма в конце концов приобретена, что позволило маловишерскому «Лучу»принять участие в первенстве области по хоккею с шайбой. Команд было так много, что они делились на две группы – первую, более мастеровитую, и вторую, естественно с менее сильными командами. Мы, конечно, начали играть во второй группе, и начали более чем успешно. За год или за два «Луч» занял первое место во второй группе и перешёл на более серьёзный уровень. Бессменным чемпионом области был новгородский «Химик», в нём играли даже мастера спорта из высшей лиги первенства СССР, помню две фамилии – Паршин и Чулков.

Вратарь Поплавский слыл живой легендой новгородского хоккея. Забить ему шайбу для самоучек-маловишерцев было редкой удачей. С «Химиком» конкурировал новгородский «Спартак», крестецкая «Дружба», старорусские «Темп» и «Сокол», боровичский «Металлург». Это были очень сильные по областным меркам команды. «Химик» – фактически сборная области, играл на первенстве Северо-Запада РСФСР и был даже чемпионом этих соревнований. В битве с такими монстрами формировался характер и игровое мастерство хоккеистов «Луча», совершенствовался состав. (Это действительно было, иначе не становились бы чемпионами).

Через некоторое время «Луч» стабильно ходил в призёрах чемпионата области. Как нам всё это давалось, лучше не вспоминать. Борьба. Борьба с местными властями за место для «коробки». Борьба с ними же за воду для заливки. Заливали полулегально ночью. Иногда по приказу свыше «заливщиков» забирали в милицию. Борьба со снегом. И тренировки, тренировки, тренировки. Одержимость – это лучшее определение нашего отношения к хоккею. Летом в тяжёлой хоккейной форме на площадке пакгауза мы играли шайбой-кольцом в хоккей. Тренировались даже на плавающей льдине на Московском прудке весной. Было. Радость побед – награда за это.

Команда, где все друзья, все товарищи, все друг за друга. Даже сейчас, уйдя от того счастливого времени на значительное расстояние, когда встречаю своих соратников по хоккею, в душе пробуждается что-то светлое и доброе по отношению к этим людям. Непроходящее чувство какого-то не возвращённого долга. Я очень боюсь кого-либо обидеть, не вспомнив, но считаю необходимым перечислить своих товарищей по счастью – участию в этой замечательной команде. Начну с тех, с кем начинал. Николай Соловьёв – бессменный капитан «Луча». Игрок техничный, с отличным кистевым броском, хитрюга и умница. Коле достаточно было, чтобы на миг закрыли вратаря соперника, и шайба через едва видимую щель влетала в ворота. Душа команды, организатор, лучший бомбардир «Луча» за всю его историю.

Та самая «коробка»

Алексей Михайлов – фанатичный, неутомимый трудяга, способный бесконечно шлифовать технику, автор нескольких победных голов. Потерял три года, отлучённый от хоккея во флоте, но и на судне находивший время для работы с клюшкой. Играл с Соловьёвым в одной тройке. Владимир Петров – боец с ярко выраженным мужским характером, надёжный товарищ и на поле, и в жизни. Одинаково здорово играл и в хоккей, и в футбол. Имел авторитет у товарищей, и вполне заслуженно. Николай Старшинов – бескомпромиссный боец, не дай бог сопернику на поле зацепить «Старшину». Так же, как и Владимир Петров, Коля был заметным футболистом.

Евгений Кириллов – игровой интеллектуал, гроссмейстер паса, будучи тяжело больным, играл решающую роль на поле в тактическом плане, пришёл в хоккей из футбола. Николай Михайлов – защитник, техничный, надёжный, самоотверженный, смелый, таким он был и вне поля. Юрий Савельев – сильный физически, цепкий, с хорошим броском, немногословный, но своё дело на поле выполнял как надо. Владимир Михайлов – умный, технически умелый, с хорошим катанием и пониманием игры, несомненно один из лучших защитников первенства области, если не лучший в своё время.

Сергей Иванов – технарь, чрезвычайно способный и полезный игрок. Александр Степанов – скоростной нападающий стабильно высокого уровня. Александр Моисеев – игрок талантливый, ярко блеснувший, но неожиданно расставшийся с хоккеем по непонятным для команды причинам. Александр Григорьев – сгусток энергии и спортивной злости. Метеор и ракета в одном флаконе, пронёсся с огромной скоростью по хоккейным полям области, забивая множество шайб. Погас вне спорта. Сергей Григорьев – брат Саши – палочка-выручалочка команды, играл на любой позиции. Михаил Васильев – техничный нападающий, грамотный профессионально в хоккее, внёс много в приобщении игроков «Луча» к настоящему не дилетантскому хоккею. Играющий тренер. Леонид Маркушев – отличный товарищ, лучший по техническому обеспечению команды. Евгений Зюкин – универсал, в любом виде спорта добивавшийся успехов, жёсткий силовой защитник в хоккее.

Я неспроста и не ради красного словца охарактеризовал своих товарищей. Эти характеристики не вымысел, это правда, подтверждённая результатами наших выступлений. С Московского прудка – в призёры чемпионата области – шаг немалый, и будь мы командой с заурядными личностями, этот шаг вряд ли получился бы.

Не могу не сказать об организаторе и фактически директоре команды Валерии Александровиче Кривоносове. Когда говорят «человек на своём месте», это говорят о таких людях. Сам отличный спортсмен-футболист, Валера как никто понимал на уровне профессионального психолога нас, хоккеистов. У него, как у спортивного организатора МВСЗ, было много забот, но хоккею он отдавал всю свою душу. Всё было им прекрасно организовано – и поездки, и гостиницы, и питание, и отдых. Как ему это удавалось? Очень непросто, одни места в переполненных гостиницах чего стоили. Но Валера справлялся. Мало того, он был от природы обаятельным человеком, и это помогало сглаживать иногда конфликты в семьях, возникающие от наших не всегда разумных поступков. Валера Кривоносов был фундаментом хоккейного «Луча», и это не преувеличение.

Но чуть ли не главным, после наших личных амбиций, в достижениях команды были, конечно, болельщики. Они полюбили хоккей, полюбили хоккейный «Луч». На некоторые матчи собиралось болельщиков не меньше, чем на современные матчи КХЛ в Москве. И рёв этой массы в случае гола в ворота противника слышен был на другом краю города. Все знали друг друга. Хоккеисты работали на стекольном заводе, и основная масса болельщиков были коллегами по работе. Некоторые из них сопровождали команду при играх на выезде, вот наиболее преданные – Сергей Бойцов, Владимир Грунин, Александр Григорьев, Серафим Гордеев и наш замечательный Владимир Адамович, сам талантливый теннисист, игравший на протезе на уровне первого спортивного разряда. Каким бы Володя стал мастером, если бы не несчастный случай?

Так мы начинали (автор в центре). Февраль 1969 года

Не могу не вспомнить и водителя нашего автобуса Анатолия Ивановича. Душа-человек, никогда не отказывавший нашим потребностям. А потребности, что скрывать, были естественные для мужского коллектива всех времён. Выходные, суббота и воскресенье, были днями игровыми. Понедельник – банный день. В то время железнодорожная баня работала и по понедельникам. Банный понедельник у нас начинался в воскресенье, после игры. Было ли это поражение либо победа, банный день не отменялся. Игроки скидывались и устраивали праздник. Не хочу ничем оправдывать наше незлокачественное пьянство, это было необходимо, как необходим праздник большинству людей. Хоккейный мальчишник давал отдых от семьи, и от тренировок, и от накопившейся усталости. Ханжи сморщат нос, но даже Библия разделяет время разбрасывания камней от времени их сбора. Мы тогда разбрасывали камни, и не стеснялись того. Начав праздновать, как я уже сказал, в воскресенье, в понедельник мы собирались с утра в бане, где мылись и парились не один час, затем шли на фабрику-кухню, наверх пить пиво, пивом дело не кончалось, и частенько праздник продолжался в раздевалке при корте на Лесной. Но в среду начинались тренировки безо всяких скидок. Многих из моих друзей по команде уже нет в живых, и доля вины в этом банных дней несомненна. Не у всех хватило воли и доли выскочить живым из этого горнила, минуя трагические 90-е. Светлая вам память, ребята...

Не могу не упомянуть интересный период хоккейной жизни города и области. Михаил Васильев, в то время студент института физической культуры имени Лесгафта, не знаю точно с какой целью, дозаявил ряд своих друзей по вузу в команду «Луч». Всё было официально и без проблем, пока областная федерация не осознала свою оплошность. Среди этих игроков были ребята с заоблачным для областного уровня мастерством. Один их них Владимир Зейда – чемпион СССР среди молодёжи. Владимир Беляев, основной игрок усть-каменогорского «Торпедо», играл в тройке с Борисом Александровым, чемпионом мира. Под стать им были Орлов, Максимов и др. С такими игроками «Луч» громил всех в области.

Вспоминаю анекдотичный случай. В Чудове организовали хоккейную команду и нас пригласили на товарищескую встречу. Ребята, едва умевшие кататься на коньках, и «канадские профессионалы» сошлись в поединке на глазах многочисленных болельщиков своего города. Бедный чудовский вратарь! Он даже не предполагал, что шайба может быть такой болезненной и такой невидимой в полёте. Бросок Владимира Беляева пробивал щитки вратаря до кости. Шайбу можно было поймать только случайно. Через несколько минут задачей бедного кипера было остаться в живых, что он старательно и пытался сделать, закрываясь во время бросков руками и не помышляя о защите ворот. Счёт матча был что-то около 26:0. Был смех трибун и освистывание ни в чём не повинных чудовских игроков, которые после игры зашли к нам в раздевалку и сказали буквально следующее: «Ребята, мы сегодня поняли, что такое настоящий хоккей, спасибо вам!». Мужской поступок. Что такое настоящий хоккей, поняли и мы, поиграв и потренировавшись с мастерами. Спасибо им. В наш маловишерский хоккей были брошены и прижились семена профессионального, настоящего хоккея. Ребята, игравшие после нас, выросшие на благодатной почве этого опыта, становились чемпионами области. Я не пишу про них только потому, что мало знаком и с хоккеистами, и с командой посленашенской эпохи. В одном уверен – попади некоторые мои товарищи с малых лет в условия хоккея наших столиц, из них бы выросли большие игроки. Мои товарищи не благодаря, а вопреки возможностям всё же стали достойными спортсменами и порядочными людьми.

Умерла великая страна, исчез хоккей из провинции. Не умирает память. Мои сверстники уже пенсионеры, но что-то не решается язык называть их по отчеству. Как и в юности, я встречаю Петровича, Соловья, Махача, Лёху и Вову Михайловых, Юру Савельева и рядом с ними становлюсь Борей – бывшим вратарём бывшей хоккейной команды «Луч», который постарался на этих страницах собрать разбросанные молодостью камни. Благодаря непроходящему чувству долга перед товарищами по команде, ведь я стоял в воротах, а они бились с соперником в это время. Время, о котором я вспоминаю с благодарностью и грустью.

Борис БОГДАНОВ

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить