Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

«ЭА»: всё в тумане

10 : 59    |    06.11.2015

Работники завода «Электроаппарат» отправили несколько писем в адрес президента России Владимира Путина с просьбой лично вмешаться и возобновить работу предприятия.

Совсем недавно обращение к губернатору Тверской области Андрею Шевелёву написали рабочие Торжокского вагонзавода. В нём говорится, что они доведены до отчаяния и готовы на любые поступки — вплоть до перекрытия автотрассы М10.

Директор завода «ЭА» Леонов за многомиллионные долги по заработной плате работникам предприятия оштрафован на 80 тысяч рублей. Директор «ТорВЗ» Карпенко за долги по зарплате рабочим вагоностроительного завода выплатил из своего кармана штраф в 31 тысячу.

ВСЁ ЭТО — явления одного порядка. И речь идёт практически об одном предприятии. ОАО «Торжокский вагоностроительный завод» создано в сентябре 1992 года на базе существовавшего с начала прошлого века Первого Коренного парка железнодорожных войск, а потом филиала Калининского вагонного завода. С 1962 года «ТорВЗ» начал работать автономно, производя багажные, пассажирские, почтовые, а также специальные вагоны для нужд Министерства обороны и космической отрасли, включая агрегаты для транспортировки и установки ракет на стартовую площадку.

Напоминать об истории электромеханического завода в Вишере нет смысла: ещё в начале 90-х годов, когда он был тоже филиалом, но только новгородского «Кванта», на нём работали около 1200 горожан. Пережив тяжёлые времена, завод 8 лет назад возродился, став «Электроаппаратом». Но даже кадровые работники, скорей всего, не помнят, что с самого начала учредителем маловишерского предприятия был... ну да — Торжокский вагоностроительный завод.

К началу 2015 года на заводе в Торжке работало около 800 человек, на нашем — около 600. По итогам 2014 года выручка «ТорВЗ» с 1 миллиарда 228 миллионов годом ранее упала до 495 миллионов рублей, чистый убыток составил 223 миллиона. В тучные для экономики времена вагонзаводом в «Сбербанке» был взят огромный — почти в миллиард рублей — кредит (под залог имущества, в том числе и «Электроаппарата») на строительство нового цеха, но затем положение с заказами изменилось, и кредит стало нечем выплачивать. Особенно сложно с заказами в этом году: рынок, похоже, не нуждается в закупке электричек (и то правда: сколько их отменено по всей стране!). Завод изготавливает последние пять вагонов для «Почты России» по прошлогоднему контракту. Два дизель-поезда для Санкт-Петербургской пригородной компании находятся в готовности 90 и 40 процентов, но выкупить их она не может. Пока поезда строились, возник Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. По его правилам нужно изменить около 40 пунктов техусловий: сертификаты на старые поезда действовать перестали, а новые обойдутся в сотню миллионов.

Правительство Тверской области всю весну и лето проводило встречи с руководством «Почты России», а также Московско-Тверской и Центральной пригородных пассажирских компаний, на которых обсуждалась возможность заказов почтовых вагонов и рельсовых автобусов на «ТорВЗ». В Министерство промышленности и торговли РФ направлены материалы для включения инновационных проектов торжокского вагонзавода в федеральный перечень. Разумеется, в курсе проблем и правительство Новгородской области. Но чтобы помочь заводам, выработать совместные решения по их дальнейшему развитию, а в нашем варианте — хотя бы определиться: жить «ЭА» или нет, необходима встреча с новым собственником Торжокского вагонзавода. Но этого ни тверское, ни новгородское правительства не могут добиться с апреля. Не может найти концов (точнее — адресов, имён и явок) даже прокуратура. Похоже, секрет охраняется не хуже ядерного чемоданчика.

Ни к чему пока не привели и переговоры с главным кредитором — «Сбербанком», который подал в суд заявление на признание вагонзавода банкротом. 22 декабря будет рассматриваться дело по Торжку, 12 января — по Малой Вишере. Первый суд в августе признал законными требования «Сбербанка» к заводу о возврате кредитных средств в размере 950 миллионов рублей. Сейчас идёт первый этап процедуры банкротства — на обоих заводах введено внешнее наблюдение. Временным управляющим назначен член некоммерческого партнёрства «Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих «Содействие» Михаил Бологов. Побывав недавно на «Электроаппарате», он убедился, что всё оборудование, которое находится в залоге у «Сбербанка», цело и на своём месте.

ВЕСНОЙ в Вишере впервые прозвучало название крупнейшей структуры — «Трансмашхолдинг». По сведениям «Интерфакса», по 25% + 1 акция компании «ТМХ» владеют ОАО «Российские железные дороги» и французский концерн «Alstom», остальные акции находятся в собственности бизнесменов Искандера Махмудова и Андрея Бокарева. Бывший президент «РЖД» Владимир Якунин незадолго до своей отставки заявлял, что ОАО свои акции в 2015 году намерено продать. Холдингу, по некоторым данным, принадлежат в России и соседних государствах 14 заводов, обслуживающих нужды железнодорожного транспорта, и 92 депо, включая маловишерское. Вроде как именно ему продали «ТорВЗ» и «ЭА» предыдущие владельцы. Получасовое блуждание по просторам Интернета убедило, что сейчас на треть и больше персонал сокращают на всех предприятиях, входящих в «ТМХ», особенно досталось Тверскому вагоностроительному заводу. Надо сказать, что по машиностроению кризис ударил очень сильно. В сущности, сейчас производство поддерживает лишь одно предприятие, делающее инновационные грузовые вагоны, — Тихвинский вагоностроительный завод, но он принадлежит другой группе компаний — «ИСТ».

В качестве отступления. Если уж люди из правительств двух регионов и прокурорские работники не могут связаться с неуловимыми новыми владельцами заводов, фантазии рождаются сами собой, к тому же конспирология ныне в моде. И тогда можно предположить такой расклад. Основными заказчиками Торжокского вагонзавода являются серьёзные, а главное — денежные — структуры: «РЖД», «Почта России», Банк России, Минобороны, Минатом. С помощью пресловутого банковского кредита в Торжке, да и в Вишере, создана прекрасная производственная база. Плюс земля, мощности по энергетике, все коммуникации. В общем и целом кусок собственности — лакомый и немалый. В первую очередь, конечно, в Торжке.

Теперь арифметика. Долги (зарплата, налоги, платежи в ПФ и другие фонды) вагонзавода вместе с «Электроаппаратом» сейчас составляют два с половиной миллиарда рублей. По всем прикидкам сведущих людей, имущество предприятий после банкротства может быть оценено в сумму от 300 до 350 миллионов. Для серьёзного бизнеса это — крошки. Да и схема давно известная. Несколько лет назад многие активы самого «ТМХ» были приобретены таким же образом. Агентство «Стрингер», например, утверждает, что, пытаясь купить Брянский машиностроительный завод, производивший на тот момент 65% маневровых тепловозов, «ТМХ» предложил 6 млн долларов. Собственник Пётр Баум, купивший завод примерно двумя годами ранее за 8 млн американских рублей, был согласен лишь на 15. Тогда представители Махмудова скупили долги завода, инициировали внешнее управление и в 2002 году вывели активы в «Трансмашхолдинг». Похожим способом холдинг приобрёл Тверской вагоностроительный, Новочеркасский электровозостроительный, Бежицкий сталелитейный и Муромский стрелочный заводы. Как сказал бы Михаил Задорнов, может, именно здесь и порылась собака...

ВПРОЧЕМ, если мы это и узнаем, то не очень скоро. Пока же важней, что будет в ближайшее время. Сотрудники «ЭА» оказались в тяжелейшей ситуации: многие работают на заводе целыми семьями, у значительной части набрано не по одному кредиту. Несколько месяцев находиться в подвешенном состоянии, переходя от надежд к разочарованиям, — никому такого не пожелаешь.

Недавно об этом говорилось на очередном совещании, которое провёл глава района Николай Маслов. Уж кому-кому, а ему-то не надо объяснять, что такое — сокращения на заводе, тем более том, где сам проработал не один десяток лет. Но от фактов тоже не уйти. По состоянию на 1 ноября долги «Электроаппарата» перед работниками составляют 37 миллионов рублей, перед бюджетом по налогам и сборам — 56 миллионов, Пенсионному фонду и Фонду социального страхования — 51 миллион.

Глава района общался с временным управляющим Бологовым. Есть мнение, что Торжокский вагонзавод должен всё-таки рассчитаться с «ЭА» по контрактам на сумму 59 миллионов 800 тысяч рублей, ведь последний заказ маловишерцами был выполнен ещё в декабре 2014 года. Но когда это будет сделано, ответа нет. Конкретика может появиться после 12 января, когда пройдёт суд. По стандартной процедуре банкротства на завод должен быть назначен конкурсный управляющий со стороны, если у него есть программа оздоровления предприятия, долги «замораживаются». Если же банк и другие кредиторы будут настаивать на немедленном возвращении долгов, управляющий обязан начать продажу имущества.

АДМИНИСТРАЦИЯ РАЙОНА обратилась во все банки, управляющие компании и ресурсоснабжающие организации с просьбой отсрочить или реструктуризировать долги, возникшие у отдельных сотрудников завода «Электроаппарат». Направлены письма в прокуратуру области, в трудовую инспекцию: главное — выплатить долги по зарплате. Но заставить ТК «Новгородская», как просят авторы писем президенту, отапливать завод (4,5 миллиона долга) не смогут ни администрация района, ни руководство региона. Топливная компания принадлежит «Газпрому», а область в целом должна ему за газ гигантскую сумму с девятью нулями.

С сокращениями на «Электроаппарате» тянули до последнего, стараясь сохранить изумительный, по оценке директора Николая Леонова, коллектив. Но сейчас только небольшая часть людей выполняет разовые заказы из давальческого сырья. Заработная плата при этом начисляется всему персоналу, и 4,5 миллиона рублей каждый месяц только усугубляют финансовое положение предприятия.

Руководство муниципалитета провело встречи со всеми возможными работодателями. Кризис сказался повсюду: откладывается на следующий год пуск завода по производству мебельного щита, финансовые трудности настигли фирму «Мире», строящую тепличный комплекс. Вопрос трудоустройства оставшихся без работы людей простым явно не будет, кому-то наверняка придётся встать на учёт на бирже труда. Не менее значима вероятность того, что произойдёт очередной отток квалифицированных работников в другие регионы, что крайне болезненно для Малой Вишеры.

Макроэкономические катаклизмы удобны для передела собственности, но к слезам отдельно взятых людей, как водится, равнодушны. Вряд ли можно и всерьёз рассчитывать, что президент страны возьмётся решать проблемы отдельно взятого завода. Пусть это кажется сегодня странным, но предстоящие в конце декабря — первой половине января события могут оказаться именно тем кризисом, который следует в конце тяжёлой болезни. Он, грубо говоря, несёт собой ясность.

По большому счёту, не так уж важно, кому будет принадлежать завод — главное, чтобы он жил. Кстати, «Электроаппарат» выпускает теплопреобразователи для электропоездов, которые в нашем государстве не делает больше никто, есть у него и другие плюсы. Остаётся надеяться, что потенциальные инвесторы — назовём их так — это понимают. Пока же будущее завода, к сожалению, остаётся в тумане.

Валентина БАЗАНОВА

Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить