Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Смесь китайского с португальским

12 : 02    |    18.09.2015
Дворы бывают разные: ужасные, прекрасные. Всё зависит от людей

Для начала одна история. У знакомых дети купили квартирку в одной из стран Европы, чтобы жить там несколько месяцев в году. Когда они рассказывают своим новым соседям о том, что в наших домах есть центральное отопление, а подъезды моют уборщицы, те испытывают муки зависти. В старых кварталах маленького португальского курортного городка всё иначе.

Есть люди, которые, например, обожают рыбу, но из-за запаха готовят её редко и все отходы стараются немедленно отправить на помойку. В Вила-Реале выкинуть потроха и луковую шелуху сразу после обеда не получится. Придётся сосуществовать с ними до вечера и лишь тогда, собрав пищевые отходы в чёрный пакет, вынести его к подъезду, где уже стоит целый ряд его собратьев. Пару раз в неделю между чёрными пакетами оказываются жёлтые или синие – это дни, когда разрешено выбрасывать пластик и бумагу.

Для уборки у них в доме есть... Нет, не график и не техничка, а сосед, председатель кондоминиума (отдалённо похоже на совет многоквартирного дома). Он бесплатно и абсолютно добровольно следит за состоянием домового банковского счёта (мы даже сбор средств на капремонт, до которого осталось ещё лет двадцать, передоверили Региональному оператору), делает мелкий ремонт и время от времени взывает к жильцам: «В подъезде отключат свет, если мы вовремя не внесём деньги!».

Новые русские соседи на первых порах удивлялись, почему бы не нанять кого-нибудь для уборки, но скоро поняли, что найти уборщицу, конечно, можно, но тогда придётся отложить, скажем, ремонт крыши. Потому что на всё денег не хватит, а повышать квартплату не хочется никому. Соседи-португальцы, в свою очередь, интересовались, во сколько обходится жильё в России, кивали сочувственно, услышав, что много, но ободряли: «Зато чистота, красота и уют».

Видели бы они наши подъезды! В каждом третьем под лестницами лужицы неясного происхождения; на площадках – консервные банки, забитые окурками; по углам следы пребывания зашедших погреться сомнительных компаний и приблудных котов. Жильцы притерпелись: «Пусть управляющая компания убирает, мы ей за это деньги платим». Конечно, у каждого из нас есть свои претензии к ЖКХ, благоустройству, платёжкам, большинство брезгливо морщится при виде разверстых мусорных мешков, кроющихся в самых неподходящих местах. Всё так, но должно же когда-то появиться и понимание, что ни одна коммунальная служба в мире не в состоянии ходить с горшком за всяким, кому вздумается нагадить. Есть вещи, которые можем сделать только мы сами. Не бросать окурки с балкона и у крыльца, не выгуливать собаку в трёх метрах от подъездной двери, не разрешать 50-килограммовому ребёнку раскачиваться на вводе газовой трубы в многоквартирный дом, не устраивать склад утиля на общей лестнице.

Надо бы, конечно, говорить об этом на общих собраниях жильцов. Но на них ходят (если вообще ходят) одни пенсионеры. По долгу службы на некоторых собраниях бывать приходилось. «Зачем это я буду платить за уборку, если квартиру сдаю?». «Вот-вот, довели страну. Раньше был порядок». Несколько жильцов помоложе сбежали, когда пришло время выбирать совет дома: у всех работа, дети. Кому нужны все эти заботы с документами, мелкими поломками и всем прочим хозяйством?

Может, проблема именно в этом? В том, что мы, в отличие от тех же португальцев, немцев или финнов, не чувствуем себя хозяевами дома и дворовой территории. 30 или 50 квадратов, на которых прописан, – святое. Всё, что за дверью – общественное, то есть ничьё. Наверное, существуют какие-то серьёзные научные исследования природы этого явления. На дилетантский же взгляд, она кроется в том, что большинству из нас жильё досталось даром. Нет, мы, конечно, годами стояли в очереди, добивались. А потом по-лу-ча-ли... И снова добивались, чтоб нам починили крышу, покрасили подъезд, поменяли повисшую на одном крючке дверь и т.д. – обязаны!

Вот это твёрдое – на генном уровне – убеждение, что нам кто-то что-то постоянно должен, и мешает, наверное, чувствовать себя хозяевами многоквартирных домов с соответственным отношением к собственности. Несколько лет назад, когда началось строительство домов для переселенцев из аварийного жилья, мне пришлось быть свидетельницей того, как в Большой Вишере один из жильцов новостройки «качал права»: «Мне эти обои не нравятся, клейте другие». Сейчас в претензии некоторые жильцы новых домов в городе, недовольные тем, что благоустроенные, в отличие от прежних, квадратные метры они получили, но перегородок в квартирах маловато. Совет муниципальных и региональных чиновников решить проблему самостоятельно – обмен, продажа этого и покупка другого жилья, разумная перепланировка – всегда воспринимается в штыки.

Весной знакомиться с районом приезжал новый главный федеральный инспектор по Новгородской области Вадим Непряхин. Вместе с главой района Николаем Масловым они побывали в новом доме для переселенцев на Лесной. Разговор в одной из квартир получился презабавным и в то же самое время наводящим на размышления. Хозяйка одной из квартир на вопрос, есть ли претензии к строителям, показала на потёки по стене и отставший линолеум на полу. Молоденькая соседка сверху тут же среагировала: «А-а! Так это мы вас два раза заливали!». Старшая собеседница тоже оказалась очень непосредственным человеком: «Пусть строители отремонтируют, но обязательно до 6 июня, когда будут готовы документы на приватизацию. Я квартиру продаю, она мне как с неба свалилась».

Ну, а в некоторые квартиры, предоставленные когда-то выпускникам детских домов, могут заходить только люди с крепкими нервами. Приходилось видеть кухни без котлов отопления и газовых плит, ванные с выдранными с мясом унитазами. Всё это молодые жильцы продали, а сами, вероятно, отправились искать приключения на стороне. До домов ли им? До дворов? До мусора?

Осенью 2013 года губернатор Сергей Митин подписал указ «О мерах по благоустройству территорий муниципальных образований Новгородской области». Один из пунктов – активизировать работу по сбору и вывозу бытовых отходов и мусора на соответствующих территориях. Тут у нас заметны явные подвижки. Крышек на баках пока нет, но мятые бумажки из переполненных контейнеров вдоль многоквартирных домов летают уже реже. Но что делать с чрезвычайно прижимистыми частниками, не желающими платить копейки за вывоз мусора, пока не знает никто. И нигде. Иногда хочется просто взвыть: думцы, драгоценные, оставьте вы, наконец, в покое чужие страны, позаботьтесь немножко о своей. Давно ведь понятно: пока не появится на федеральном уровне законодательно оформленной обязанности всех граждан заключать договоры на вывоз отходов, провинциальная Россия будет тонуть в мусоре.

А тут ещё с 1 июля вступили в действие новые положения федерального закона «Об отходах производства и их потребления». Впереди замаячил раздельный сбор мусора (да-да, тот самый: стекло – отдельно, пластик – отдельно), который должны обеспечивать муниципалитеты. Сама мысль об этом уже должна бросать чиновников в холодный пот. Перед 9 Мая отдел городского хозяйства вывез грандиозную несанкционированную свалку возле кладбища в Бабкине, на что ушли немалые деньги. Благодарные горожане порадовались сему отрадному факту в Интернете, даже снимки поместили. Прошло четыре месяца и, по словам заместителя главы администрации Дмитрия Платонова, курирующего сферу коммунального хозяйства, гора мусора на этом же месте уже втрое больше прежней. Происками внешних врагов это не объяснишь – только собственным свинством.

С очередного занятия Школы глав районов Николай Маслов вернулся удручённым: Хвойная выглядит более ухоженной, чем наш город, почему у нас так не получается? И предложил с помощью прессы узнать мнение самих жителей о том, как сделать Вишеру по-настоящему приятной для жизни. Вопрос, конечно, не новый. И стоит он не только в нашем городе. Анекдотический случай был в Питере. На Кирочной в одном из внутренних дворов пожилая пара взялась за благоустройство – просто так, из любви к красоте. Глядя на стариков, со временем к делу приобщились соседи, в результате появился прелестный уголок с рододендронами, розами и пихтами. Однажды туда заглянул господин, обвешанный аппаратурой, и тут же развернулся, чтобы уйти. Встретив недоумевающие взгляды жильцов, пояснил с отчётливым акцентом: «Я фотографирую питерские дворы. Здесь нет ничего интересного – слишком красиво». Видимо, наши неухоженные дворы столь живописны, что те из них, в которых растут цветы и нет разбросанного мусора, никак не вписываются в общую картину. Плакать тут или смеяться?

В Подмосковье сейчас составляют электронные паспорта всех дворов. В них заносятся размеры, конфигурация, все сооружения, детские или спортивные площадки, количество деревьев и прочей растительности. Вырубить пару берёз под стоянку для любимой машины безнаказанно уже не получится, как и строить собачьи будки или кособокие сарайчики под окнами многоквартирного дома. Что-то в этом, наверное, есть.

Ах да, надо же закончить историю про Вила-Реал. Рассказывают об одном тамошнем мужике, который ежевечерне с балкона поливал из шланга водой тротуар. Он стал это делать, когда китайская лавочка с первого этажа повадилась свой мусор выбрасывать под окна. Иногда холодный душ доставался и торговцам. Прошло года два, пока китайцы поняли, что делает он это не из вредности, а потому что хочет, чтобы на улице было чисто целый день, а не только утром, когда городские коммунальщики делают уборку, и перестали устраивать помойку. Да, процесс оказался не быстрым: сложно было не заставить соблюдать чистоту, а объяснить, почему это важно. Но португальцы с китайцами смогли понять друг друга. А мы, говорящие на одном языке?

Валентина БАЗАНОВА
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить