Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Главное чудо, когда рядом родное плечо

09 : 18    |    28.11.2014
Вместе — в горе и в радости

О том, что жизнь — настоящий дар, такие семьи знают больше других.

В 18 лет Ира вышла замуж за любимого мужчину, которого нашла на Украине. На летние каникулы поехала погостить к дальней родственнице, познакомились с симпатичным юношей, пару дней пообщались, а потом два года ждала его из армии.

Родились двойняшки
В Питере жить Володе было трудно, на здоровье сказывался климат. Оставив квартиру, на целых семь лет уехали на родину мужа, в Ровенскую область. Там родился их первенец Вадим. Но всё же Шиманские вернулись в Санкт-Петербург, где больше перспектив для развития и роста. Дела пошли в гору, открыли свой бизнес, жить стали в достатке — впору подумать и о прибавлении в семействе. Когда узнали, что вместо одного малыша будет двойня, радости не было предела.

Так случилось, что роды были преждевременными, Ирину доставили в больницу в ночь на Пасху. Врачи праздновали: «Чего орёте, лежите до утра», но в этом интересном положении ждать никак невозможно. Виталик появился на свет первым. Когда Ира увидела огромные от ужаса глаза медсестры, ассистирующей акушеру, и услышала её невольное «ох», стало понятно, что со вторым ребёнком что-то не то.

Два с половиной месяца мальчики были в реанимации, один набирал вес, а о втором ей постоянно твердили: откажись, всё равно не выживет. Но каким-то седьмым чувством она знала — всё будет нормально. Ежедневный маршрут по кругу: дом — больница — церковь. В один из дней привезла иконку целителя Пантелеймона и тихонько, чтоб никто не видел, подсунула её в кювез к сынишке, а наутро позвонил врач и сказал, что не понимает, что произошло, но мальчик стал двигаться.

При выписке в справке стоял диагноз «ДЦП», маму предупредили: ребёнок не будет ходить, сидеть, говорить, но она не слышала, вернее слышала — разум не хотел воспринимать, словно речь шла не о ней, не о её сыне. Ирина по жизни оптимист, наверно поэтому она, словно невидимой ширмой, отгородилась от всего негатива и гордо вышла из роддома навстречу счастливому мужу с двумя маленькими голубыми конвертами.

Первое время очень боялась сказать супругу, что с Владиком беда: от таких детей отказываются матери, а что говорить об отцах. До полугода разница между детьми практически не была заметна, родители вместе купали, кормили, пеленали их. Но потом всё отчётливее стало проявляться отставание одного в развитии — к шести месяцам Виталик уже сидел, пытался вставать, а Владик только в годик начал переворачиваться.

И понеслись мытарства — Володя с двумя сыновьями дома, а она через каждые три недели на месяц с младшеньким в больницу.

— Пока нас лечили, я не видела, как Виталик пошёл, не услышала первых слов, не видела успехов старшего Вадика. Муж все заботы по воспитанию мальчишек взял на себя. Маленький рос без прививок, поэтому стал часто болеть, и врачи настоятельно советовали везти его на свежий воздух, в деревню, где лес, вода и здоровая пища.

Из города в деревню
Но как? Старший сын в школе, бизнес процветает — и вдруг всё резко бросить? Тогда она в первый раз призналась мужу: их сын — инвалид, надо решиться на переезд. После получасового молчания, которое Ире показалось вечностью, Володя сказал: «Чтоб таких слов о Владике я больше не слышал». И столько почувствовала она уверенности и надёжности, что поняла: у них, Шиманских, всё получится. Любовь, понимание и огромная вера друг в друга помогут им справиться.

— Все мы, кроме старшего Вадима, по гороскопу Овны, двойняшки родились в год Змеи, зато, наверное, и получается выползать из всех ситуаций. Наша семья всегда жила дружно, проблемы решали сообща, подставляя плечо, чтоб, боже упаси, кто-то из нас не упал. Это легко сказать: уехать из города в деревню, но ради сына мы это сделали. Поселились в Замошье Карпиногорского сельсовета, на родине моей бабушки. Сидеть и горевать времени не было, надо было начинать всё сначала. Завели козочку, со временем хозяйство разрослось.

Наперекор судьбе и уверениям докторов, будто поставленный диагноз — приговор, супруги делали всё, чтоб доказать обратное, в первую очередь самим себе, — поставить Владика на ноги. Ира не понимает и сейчас, откуда она знала, как правильно разминать мальчишку, как делать массаж, наверно материнский инстинкт подсказывал собственную методику, и это придавало силы бороться.

Тяжело смотреть на разницу в развитии двойняшек, когда понимаешь, что до определённого момента оба малыша были здоровы, а потом — пропасть, из которой надо вылезать, таща на себе больного беспомощного ребёнка, когда падаешь от усталости, но надо встать, потому что требующий особого внимания человечек не может сказать и показать, где и что болит.

Деревенские судачили: вот ведь какая, издевается над ребёнком, а она ежедневно, при любой погоде, для устойчивости привязав сына к коляске, таскала по дороге, в горку и обратно, по песку, по щебню. И чётко понимала, если даст себе и ему слабину, пожалеет, заплачет — ничего не добьётся. Сын практически не разговаривал, но всё понимал, терпел. И случилось чудо — спустя два с небольшим года Владик пошёл. Была весна, и вновь канун Светлой Пасхи, и знак — Бог их не оставил. Увидев идущего папу, Владик неуверенно, на носочках сделал несколько шагов ему навстречу, от счастья и удивления отец растерялся. Несколько лет Шиманские не ездили ни на какие процедуры, и когда пять лет спустя приехали в Питер по поводу операции, чтобы поставить ребёнка полностью на стопу, врачи не поверили.

Всё вроде хорошо: вернулись в город, окрепших розовощёких двойняшек определили в садик, старшего в школу, занялись бизнесом. Но через какое-то время у Владика начались эпилептические судороги, повторяющиеся всё чаще, в основном по ночам. Десять лет провела Ирина в забытьи.

— Глаза закрыты, вроде спишь, но постоянно слушаешь его дыхание, чувствуешь лёгкое движение. Два года промучились и поняли, что мой родной город точно не для нас. Володя, как всегда, поддержал: «Скажешь, едем завтра же».

Вновь сельский дом, хозяйство. Мы никогда не запрещали Владику копаться в земле, ходить с нами на скотный двор, трогать руками всё, что ему хочется, — это естественное развитие моторики. Больные детки не в состоянии рассчитать своих сил: беря в руки маленького цыплёнка, могут крепко сжать его, мы учили Владика различать большое и малое, хрупкое и прочное.

Он, как и двое других сыновей, рос в любви и заботе, но излишне его не опекали, не сюсюкали: надо учиться жить, общаться с другими детками, упал — поднимись, напроказил — ответь. И сегодня ребёнок, о котором говорили — ничего из него не выйдет, катается на роликах, мечтает научиться ездить на велосипеде, но это после операции, которую подростку предстоит перенести. Владик пытается петь, танцевать, Виталий занимается танцами, дома частенько репетирует, обучает некоторым движениям братишку.

Для Ирины и Владимира их младшенький — уже не тот слабенький беспомощный ребёнок, они прекрасно понимают, что ему надо учиться дальше, быть ближе к обществу. Сын знает, что не такой как все, но этот позитивный ласковый мальчишка наравне со всеми хочет здороваться за руку с друзьями, играть, заниматься на тренажёрах. Владислав посещает коррекционную школу, ему нравится быть среди людей, и под присмотром опытных воспитателей многое удаётся.

Радуются каждому дню
Думая о будущем детей, в 2011 году Шиманские переехали в Малую Вишеру, купили участок на окраине города, построили дом, однако встала проблема, как добираться до школы, особенно зимой — на санках тяжело, такси нанимать дорого. Занялись строительством нового жилья и разведением живности. Хоть, говорит хозяйка, нет разносолов на их столе, зато есть своя утятина, яйца, сало, которое так любит Владик.

— Ничего бы этого не было, если бы не мой Володя. Не знаю, как бы я без него выжила и как бы сложилась наша с детьми жизнь. Но в то же время, я его не держала, не имела права. Мужчина хочет видеть счастье в доме, а не зарёванную, уставшую, в рваном халате жену — я старалась. За 25 лет мы пережили буквально всё, для меня он великий человек, я до конца дней буду благодарить за него Бога, за то, что мой Володя нас не оставил, всё выдержал, а сколько всего впереди…

Очень сильно испугалась Ира за мужа, когда у него случилась проблема со здоровьем. Да и у самой болячек хватает, смеётся, что даже ростом ниже стала, но добавляет, что всё это ерунда, главное — дети. А если что — уверена, что старшие не оставят Владика.

Понимает и Владимир, что жене нужна передышка: детей поднимали сами, Ира рано осталась без родителей, его отец с матерью — слишком далеко, он от семейных дел может на работе отойти на время, а она постоянно дома. Теперь Ирину нередко можно увидеть на вечерах отдыха, других мероприятиях. Её звонкий красивый голос звучит с разных сцен. Появилось и новое увлечение — танцы.

БратикиШиманские умеют радоваться каждому дню, правда, времени в сутках маловато, мысли-то убегают вперёд. Ира рукодельница, запросто может сшить себе новый наряд, сделать из старой шубейки игрушку, например, лошадку к Новому году. А сколько сделано Снегурок, Дедов Морозов и других персонажей — и всё это вместе с сыновьями. В семье достаток небольшой, но, как Ирина говорит: «Бог дал детей, даст и на детей».

Надо бы купить развивающую осязание азбуку для сына, но можно сделать не хуже и самим: наклеила на картон цифры и буквы из гороха, посыпала крупой — готово.

Недавно женился старший сын, теперь молодая бабушка с радостью ездит в Питер понянчить внука, названного в честь деда Владимиром, мальчонка и похож на него.

Однажды знакомая сказала Ирине: «Когда подрастают здоровые дети, то кажется, сколько проблем! А посмотришь на вашу семью или на другие, где есть больной ребёнок, думаешь, разве у меня проблемы? Как вам удаётся сохранять радость жизни?».

— Я ответила: даже если обидно, больно, тошно на душе, никто об этом не должен знать. Ребёнок-инвалид — это, может, подарок в жизни. Кто-то считает: их бог наказал. Да нет, скорее наградил — семьи, воспитывающие и поднимающие больных детей, больше других знают цену жизни.

Как-то однажды на приёме у врача и она в отчаянье воскликнула: «За что мне это?!». Преклонных лет дама спокойно ответила: «Бог даёт таких детей тем родителям, в ком уверен». Эти слова отрезвили её. Умом она всё понимает, но как же трудно жить в обществе, где зачастую на тебя показывают пальцем, стараются побольнее ужалить.

У Шиманских планы расписаны на год вперёд и даже дальше, и их паровозик с прицепчиками настойчиво движется вперёд, преодолевая спуски и подъёмы.

Светлана БОРИСОВА

Опубликовано в газете 28 ноября

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить