Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Благословенная Вырица

09 : 38    |    21.11.2014

Дождливый день. Суббота. Трасса почти пустая. В Тосно поворачиваем в сторону Гатчины. Мы едем в Вырицу. Километров за пятнадцать до посёлка начинаются сосновые леса, которыми так славится эта местность.

Вырица — это маленький посёлок городского типа, больше похожий на деревню, со своей переменчивой погодой и самобытной природой, свойственной югу Ленинградской области. Какое это красивое, благодатное место! Посёлок утопает в зелени вековых елей и сосен.

И вот мы едем по поселку. То и дело по дороге проскакивают машины. Пешеходов же очень мало: за всё время нашего пути к храму встретились лишь четыре-пять человек. Несмотря на большие деревянные дома справа и слева, возникает ощущение едва ли не безлюдности. Казалось бы, в этот благословенный уголок в субботний день должны стремиться паломники, но пока что на дороге мы одни.

Впечатление пустоты местности вскоре разбивает группа людей на правой стороне проспекта. Несколько машин, женщины в длинных юбках. Дом 49 по проспекту Кирова — это и есть конечный пункт нашего паломничества, храм Казанской иконы Божией Матери и часовня преподобного Серафима Вырицкого.

Одной из главных достопримечательностей здесь является храм Казанской иконы Божией Матери — шедевр XX века, построенный без единого гвоздя. Брёвна храма покрыты особой пропиткой, если чуть снять верхний слой — покажется свежее, словно бы только спиленное дерево. Казанская церковь, став самой высокой шатровой церковью в окрестностях Петербурга, воплотила в себе архитектурные принципы олонецких и вологодских храмов. Создаётся удивительное впечатление лёгкости, узорной изящности, какой-то очень родной «русскости».

Но главная наша цель — часовня, воздвигнутая над могилами преподобного Серафима Вырицкого и его верной спутницы схимонахини Серафимы (в миру — супруги Ольги Ивановны Муравьёвой). Снаружи часовня кажется такой же родной и близкой, как и Казанский храм. Сколько раз я видела её на фотографиях! И вот теперь — воочию: бревенчатые стены с покатой сероватой крышей и узкой «луковкой», увенчанной большим крестом. На фоне высоких сосен часовня выглядит очень уютно, необычно и даже немного сказочно.

Входим в неё. Прикладываемся к могилам старца и схимонахини Серафимы, к надгробным крестам, молимся перед большой иконой преподобного, изображённого в полный рост. Душу здесь охватывают спокойствие, тепло, тишина.

Внутренняя тишина — это то, что явно ощущается даже в фотографиях преподобного Серафима. Мудрый, всепроникающий взгляд, душевная сосредоточенность. И — тишина. Чувство, столь желанное каждому подвизающемуся христианину, ибо оно является следствием глубочайшей духовной работы, и столь же недостижимое для современного горожанина, обременённого бытовыми проблемами и окружённого «кричащим» миром.

Однако вырицкий старец Серафим большую часть своей жизни провёл именно в миру. Там Василий Николаевич Муравьёв (как звали старца в миру) стал на путь внутреннего делания и подготовил себя к будущему монашескому подвигу. Недаром уже через пару лет после принятия им иноческого сана за духовным советом к нему обращались многие из братии Александро-Невской лавры и даже — из иерархов церкви.

Преподобный Серафим — замечательный пример для современного христианина. Преуспевающий коммерсант, создавший своё дело с нуля, щедрый благотворитель, семьянин. Он очень близок нам и твёрдо убеждает своей жизнью в том, что можно подвизаться среди мира, и быть бесстрастным к богатству, и исполнять евангельские заповеди, и подготовить себя к вечности.

На поприще духовника Александро-Невской лавры иеросхимонах Серафим (Муравьёв) пребывал почти три года. Во время многочасовых ежедневных исповедей приходилось подолгу стоять на холодном полу Свято-Троицкого собора. Главный храм лавры в ту пору за недостатком дров не отапливался, и на стенах часто выступал иней.

Постоянное переохлаждение, неимоверные физические и душевные перегрузки (сколько чужого горя принимал на себя старец!) постепенно дали о себе знать, и здоровье отца Серафима резко ухудшилось. Долгое время отец Серафим никому не говорил о болезни и мужественно продолжал служить и исповедовать. Лицо же старца всегда было озарено такой светлой радостью, что никто из братии подумать не мог, что батюшка в то же время терпит настоящую муку. Порою лишь голос его становился едва слышным. Настал день, когда отец Серафим просто не смог подняться с постели.

Благословенная ВырицаНовое испытание — болезнь — принял он с удивительным спокойствием и благодушным терпением, словно очередное послушание от Бога. Не было в нём ни малодушия, ни недовольства. Непрестанно воссылая благодарения Господу, батюшка говорил: «Я, грешный, ещё не этого достоин! Есть люди, которые и не такие болезни терпят!». Время шло, несмотря на усилия врачей, здоровье старца продолжало ухудшаться. Ему шёл тогда 64‑й год. Медики настоятельно советовали выехать из города в зелёную зону. В качестве климатического курорта была рекомендована Вырица. После переезда в Вырицу к врачам он уже больше не обращался, говоря: «Буди на всё воля Божия. Болезнь — это школа смирения, где воистину познаешь немощь свою».

В то время, когда с куполов сбрасывали кресты, тысячами разоряли обители и храмы, Господь воздвиг в Вырице храм нерукотворный, живой — чистое сердце отца Серафима. В истории Церкви не раз случалось, что во времена самых жестоких гонений и упадка веры Господь посылал в помощь людям Своих особых избранников — хранителей чистоты православия. Таким избранником в России 1930—40‑х годов стал святой преподобный Серафим Вырицкий.

Обеспокоенные родные пытались оградить батюшку от излишних встреч, опасаясь за его и без того слабое здоровье, но в ответ подвижник твёрдо сказал: «Теперь я всегда буду нездоров… Пока моя рука поднимается для благословения, буду принимать людей!».

Подражая своему небесному учителю, Вырицкий старец принял на себя новый подвиг. Он молился в саду на камне перед иконой Саровского чудотворца. Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье старца. С началом Великой Отечественной вой­ны старец усилил подвиг моления на камне — стал совершать его ежедневно. Сколько душ человеческих спасли те молитвы, известные только Господу. С первых дней вой­ны отец Серафим открыто говорил о предстоящей победе русского оружия.

Известно, что в самой Вырице, как было предсказано старцем, не пострадал ни один жилой дом и не погиб ни один человек. Молился батюшка о спасении Вырицкого храма Казанской иконы Божией Матери. Николай Иванович, помощник настоятеля храма отца Георгия, который проводил для нас экскурсию, рассказал такую историю. Во время Великой Отечественной храм было решено взорвать, его купол посчитали удобным ориентиром для фашистских самолётов. Но офицер, получивший приказ, вошёл в храм и застрелился, помешав святотатству. Бойцов охватила паника и, не выполнив приказа, они бежали из храма. Тем временем началось отступление, и о взрыве забыли. Так вырицкая церковь была сохранена от уничтожения…

Серафим Вырицкий причислен к лику святых уже в конце XX века. «Приходите ко мне на могилку, как к живому», — завещал батюшка Серафим.

Привлекло наше внимание и кладбище, которое находится рядом с Казанским храмом, где покоятся некоторые духовные чада отца Серафима Вырицкого. Могила с обычным деревянным крестом, надпись гласит: «Схимонахиня Варвара. 1907—1999». Это место упокоения замечательной старицы нашего времени, к которой приезжали за духовной помощью страждущие со всех уголков России, из Болгарии, Греции, Иерусалима. Всё, чему блаженная Варвара учила приходящих к ней людей, она исполнила в своей жизни, — жила просто и смиренно, памятуя о вечности и не размениваясь на услады земного пути.

Могила ещё одной местной старицы тоже находится теперь на погосте Казанского храма. 6 октября 2012 года с вырицкого поселкового кладбища сюда были перенесены честные останки блаженной Наталии (Евстигнеевой). Сейчас при храме ведётся сбор воспоминаний о жизни и свидетельств благодатной помощи старицы для подготовки возможного её прославления. На могилу блаженной Наталии и ныне приходят за духовной поддержкой и молитвенным предстательством.

Территория вокруг Казанского храма в Вырице — как островок. Здесь и детская площадка, с которой звучат задорные юные голоса, и гостеприимная трапезная с очень вкусным обедом, и скамейки, на которых можно отдохнуть и полюбоваться замечательными видами. Островок, оторванный от современной стремительной, бурлящей, клокочущей страстями жизни, освящённый пребыванием и молитвенным подвигом преподобного старца Серафима.

Из Вырицы не хочется уезжать: благословенное место притягивает сердце. В памяти надолго останутся неповторимые картины Вырицы, подкреплённые сделанными там фотографиями, и то непередаваемое ощущение, которое возникает только в святых местах.

Марина ПЕТРОВА

Опубликовано в газете 21 ноября

Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить